Red Zone

Объявление


Добро пожаловать!

Уважаемые игроки и гости форума, наша долгая реконструкция завершилась, и мы рады снова приветствовать новых игроков. Просим обратить внимание на изменения в сюжете: была добавлена новая локация - будущее, в котором привычный нам мир изменен, и жители иного мира спокойно сосуществуют с людьми.


Время в игре:
21-31 августа 2023 года / 21-31 августа 2045 года
Температура днем до 25 градусов по Цельсию, ночью около 14.

В ночь на 27 августа 2023 года - шторм!
Красная зона значительно опустела: жителей стало гораздо меньше. Шторм оставил после себя множество разрушений и потерь. Пострадали не только люди, но и ашены.
В Красную Зону прибывают военные. Грядут новые порядки!

События, происходящие в городе, обсуждаются.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Red Zone » Отыгранные эпизоды » Второй раз, как первый раз


Второй раз, как первый раз

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Дата: 15 августа 2023 года
Место: Красная зона
Участники: Ричард Грант, Иден Треджер (порядок соответствующий)
Краткое описание: Не было печали, купила баба порося. День за днем Ричард познает этот новый замкнутый мир, причем не в лучших красках. Сначала эта стычка с ашеном в баре, что теперь готовит ему жизнь?

0

2

Внешний вид

Одет: Джинсы, заправленные в берцы. Черная борцовка. На руке кожаный плетеный браслет.
С собой: Вальтер P99 с полным магазином.

За окнами уже начало темнеть, и Ричард решил, что пора бы топать, так сказать, домой. В этот небольшой домик, к которому бывший полицейский быстро привык. Там было даже комфортно по сравнению с армейскими палатами. У него была собственная комната, с двуспальной мягкой кроватью. Телевизор. Свой сейф. Жаль, собственного холодильника не было, иначе бы это место можно было назвать раем. 
Ричард махнул рукой бармену, ставшему практически другом в этом месте, где кроме брата никого и знакомых не было.
- Пора мне этого мелкого долбоёба загонять в кровать, - пояснил свой ранний уход мужчина. Ему было хорошо. Работать толком не надо. Его подопечный был настолько способным, что от человека ничем не отличался. Он не пил кровь, которую ему привозили. Вел себя тихо. Так, что Ричард периодически забывал об осторожности рядом с ним. Ругал себя потом, конечно.
Один раз он даже притащил бухло домой и выпивал со своим мальчишкой, делясь всякими армейскими и служебными байками. Наверное, с ним было нелегко с одной стороны. Ведь Ричард был хамоват, грубоват, да и вообще был воякой в полном смысле этого слова. Зато он давал много поблажек, потому что ему было, честно-то говоря, похер на то, что там творит подопечный в его отсутствие.
За спиной захлопнулась тяжелая дверь бара, и полицейский вдохнул свежий воздух. Он здесь пах океаном, это было прямо как на курорте. Ричард пошарился по карманам, доставая сигаретку и зажигалку, прикуривая, и лениво спустился  порога. Убрал зажигалку в карман и глубоко затянулся. Сизый дым клубами повалил изо рта, и мужчина даже попытался изобразить «колечки», но это откровенно плохо получалось. Зато забавно и настроение повышает.
Усмехнувшись, шатен побрел по дороге, тяжело шагая по камням тропы своими громоздкими берцами. Здесь было как в деревне – тихо, только какие-то одинокие чайки летают и смешно крякают. Освещение только фонарями. Ведь высокие стены загораживали красивый закат. Ричард усмехнулся, с чего это на него накатило романтическое настроение? Секса, наверное, не хватает, не иначе. Других предположений даже не возникло.
Насторожил Ричарда какой-то шорох, как будто кто-то сидел в кустах и следил за ним. Мужчина резко обернулся, но никого не увидел. Улица была пустынная, ни души, как говорится. Он продолжил свой путь, но не успел сделать и пары шагов, как снова раздался хруст веток. Шатен замер на месте, открывая свою кобуру, положив ладонь на рукоять верного оружия. Он пытался видеть затылком, ведь нападут, вероятно, со спины. Сигарету он зажал в зубах, гнусно усмехаясь – сейчас слетит чья-то башка.
Только одного не учел бравый солдат. То, что нападение может пройти не как у людей – не с лица, не со спины и даже не сбоку. Атакующий не полз по земле. Он сидел на дереве и караулил свою жертву, вырвавшись как-то из-под опеки своего надзирателя. Мощный удар со спины, и Ричард даже не успел достать свой Вальтер. Боль пронзила позвоночник, который чудом не переломился под весом нападающего – благо тот был легковесным, как и все ашены.
- Блядь! – только и успел вскрикнуть мужчина, падая плашмя в пыль дороги. Рефлексы подсказали ему, что надо прятать шею там, где проходят жизненно важные артерии, ведь это был кровопийца. Он успел поднять руку, и тут же ощутил нестерпимую жгучую боль в своем предплечье, куда впился этот гаденыш с такой невероятной скоростью, что диву даешься. И это омерзительное чувство. Как будто заработал насос, с огромной силой вытягивающей кровь из руки Ричарда, что та даже онемела.

Отредактировано Ричард Грант (2013-07-02 22:25:01)

+2

3

Внешни вид

Черные "тактические" брюки, черная майка, хлопоквая рубашка в бело-синюю клетку, высокие шнурованные берцы, часы, жетон на шее. В наплечной "оперативной"  самозаряжающей кобуре - Кольт М1911.

Иден вышла из домика и полной грудью вдохнула. Воздух был свеж и ароматен, каким он бывает только в короткие мгновения заката, когда солнце тонет в расплавленном золоте умирающего дня. Конечно, она не видела заката, стены прочно скрывали от нее эту картину, полную неописуемой красоты, но точно знала - сейчас именно то время. Вздохнув второй раз, девушка спустилась с крыльца и пошла по усыпанной гравием дорожке, намереваясь немного прогуляться. Как-то исторически сложилось, что именно прогулки в вечерних сумерках наилучшим образом разгружали ее голову, где мозг успевал вскипеть уже к полудню. Особенно сильно она полюбила закаты в Ираке - необычайной красоты зрелище, гарантировано не прерываемое воплями с минаретов. И сейчас Иден остановилась, задрав голову, поглядела на небо, окрашенное яркими красками и поняла, как сильно она устала. Ее подопечные, умаявшись с ней за световой день, занимались своими ашенскими делами, а Иден... у Иден дел не было. Никаких. Вообще. От слова "совсем". Как не было и отдыха, за исключением редких этих прогулок, если удавалось выкроить для них тот час, когда день встречается с ночью.
Треджер стояла на дорожке и смотрела вверх, смешно и как-то по-детски задрав голову, до тех пор, пока яркие сполохи не растворились в темнеющих небесах и пока не затекла шея. Потирая ее, Треджер опустила взгляд и краем глаза заметила в кронах растущих неподалеку деревьев какое-то движение. Иден резко развернулась, но рассмотреть ничего не смогла. Должно быть, почудилось, решила она, или птица какая-нибудь.
Где-то поблизости послышались шаги и понесло сигаретным дымом. Треджер огляделась и заметила идущего по одной из дальних дорожек мужчину. Дорожка вела к бару и Иден на секунду позавидовала  этому человеку - довольный, должно быть, отдохнувший и навеселе, он шел домой отсыпаться или продолжать кутеж в узком кругу. Себе же Треджер подобного позволить не могла - двое надзираемых начисто лишали ее возможности хоть на секунду потерять ясность мышления.
Где-то рядом опять зашелестела листва. Коротко и тревожно. Иден огляделась и снова ничего не увидела. Только мужчина    вдалеке остановился зачем-то, рука неизвестного потянулась к кобуре и Иден напряглась. Неужели парень допился до зеленых чертей и начнет палить в белый свет, как в копеечку?
Того, что произошла дальше, Иден представить себе не могла. Что-то темное свалилось на мужчину сверху, опрокидывая того в дорожную пыль и с жутковатым воем вжалось в поверженного соперника. Ашен! Это был чертов ашен, взбесившийся от голода и удравший от растяпы-надзирателя погулять. 
Ноги сами понесли ее к корчившимся в пыли фигурам. Доставать оружие и стрелять в голову ей не пришло - в сумерках невозможно было отличить одно тело от другого - так плотно они сцепились, а облегчать ашену охоту, убив коллегу, Треджер не хотела категорически. Да и как было стрелять? Оба они, парень и ашен, двигались - прицелиться не было никакой возможности.
Первый и увесистый с разбегу пинок в ребра существа эффекта не произвел - тварь вцепилась намертво. Иден попыталась было оттащить нападавшего, но тщедушное с виду тело оказалось цепким и бросать добычу ашен не хотел. Более того, ашен брыкался. А еще рычал и рвал жертву с остервенением, коего Иден не видела у этих существ никогда. Оно было голодно и голод, видимо, придавал ему силы, но лишал разума. Ведь первое, чему учили ашенов - это четкая логическая последовательность "нападение на человека - смерть". Но, видимо, этот ашен срать хотел на логику. Или решил, что человеков много, все они на одну рожу и одного точно долго не хватятся. Или хрен его знает, что он там решил, это уже не имело значения.
Обхватив левой рукой существо поперек груди, Иден потянулась правой за пистолетом. Она ощущала, как неистово бьется сердце ашена в его тщедушной грудной клетке, чувствовала, как сокращается горло с каждым глотком - глубоким, алчным. Она знала, что должна дотянуться. У нее просто не было выбора. Упершись коленом в землю, практически повиснув на нападающем, Иден прижала к себе существо, что было сил. Правая рука обхватила рукоять пистолета, палец сам нащупал предохранитель. Не без труда девушка продвинула ствол вниз, досылая патрон в патронник, мысленно поблагодарив всех богов разом за изобретение самозаряжающей кобуры, и достала свой последний аргумент в этой ужасной сцене.
Холодный металл уперся в висок существа, кольт коротко рявкнул, ударил в ладонь. В воздухе запахло порохом, кровью и чем-то еще, ужасно неаппетитным. Шея и рука Иден оросились горячей и вязкой жидкостью.
Отпихнув в сторону обмякшее тело,  Иден склонилась над мужчиной и первое, что она увидела - внушительная кусаная рана, из которой толчками выливалась кровь. Отложив пистолет и рывком сняв с себя рубашку, девушка зажала ею рану. Ткань быстро окрасилась алым.
- Эй, вы в порядке? Слышите меня?

Отредактировано Иден Треджер (2013-07-03 00:33:05)

+3

4

Адская боль оглушала и ослепляла. Человеческие инстинкты самосохранения подсказывали совершенно ненужные вещи. Они твердили о том, что нужно замереть – тогда боль станет меньше. Ашен ведь не драл его, как собака или любой другой дикий зверь. Он просто впился клыками в плоть и сосал кровь, насыщаясь. Но замирать было нельзя. Нужно было свалить с себя эту мелкую назойливую тварь, пусть это и грозило рваными мышцами дорогой Ричарду правой руки.
Он мощно взбрыкнул, рассчитывая на то, что мелкий уродец слетит с него, прокатившись по пыли дороги. А там уж все ясно. Там Ричард уже успеет дотянуться до расстегнутой кобуры. Левая его рука также прекрасно слушалась, как и правая, если дело касалось оружия. Привычного и излюбленного Вальтера.
Но не тут-то было, хера-с два, как говорится. Ашен так крепко вцепился в его тело, что напоминал клеща, что с каждой секундой только глубже вбуравливается в плоть своими мощными челюстями. Нужно было что-то делать. Что-то придумать. Это было очень, блин, трудно, особенно, когда лежишь, уткнувшись мордой в каменистую тропу, а сверху какой-то психованных подросток с невероятной просто силой вжимает тебя в эту пыль, заставляя буквально заглатывать ее.
Да, в такие моменты начинаешь четко понимать, как плохо недооценивать противника, который выглядит так премило. Все эти худосочные мальчики и девочки, с изящными косточками, которые, кажется, вот-вот сломаются от легкого дуновения. Такие бледные, как будто их совсем не кормят, и они скоро рухнут в обморок. И вот на тебе, Ричард Грант, получи за свое дурацкое умиление. Этот сучонок сидит сверху, нагло жрет тебя, а ты даже подняться не можешь, хотя весишь больше восьмидесяти килограмм. И тебя зажал подросток.
Военный мозг придумал новую тактику, и Ричард замер. Он расслабился, позволяя ашену насладиться победой. Пусть тоже расслабится, потеряет хватку, пусть думает, что справился с человеком. Через пять секунд Грант рванет, с силой перевернется на спину, подминая этого зарвавшегося урода под себя, пусть это и грозило вывихнутой рукой, которая и так уже ныла от неудобного положения и потери крови.
Но этого сделать не удалось. Мужчина сквозь шум в ушах услышал чей-то бег, явно направляющийся в их сторону, и последовал мощный удар, скорее всего пинок – рассмотреть он точнее не мог из-за своего бедственного положения. Только хер и это помогло. Тело ашена качнулось вместе с ним, вновь разорвав своими гребаными клыками какую-то мышцу. Так, что Ричард уже мысленно попрощался с работоспособностью оной на недели две точно. Чье-то хриплое дыхание, возню за своей спиной, знакомый до боли щелчок предохранителя… «Главное, не в меня», - успел подумать шатен, и раздался оглушающий выстрел, от которого в ушах зазвенело.
Если бы выстрел не был заглушен мягким телом ашена, наверное, его бы даже контузило на миг, так близко это произошло. Конечно, бывший полицейский привык к тому, что рядом доносятся выстрелы, но не прямо в затылок же! Нападающий обмяк, и таинственный спаситель оттащил его тело.
- Гребаная тварь, блядь, - только и смог выдохнуть «очаровашка» Рич, кое-как разгибая руку, которая уже была просто в неестественной позе загнута назад. Зато шея целая. И то плюс, - Да, в порядке… в полном, - усмехнулся мужчина,  пытаясь медленно принять сидячее положение и с интересом рассматривая свою разорванную руку. Да уж, это американская традиция, в ситуации любой сложности спрашивать про «порядок». Спаситель стянул с себя рубашку и прижал к кровоточащей ране, и только тогда шатен понял, что тут было не так. Это была женщина. Блядь, его спасла женщина! Конечно, он видал армейских баб, но как-то со стороны. А тут… Отважно бросилась, отвесила нехилый пендель, да еще и застрелила, как младенца на руках.
- Если поцелуешь меня, буду в еще большем порядке, - усмехнулся Ричард, который, кажется, даже при смерти будет обращать внимание на медсестер и женщин-патологоанатомов, которые его будут окружать. Он поморщился и стянул ремень с джинсов левой рукой, с помощью верных крепких зубов продел конец в железную скобу и засунул руку в получившуюся петлю, - Будь другом еще раз, затяни как следует, пока я не кончился, - усмехнулся мужчина, не теряя расположения духа. Куда уж тут! Женщина! И спасла его! Никакого стыда Ричард не чувствовал, только какое-то восхищение этой железной леди.

+2

5

- Я тебя поцелую. Потом. Если захочешь, - отшутилась Иден фразочкой из какого-то старого иностранного фильма, который смотрела лет сто назад и название которого вспомнить ни за что бы не смогла. Да и не важно это сейчас было. Отрадно, что пострадавший сохранил чувство юмора, но проблема была в другом - ашены кусались, как сволочи, а конкретно эта особь, что пораскинула мозгами сейчас на одной из прогулочных дорожек зоны, не церемонилась вообще. Это и смущало Иден.
Осторожно,  чтобы не причинить еще больше боли, Иден забрала ременную петлю у незнакомца и потуже обмотала рану рубашкой, закрепив ее завязанными рукавами. Только после этого девушка затянула импровизированный жгут чуть выше ранения, правда, со второй попытки, первая провалилась - гладкая кожа ремня была скользкой, а окровавленные руки слегка дрожали, выплеск адреналина начал сказываться. После посмотрела на часы, отметив время. Это было важно. Чертовски важно.
После чего, подняла с земли пистолет, поднялась сама и протянула руку незнакомцу, чтобы помочь встать и ему.
Держа оружие наготове, девушка подошла к ашену и без всякой почтительности пнула тело ногой, переворачивая и проверяя, достаточно ли он мертв. Откинувшийся навзничь ашен походил на куль с тряпками, голова существа, изуродованная выстрелом в упор, не оставляла поводов сомневаться в том, что жизнь покинула это тело вместе с кусочками мозгового вещества, разбросанного на метр вокруг.
- Тварь, - прокомментировала Иден и едва сдержалась, чтобы не пнуть еще раз. Но времени на  злость не было. Это все накроет ее потом. Мысли, навязчивый самоанализ, ненужные аналогии и воспоминания. Для этого будет и время, и место, и причина. А сейчас нужно было действовать.
- Ты идти можешь? - девушка повернулась к своему спутнику, - Нам бы побыстрее двигать задницами в сторону медчасти, не хватало еще, чтобы ты тут от старости умер.
Иден попыталась пошутить, но шутка вышла невеселой, потому как шутить Треджер не умела хронически. ее мутило от одной мысли о предстоящем. Медчасть в тюрьме была, разумеется, оборудованная и чистая, и врачи даже были. Хорошие, а не коновалы какие-нибудь. Однако, о попадании в больничку доклад шел сразу наверх, а это, в свою очередь, грозило  допросом с пристрастием, написанием кучи рапортов, объяснительных и прочего хлама с занесением в личное дело.
Укушенного основательно осмотрят, разве что не залезут в задницу по локоть и аутопсию не сделают, а на тебя, убивца ашенов, натравят херову тучу психологов, дознавателей и прочих специалистов. И пока один будет кадрить красоток в беленьких шапочках и с очаровательно надутыми губками, вторую будут насиловать в хвост и в гриву бюрократической секс-машиной. И потому Иден, в  больницу шла неохотно - не любила она лишнего трепа. С одной стороны, взялась помогать, так помогай до конца. Но как же ей претила вся эта возня.
-Ну что? - Треджер посмотрела в глаза укушенному мужчине, - готов проследовать к красоткам в белых халатиках? Могу устроить.

Отредактировано Иден Треджер (2013-07-03 22:35:49)

0

6

Ричард, кряхтя, поднялся с земли, не пренебрегая помощью подбежавшей вовремя девушки. Она его, по-честному-то, восхищала и вдохновляла. Как-то не было среди его сослуживцев таких знойных дамочек, все женщины, что работали в полиции и при тюрьмах обычно ограничивались должностями секретарш, да так называемых офицеров, в реальности выполняющих роль «подай-принеси-отвали-не мешай». А тут самая настоящая военная баба, никаких туфелек и этой противной губной помады, которой Ричард уже наелся вдосталь за свою жизнь, только берцы, только хардкор. Нет, конечно «девочки-припевочки» были по своему хороши. Например, они косели от второго тумблера виски, а после третьего из ноги сами волшебным образом разъезжались, но уважения от этого явно не вызывали.
- Я вроде не на руках пришел, - усмехнулся шатен. У него тоже юмор был специфичный, грубоватый, поэтому шутку спасительницы он понял и оценил. Наверное, это была общая беда армейских людей.
Оказавшись на двух ногах, как и положено Хомо Сапиенсу, надзиратель пошатнулся, концентрируя моментально расплывшееся зрение. Он сделал глубокий вдох, чтобы насытить мозг кислородом, проморгался, и потопал по направлению к больнице, чуть придерживаясь за плечо девушки. Он не опирался, только положил свою широкую ладонь ей на ключицу, чтобы избежать возможности споткнуться или того, что голова закружится от потери крови.
- А ты подержишь меня за ручку, когда мне будут делать больно? – хрипло проговорил бывший полицейский, усмехаясь. Главное ведь, это не терять самообладания и хорошего настроения. Рядом с такой женщиной, этого было невозможно сделать. Ричард скосил взгляд, мельком пробегаясь по чертам лица и фигуре невольной собеседницы. Ничего так, красивая даже. Черты лица волевые, строгие. Даже шрамы ее ничуть не портили, зато наводили на кое-какие мысли.
- Из горячей точки? – предположил Ричард самый логичный вариант. Тут все были служивыми, но не все обзавелись такими «украшениями». Потому что обычная армия – это обычная армия. Вот сам Грант там практически отдыхал. Особенно когда время прошло, и он перестал теряться. Да и выправка девушки говорила за себя, подстрелила мальчика, такого маленького на вид, совершенно не задумываясь. Как будто ей отдали приказ – убивай.
- Ты не ссы… Тебя долго мучить не будут, - тяжело вздохнул мужчина, морщась от этой беспрестанной боли в руке. Она пульсировала с каждым толчком крови. И это было омерзительно. Онемела ведь, сука, перетянутая самодельным жгутом, а все равно болела. Вот не падла ли? – Особенно, если сегодня начальник на месте. Скажу, что ты мне жизнь спасла, как есть. Они отстанут. Больно надо этих тваренышей мелких считать. А вот тому, чей этот ублюдок, завтра попадет… - усмехнулся Ричард, - А потом у меня швы снимут, я ему самому голову откручу…

+1

7

- Я даже подую, если будет щипать, - пообещала Иден и всем своим видом демонстрировала готовность исполнить это обещание. Закатное небо сменило цвет на ночной азурит и откуда-то с востока подул легкий ветер. Они шли молча, только камушки тихонько шуршали под подошвами армейских ботинок. Горячая ладонь обжигала кожу Иден, равно как и взгляд ее невольного спутника.
- Из горячей точки? - его вопрос прервал возникшую было паузу.
- Ирак, - голос Иден прозвучал глухо, щека ее дернулась, словно от резкой боли. Услужливая память сразу как-то подкинула внутреннему взору те картины, какие  девушка пыталась забыть. Она тряхнула головой, отгоняя навязчивые видения и не без труда вернулась в реальность, стараясь осмыслить все сказанное ее собеседником после. Молчание снова затягивалось. Треджер открыла было рот, чтобы что-то сказать, как вдруг осознала, что прослушала, занятая распугиванием своих призраков. Садиться в лужу, ляпнув что-нибудь невпопад не хотелось и потому девушка просто захлопнула рот, предпочтя показаться нелюдимой, нежели идиоткой.
От необходимости отвечать ее избавило показавшееся за поворотом здание госпиталя - серое, как почти все в зоне, с массивной дверью и пандусом у приемного покоя.
Внутри было светло, молоденькая медсестричка, не стесняясь, запоем читала карманного формата книгу с полуобнаженной парочкой, застывшей в пароксизме страсти на мягкой обложке, а дневальный, он же охранник, растянулся в мягком кресле и смотрел новости, но оба они вскочили и округлившимися глазами уставились на пришедших.
А посмотреть и правда было на что- мужчина под безжалостным светом люминесцентных ламп казался бледным, как покойник, рука его была замотана белой тряпкой, пропитанной кровью, а в одежде застряли какие-то ошметки. Его спутница была не менее живописна - растрепанная, залитая кровью от подбородка до пояса, с окровавленными же руками, одна из которых сжимала пистолет.
- Ну что, будем лечить или глазки строить? - низковатый голос Иден привел в чувство медсестру и та засуетилась.
Сразу откуда-то понабежала куча народу в белых халатах, чьи-то руки потянули Иден в сторону от пострадавшего и его рука покинула пост на ее плече, заставив Треджер немедленно об этом пожалеть. Чей-то голос спрашивал у девушки, где у нее болит - Иден только мотала головой. Кто-то осторожно попытался забрать у нее пистолет и надзирательница нервно отдернула руку, отправляя ствол обратно в кобуру.
- Да не ранена я! - рявкнула она на весь холл, - Он ранен. Я в порядке!
Треджер грубо схватила медсестричку-библиофилку за плечи и развернула в том направлении, где стоял виновник всего этого переполоха, но его уже окружил не меньший сонм белых халатов. Девушка разжала руки, заметив, что оставила на белоснежной форме испуганной подобным выпадом медсестры две кровавых пятерни.
- Извините, - сдавленно проговорила Треджер, опустила руки и позволила медсестре себя увести.
Вернулась она уже через десять минут. Отмытая, переодетая в мешковатый зеленый хирургический костюм, пожертвованный той самой любительницей литературы - девушки были почти одного роста. Испачканную в крови одежду и берцы Иден несла в мусорном пакете, ибо ничего лучше в ординаторской не нашлось. Шлепая по полу босыми ногами, Треджер нашла смотровую палату, куда увели ее спутника и с совершенно невозмутимым лицом уселась напротив большого окна, смотревшего в коридор.

Отредактировано Иден Треджер (2013-07-06 19:04:33)

+1

8

Ух, боевая девка! Ричард аж присвистнул, услышав место, где действительно воевала девушка. Да она была покруче вареных яиц, потому что даже он, мужчина вроде как, не смотря на свой срок службы и дальнейшую службу в полиции, таких опасных мест не видывал. Как говорится, пороха еще не нюхнул. Восхищение данной дамочкой только возросло, Ричард даже на время забыл про то, как ему больно и плохо. Но только на время.
Это ощущение вернулось, когда они дошли до больницы. Клиники Ричард, как и все нормальные мужики, не любил. Там столько клевых баб в белых сексуальных халатиках, но все они норовят поставить тебе клизму. Это вызывало когнитивный диссонанс и совсем не радовало.
Медсестренка на ресепшене вообще вела себя странно. «Наверное, новенькая», - решил мысленно шатен, потому что уж тут-то, в Красной Зоне, должны были привыкнуть все к тому, что тут убивают, ранят, травмируют, рвут, даже жрут и насилуют каждый день. Пробыв в лагере всего ничего, Ричард уже понял это по каждодневным новостям в баре – от посетителей и самого бармена.
- Что ж тебя, маленькую, на ночную-то поставили? – усмехнулся мужчина, - Где хирургическая палата? Заштопайте меня уже, только без слез и паники, вы, еб вашу мать, серьезная организация, - это даже забавляло. Сам раненый командует врачами. Ричарду понравилось. Он усмехнулся, махнув здоровой рукой девушке, что спасла его, мол, все в порядке, не злись, и их растащили по разным кабинетам.
Вот уж тут наступило это самое легендарное «несладко». Одежду на нем разрезали, чтобы не тревожить больную руку, отлепили эту самодельную повязку, что уже было больно. А еще, гады, не давали спирта выпить для обезболивания и храбрости. Ну, ведь есть же, чего жадничаете? Залили зато какой-то ужасно едкой штукой открытую рану, отчего у Ричарда в глазах помутнело, но чьи-то заботливые руки моментально сунули ему под нос вату с нашатырным спиртом (уж лучше бы обычного дали).
- Может вам прилечь, мистер Грант? – пропел нежный голосок.
- Нет уж, резиновые ослики умирают стоя, - прокряхтел мужчина, вдыхая отрезвляющий аромат и сжимая зубы до скрипа, пока какой-то из садистов обкалывал его руку новокаином, снимал жгут, спуская застоявшуюся кровь, и накладывал новый, уже медицинский.
Ричард первое время даже с интересом смотрел на то, как ловко орудует иглой хирург. Все же хорошая тут клиника. Хотя и спирта не дали. И закурить не дали. Вот и сиди, как дурак, пока тебе все это зашивают. Долго и скучно. Надо было все-таки прилечь, чтобы поспать в процессе. Когда же все швы были наложены, сверху еще чем-то намазали и крепко забинтовали, подложив какую-то хрень, чтобы впитывала кровь.
О палате Ричард и слышать не хотел:
- Чего? Вот я еще с царапинами не лежал в больнице. Сам поменяю ваши сраные повязки, если надо будет. Нету у меня времени разлеживаться тут, мне надо учиться стрелять с левой руки, - усмехнулся шатен, поднимаясь со стула и топая в коридор, - Чего еще? Не надо мне никакого халата, че я баба что ли, чтобы сисек своих стесняться. Дойду до дома и так, - отмахивался от назойливых лекарей солдат, привыкший больше к полевой медицине. Она была проще и понятнее.
В коридоре ждал еще один сюрприз. Та самая спасительница.
- Оп-па, ты все еще здесь? Волнуешься что ли за меня? – усмехнулся бывший полицейский, - Или услышала мои мысли и пришла спасать меня теперь от эскулапов?

+2

9

Иден сидела, выпрямив спину и сложив руки на коленях, как примерная девочка, и наблюдала за тем, как менялось выражение лица спасенного ею коллеги, как работают врачи, как суетятся медсестры. Это была фишка сержанта первого класса Треджер - постоянный контроль за всяким делом, которое она начала, а связанное с контролем наблюдение за работой людей успокаивало нервную систему Иден получше всяческих таблеток. Вот и сейчас скупые и уверенные жесты врачей убеждали девушку в том, что ровная и стройная система мироустройства не летит ко всем чертям, что все будет хорошо. Да и чего греха таить, Треджер откровенно любовалась мужчиной, в обществе которого так неожиданно оказалась час назад. Он был ей приятен. Не заныл, не расклеился, когда ашен нанес ему без преувеличения серьезные раны, не вздумал выпячивать свое эго, узрев, что его спасла женщина и не отпустил ни единого скабрезного и скользкого замечания в ее адрес. Уже одно это возносило пострадавшего до небес в личной табели о рангах сержанта. В последние годы она редко встречала мужчин, знакомство с которыми не разочаровывало ее в первые пару-тройку часов. Растяпы, нытики, маменькины сынки встречались с завидным постоянством, впрочем, навязчиво и неестественно брутальные мачо с их откровенно сексистскими замашками встречались не реже. Этот не был похож ни на первых, ни на вторых и потому заслуживал самого пристального внимания.
Пострадавший, уже заштопанный и перевязанный, вышел из палаты и Иден встала.
- Думаю, что с эскулапами ты бы управился и сам, - она легко улыбнулась одними только уголками губ, - Я лишь хотела убедиться, что они все сделают правильно. Ничто так не стимулирует к работе, как стоящий за спиной надсмотрщик с кнутом в руках, верно?
Ее взгляд скользнул по фигуре незнакомца и остановился на кипельно-белой повязке - аккуратной, достаточно плотной и не оскверненной кровью. Почему-то это зрелище поставило в ее мозгу точку на происшествии и Иден поняла, что сегодня она вернется домой и уснет с чувством выполненного долга. Или не заснет, потому как в мозгу ее отметилась не только повязка, но и достойное более пристального внимания тело собеседника. Но эти мысли Иден разогнала пинками по самым темным закоулкам своего разума, искренне полагая, что сейчас и здесь для них не время и не место.
- Иден Треджер, - девушка протянула руку собеседнику, посчитав, что представится все же стоит. Тем более, что имя спасенного было необходимо ей для написания рапорта, не говоря уже о том, что ей было попросту любопытно знать, с кем ее свела судьба.

Отредактировано Иден Треджер (2013-07-07 16:25:25)

+1

10

При его появлении девушка моментально встала. В этом нелепом белом халате, пожертвованном явно кем-то из врачей. Вот уж, блин, санитария. А то, что он сам был в пыльных джинсах, заляпанных собственной и чужой кровью, это не считалось. Хотя с другой стороны даже хорошо, что до трусов не раздели. Не любил Ричард врачей, ой, как не любил.
- Точно, - отозвался своим низким голосом надзиратель, усмехаясь, - Уж пряников они точно не заслужили.
Он обернулся, пару секунд наблюдая за тем, как старательно медсестрички оттирают его кровь со стола. Они все еще были взволнованы и шептались о чем-то. Ричард даже начал подозревать их в нехорошем. Например, в том, что им доставляет удовольствие это странное возбуждение от вида покалеченных жертв. Их, должно быть, немало обращалось в течение недели или месяца.
Обернувшись обратно к спасительнице, бывший полицейский протянул в ответ руку, осторожно пожав кисть шатенки. Не потому, что он боялся причинить ей боль или считал хрупкой барышней, не могущей выдержать нормального рукопожатия. Просто именно правая рука была травмирована. А подавать левую было каким-то дурным тоном. Ричард не знал почему, но это как-то с детства въедалось в головы парней.
- Ричард Грант, - представился в ответ мужчина, - Но лучше просто Ричард. Ненавижу, знаешь ли, фамильярности.
Надзиратель пару раз проговорил про себя имя своей собеседницы, чтобы запомнить надолго. А то завтра проснешься после шока произошедшего, и забыл напрочь как зовут эту бравую девушку. Это было бы крайне обидно. Ведь Ричард чувствовал себя теперь в некоем долгу перед Иден, она как никак жизнь ему спасла.
- Пошли отсюда. На меня навевает уныние вид их кипельно-белых стен, - фыркнул шатен, откидывая с лица волосы.
Он совершенно не заметил, как оценивающе посмотрела на него девушка. Все же он не был профессиональным Казановой, чтобы даже в такой ситуации искать восхищения женщин. Да и если бы заметил, счел бы это очередным беспокойством, типа, вдруг на нем были еще какие-то ранения, не замеченные ранее.
На выходе из здания, Ричард неуклюже достал из кармана помятую пачку сигарет, прикуривая, едва отворилась большая дверь клиники. Наконец-то, можно было расслабиться за вредной привычкой. Ночной ветерок приятно охлаждал разгоряченное тело. Подумав, бывший полицейский расстегнул свою кобуру.
Если на улице гуляют еще эти твари, они могут почувствовать запах его крови под повязкой, щедро залитой медикаментами. И тогда набросятся снова. Ричард не должен был пропускать этого момента. Один раз лохануться, еще куда не шло, но два уже переходит в систему. Неприятную систему, надо сказать.
- Иден? – чуть усмехнулся Ричард, скосив глаза на девушку, - Не хочешь завтра со мной на свидание сходить? В местное стрельбище, - в этом была капля иронии. Потому что свидание все-таки никак не вязалось с местом, где все палят по нарисованным мишеням в наушниках. С другой стороны, мужчина хотел компании этой девушки и не скрывал этого.

+1

11

Вот уже несколько лет Иден Треджер считала, что удивить ее невозможно. От слова "совсем". Но Ричард удивил ее. Сумел.
Стоило ему представиться и девушку как ледяной водой окатили. Грант? Не самая популярная фамилия, надо сказать. Даже в той дыре, что представлял из себя миротворческий корпус в Ираке, и где было каждой твари по паре и более, (даже Треджеров было четверо!) Грантов она не знавала, а это показатель. Неужели, родственник Того-Самого-Гранта? Начальника, к которому Иден относилась с неизменным уважением, как к адекватному и вдумчивому командиру, и с которым, тем не менее, держала дистанцию, чья величина всегда определялась зазубренным еще в армии Уставом и принципом удаленности от командования и приближения к кухне. И тут на тебе, еще один Грант. Даже внешне чем-то похожи, если приглядеться. И она помешала ашену этим самым Грантом подзакусить. Весело, одним словом.
Не успела Иден оправиться от первого удивления, на голову ей ухнуло второе, но уже больше похожее на ушат с кипятком. Он пригласил ее на свидание. В тир.
Нет, приглашение в тир, само по себе, считалось тут вполне адекватным времяпрепровождением, но чтобы там назначали свидания, Иден не слышала. Да и тот факт, что этот мужчина искал общества Иден, был для сержанта чем-то из ряда вон выходящим. Как правило, мужчины  обходили ее стороной. Как объяснял ей один из бывших коллег - мужчины просто не знали, как ее воспринимать. Иден на равных работала с ними, на равных же палила в тире, не уступала им ни в питие спиртного в барах, ни в виртуозном владении ненормативной лексикой, не отказывалась перекинуться в картишки и, бывало, укладывала некоторых на лопатки в дружеских спаррингах. Она была "своим парнем", "бро с сиськами" и даже "мужиком со стальными яйцами", но никак не вязалась в их представлении с представительницами прекрасного пола, за которыми можно ухаживать. Были, конечно, и те, кто видел в ней женщину, но они сами отсеивались, опасаясь нарваться на ее острый язык. Не то, чтобы Треджер была неадекватной феминисткой, нет, но годы службы в преимущественно мужском коллективе оставили свой отпечаток. Бой-баба, хороший товарищ, но не более. Ее просто не решались приглашать.
И сейчас, когда Ричард пригласил ее на свидание, Иден смутилась, но вида старалась не подавать. Как и не рассчитывать на что-то вообще. Это просто поход в тир, форма выражения его благодарности, и нечего тут выдумывать, детка - съязвил ее внутренний голос, которому Иден велела немедля заткнуться.
- Да, конечно, буду рада составить компанию, - девушка улыбнулась Ричарду своей фирменной улыбкой, что делала ее больше похожей на женщину и которые расточала немногим.
Впереди замаячил тот самый перекресток, где все случилось. Тело ашена, уже успели убрать, а кровь засыпать песочком и смести к чертовой матери, дабы не смущать остальных надзирателей и не провоцировать приступы голода у их подопечных. Чуть дальше, белел ее дом, торчавший на видном месте, как хрен на именинах. Иден украдкой посмотрела на своего спутника, оценивая, дойдет ли он сам до своего жилища, но Ричард держался достойно и вряд ли стоило оскорблять его, набиваясь в няньки-провожатые. Перегибать все же не нужно.
- Вон моя берлога, - девушка махнула рукой,  указывая направление и уточнила, - Значит, завтра в тире? Во сколько?

Отредактировано Иден Треджер (2013-07-11 21:20:48)

0

12

Удивлению на лице Иден не было предела, она смотрела на своего «спасенца», как на Статую Свободы посредине засраного штата Луизиана. Не нужно было быть гением чистой мысли, чтобы понять после каких точно слов появились такие разительные перемены. Тем более что сказал мужчина ровно два слова – имя, да фамилию. Закусив по привычке крепкий фильтр сигареты, Ричард усмехнулся под нос, скосив свой светлый взгляд:
- Я вижу, ты уже имела честь познакомиться с моим старшим братцем, - коротко отозвался бывший полицейский, даже не предполагая. Утверждая точно, будто в дело заглянул, а там американским по белому написано, что дамочка была у Энди. Впрочем, тут каждый второй был у его старшего братана, эта задница ведь дослужилась до начальника безопасности, и теперь встречал всех почти у ворот. Издевался, как положено, насмехался, то есть подготавливал к суровой жизни на закрытой лагерной территории Красной Зоны.
- Сразу предупрежу возможные неприятные вопросы – я здесь не по блату. Не его молитвами, явно. Эту падлу я мечтал увидеть меньше всего, - кратко усмехнулся шатен, стряхивая пепел сильным щелчком пальцев. Он выражался о брате не слишком лицеприятно, но и особенной ненависти не было видать. Эдакая привычка недолюбливать друг друга, но в случай опасности глотки рвать за родственничка.
А теперь Ричард недолюбливал его еще сильнее. Потому что тварь и козлина. Потому что из-за его важной морды многие думали, что они вместе, в деле, в теме и в доле. Надзиратель же не хотел иметь никаких общих дел. У старшего своя жизнь, у него своя. И только иногда они пересекаются.
Последовало и второе удивление, уже не такое яркое, но адресованное той же личности, который уже мысленно примерял на себя каменную тогу и факел в руку, так похожий на рожок жирного мороженого из МакДональдса. «Эдакий я удивительный человек», - усмехнулся про себя Грант, выбрасывая окурок на землю и тут же втаптывая его в пыль дороги тяжелым сапогом, - «Поражаю даму прямо в сердце одной лишь фамилией. Красава».
Ричард не считал собеседницу «бабомужиком». Прослужив достаточное время в армии, он прекрасно знал, что военные девушки такие же девушки, только даже круче. Потому что только они могли сегодня резать басурман кривыми ятаганами, мутузить врага по ребрам берцами, а на следующий день надевать вечернее платье и бежать на свидание на высоких каблуках. При этом выглядя не менее очаровательно, чем городские любительницы светских раутов.
Ну и похеру, что костяшки порою сбиты, а на лице красуются ссадины. Зато сразу видно, на такой жениться нужно. Налево гулять точно не будешь, иначе анекдотичная сковорода сказкой покажется после тяжелых кулаков невесты. На согласие Иден, Ричард понятливо кивнул:
- Тогда завтра забегу на огонек часикам к шести вечера, - пожал плечами мужчина, назначая время по привычке, как после работы, хотя сейчас свободного времени был вагон и маленькая тележка. Он остановился перед домиком Иден, решив подождать немного снаружи, а то вдруг у нее шибанутые подопечные и надо будет ответно спасать это полюбившуюся женщину.
- Ну? У меня будет концовка, как в романтических фильмах? Я тебя проводил, ты меня целуешь, и я ухожу в закат, - хохотнул Ричард, не обладая особенной скромностью. Да вообще никакой не обладая. Получится, так получится. Не получится – пойдет домой, делов-то. По морде точно не получит. Да и получит – плевать, эта рожа все вытерпит, даже кирпич.

+2

13

А парень был не промах, ковал железо не отходя от кассы. Иден нравились такие, что не заморачиваются на громоздких и невразумительных ритуальных плясках, коими так часто грешат закомплексованные хорошие мальчики, самопровозглашенные джентльмены и прочие ревнители ложной скромности. Когда привыкаешь жить так, словно завтра уже может не наступить, то на всю эту скромность уже кладешь вприсядку и со всей амуницией. И вовсе не от того, что скромность больше не в цене, а потому лишь, что не хочется жалеть об упущенной возможности, сидя где-нибудь в окопе под шквальным огнем, или в зиндане с крысами, или полируя койку боками в  больничке с ясным пониманием того, что возможность эта более никогда не представится. Или валяясь где-нибудь в кустах с разорванной ашеном глоткой, что было вполне вероятно, как показывал опыт сегодняшнего вечера. Тем более, что с Ричардом на эту самую скромность заколотить было вдвойне приятно. Чего уж греха таить, он ей нравился, черт побери!
А почему, собственно говоря, нет? -промелькнула мысль и Иден пинком отправив пакет с берцами и окровавленной одеждой на крыльцо дома, развернулась к Ричарду. Обхватила своими вечно ледяными ладонями его лицо, встала на цыпочки и легко  коснулась его губ своими. Не полноценный поцелуй, но обещание. Своеобразный аванс, выданный в первую очередь себе самой. И это казалось правильным окончанием такого насыщенного дня. Не хотелось думать ни о чем. Ни об убитом ашене, слетевшем с катушек, ни о кучах бумаг, которые завтра настигнут ее и завалят по самую маковку, ни о двоих новых подопечных, которые решили поиграть в неприступность и уж точно не оценят убийства своего сородича. Ни о чем. Это будет потом, через минуту, через час, завтра.
- Только одна поправочка, - улыбнулась Иден, прервав поцелуй, - Закат-то давно кончился.

Отредактировано Иден Треджер (2013-07-15 11:40:50)

0

14

Ричард вообще старался не думать о произошедшем. Он принял это как факт. Как должность. Было и прошло. Начался новый день. Это нормальная логика армейских  бойцов – никогда не знаешь, когда тебя судьба снова попытается убить. Может завтра ему уже придется примерять «деревянную рубашку». Поэтому надо жить сегодняшним днем, благодаря самого себя за то, что сильные руки и крепкие нервы помогли выжить и продолжить дышать.
Девушка пнула пакет со своим скарбом в сторону дома и решительно направилась к нему. Будто решила что-то для себя. А что. Мужик привлекательный, она чертовски привлекательная, чего время-то тянуть, чай не дети малые. Девственность беречь тоже уже не приходится.
Шатен обхватил свою спасительницу за талию здоровой рукой, крепко прижимая к себе. Ох, это волнительное ощущение женского тела. Эти классные изгибы, особенно сверху. Мечты-мечты. Но как же не мечтать, когда рядом такая шикарная женщина. Война и армия не избавили ее от тонкой талии и упругой груди, напротив, сделали ее тело куда более желанным. Потому что крепким, а не изнеженным. Девочек со светлой кожей и нежной попкой не знаешь как и трогать, того и гляди рассыплются под мускулистыми руками бывшего полицейского.
Он чуть наклонился к менее рослой девушке, захватывая ее губы ответным поцелуем. Пусть недолгим и неглубоким, но все равно волнительным. Такая, блин, маленькая и, кажется, хрупкая, но Ричард уже узрел все эти волшебные трансформации слабого пола в настоящую машину для убийства. И, черт возьми, это нравилось.
- Есть одно солнышко, что еще не зашло на горизонт. Главное, чтобы рассвет не продемонстрировало, - пошло ухмыльнулся Ричард, но девушку из рук выпустил. Он пошлил-то больше по привычке. Понятное дело после такой ситуации как-то мало хочется еще стараться и пыхтеть на ком-то, пусть даже на такой красивой и чертовски привлекательной девушке. Обезболивающее отпускало и рука начинала ныть, а значит нужно было заспиртоваться внутри, чтобы спокойнее было.
- Кстати. Спасибо, - усмехнулся Ричард, вспомнив, что до сих пор даже не поблагодарил Иден за свое спасение. Кто знает, что бы было, если бы не она. Мужчина не чурался простой благодарности. Ему от этого «спасибо» хуже не станет, а девушке приятно. Он чуть отошел, вновь неловко прикуривая, и бросил, - До завтра, Иден.
Надзиратель дождался, когда девушка скроется в доме, подождал еще немного, не раздастся ли подозрительных звуков. Все же у нее был пакет с окровавленной одеждой, а в доме были ашены.  Только когда хлопнула дверь ее личной спальной, Ричард улыбнулся под нос, закусывая фильтр сигареты, и побрел прочь.

0


Вы здесь » Red Zone » Отыгранные эпизоды » Второй раз, как первый раз


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC