Red Zone

Объявление


Добро пожаловать!

Уважаемые игроки и гости форума, наша долгая реконструкция завершилась, и мы рады снова приветствовать новых игроков. Просим обратить внимание на изменения в сюжете: была добавлена новая локация - будущее, в котором привычный нам мир изменен, и жители иного мира спокойно сосуществуют с людьми.


Время в игре:
21-31 августа 2023 года / 21-31 августа 2045 года
Температура днем до 25 градусов по Цельсию, ночью около 14.

В ночь на 27 августа 2023 года - шторм!
Красная зона значительно опустела: жителей стало гораздо меньше. Шторм оставил после себя множество разрушений и потерь. Пострадали не только люди, но и ашены.
В Красную Зону прибывают военные. Грядут новые порядки!

События, происходящие в городе, обсуждаются.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Red Zone » Отыгранные эпизоды » Новое знакомство, или не новое?


Новое знакомство, или не новое?

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

Дата: 2 августа
Место: Красная зона
Участники: Эрик Холл, Ник Гримм (порядок соответствующий)
Краткое описание: В дом, где уже есть один подопечный заселяют совершенно недавно попавшего в Зону ашена. Привычное всем дело. Или же не совсем?

0

2

Поздний вечер - раньше ашена физически невозможно было вытолкнуть на открытое пространство, да еще заставить пройти значительное расстояние под лучами солнца. А идти пришлось долго от тех - опять новое слово - строений, в которых его держали поначалу, до тех, что стояли рядками. Дома, в которых ашены здесь жили вместе со своими Надсмотрщиками.
Эральяар мысленно поморщился - это слово ему не нравилось, оно несло какой-то угрожающий подтекст. Вроде как надсмотрщик это тот-кто-должен-наблюдать-и-причинять-боль-за-ошибки. Ну, это если он правильно понимал, в чем ашен не был уверен, его личный переход от одного языка к другому еще не был завершен. Самое интересное, что самоназвание эти подобий ашенов запоминалось хуже всего, и каждый раз приходилось мысленно проговаривать его по слогам. Его, кстати, этот процесс не пугал: помыкавшись от одного племени к другому, он переживал его не раз, пусть сейчас предпочел бы и дальше не понимать обращенных к нему слов. Но Эральяар понимал, и о том окружающие его лю-ди знали, или просто догадывались, ведь с ними он на контакт не шел категорически. Правда, сказанное командным тоном теми из лю-дей, у которых были страшные грохочущие штуки, он выполнял, а потому в рамках иди, стой, повернись и прочих простейших команд контролю поддавался. А большего лю-дям, похоже, и не требовалось, они тоже не очень-то горели желанием общаться с дикарем. Кроме тех странных, что упрямо раз за разом пытались расспрашивать его о родине, о том, как он жил. Но Эральяар не хотел отвечать, и отворачивался, смотря в пол, чтобы они не почувствовали угрозы, молчал потому, что они пугались каждый раз, когда видели клыки, а от подобных разговоров ему хотелось зарычать и вцепиться в горло надоедливым лю-дям, которые не хотели отпустить его обратно, но зачем-то упорно спрашивали, что там.
Но сейчас лю-ди молчали, сказали только идти, да бросали изредка указания повернуть направо или налево. Двое высоких и сильных мужчин, что его сопровождали, наверное не только затем, чтобы показать новое жилье, но и чтобы не сбежал, а Эральяар это бы сделал, представься ему такая возможность, хмурились и часто бросали на него подозрительные взгляды. Но уже через несколько минут ашен прекратил обращать на них хоть какое-то внимание. Его впервые, впервые за долгие ночи, сложившиеся, должно быть, в целую луну, вывели под открытое небо. И пусть еще было слишком светло, а небо пламенело заревом заката, пусть ветер приносил странные и неприятные запахи, но он был почти на воле! И только двое лю-дей отделяли его от нее. И… высокая гора, странной формы. Слишком ровная, одинаковой высоты, наверное, очередное их строение, она была со всех сторон, закрывая горизонт, давила всей своей высотой, нависала, пугала. И все равно, вокруг было гораздо больше пространства, чем в этих маленьких светлых пещерках, которые здесь именовали комнатами. Почти свобода, но совсем не она, и от того ашен злился, понимая, что даже если он побежит – бежать некуда, и его убьют из громкой вещи.
Они проходили мимо лю-дей и ашенов – Эральяар не различал, кто где, а потом и вовсе уставился себе под ноги, прекратив рассматривать окружающее пространство. Поднял голову он только когда ему сказали остановиться – у небольшого строения, где его лю-ди о чем-то переговорили с другим че-ло-ве-ком, что стоял у входа. Надзиратель – догадался ашен по тому, как постоянно указывали и смотрели на него. Что же, если этот че-ло-век ждал какой-то реакции, когда Эральяару, назвав его новым и чуждым именем, сказали подойти, и назвали имя его Надзирателя – то тут лю-дей ждало разочарование. Ашен смерил человека взглядом и кивнул – понял, Надзиратель. Радости он не испытывал, а за проявление того раздражения, что вызывали в нем эти лю-ди, ему наверняка стали бы угрожать оружием. И чуть позже, когда че-ло-век сказал ему обживаться и ушел в свою комнату, где чем-то долго гремел – приближалась ночь и люди трусливо прятались – Эральяар отреагировал практически так же – покивал в нужных местах. Выучил уже, что обычно лю-ди после этого отстают и оставляют его в покое. Так случилось и в этот раз – вот только что делать дальше, после того, как остался в полутемной комнате, ашен пока что не представлял.

0

3

Книга соскользнула с края кровати и грохнула о пол. Ниас, столкнувший ее во сне локтем, вскочил, напрягаясь, и обежал глазами комнату на предмет опасности, но никого не увидел.
"Тьфу, кшахо..."
Свесившись с кровати, ашен поднял книжку и положил на подушку. Он честно пытался прочесть ее, но человек, написавший столько слов, не видел в них смысла, вот и книга вышла глупой. Зато это было отличным предлогом полдня просидеть в комнате и даже под конец вздремнуть. В том, что Надзиратель не явился и не прочел очередную лекцию о том, что надо привыкать спать ночью, а днем, наоборот, не спать, не было ничего удивительного. Нет, Надзиратель Ниаса не был раздолбаем или глупцом, но и у камер круглые сутки не торчал. На третий год их совместного существования он махнул рукой на шамана и, кажется, даже несколько к нему привык. По сравнению с некоторыми выходками его воспитанника дневной сон был сущим пустяком, о котором даже сообщать необязательно. Но злоупотреблять этим тоже не следовало: границы терпения есть у всех, и Ниас это понимал.
Солнце уже село, за окном стелились сумерки, подпорченные холодным светом фонарей. Внизу слышались какие-то голоса, один принадлежал Надзирателю. Ник любопытством не страдал - мало ли с кем там общается человек, пусть его. Он поднялся и размял затекшие мышцы, подошел к террариуму и почесал Роа по мягкому подбородочку, скормил ему сверчка. Голоса стихли, внизу, на первом этаже, раздались шаги, причем  двоих. Но опять же, разве шамана это касается? Правильно, не касается. Главное - чтобы его никто не касался, иначе и цапнуть может.
Походив по комнате и взглянув из окна на далекий силуэт стены, окружающей Зону, Ниас снова взял книгу, полистал ее. Сунь Цзы, "Искусство войны". И зачем ему читать это? "Очень мудрая книга," - сказал Надзиратель, оставляя ее на тумбочке. Шаман презрительно фыркнул: ничего мудрого он в ней не нашел. Человек туманными, не всегда имевшими смысл фразами пытался приобрести себе место в памяти потомков. А толку с этой его книжонки? Ноль! Искусство войны - уж он-то знал - во внезапности и силе. И поддержке хорошего шамана...
Гневно рыкнув, Ниас швырнул книгу в угол. Слух уловил щелчки замков - Надзиратель по-прежнему запирал свою дверь на ночь. Ниас, конечно, уже давно себя контролировал и на людей не кидался, но не мог не признать, что доля здравого смысла в этом действии есть. Потому что дверь хотя бы защитит человека от плохого настроения ашена.
Выловив Роа из террариума, Ниас поскреб грудь под белой майкой и вышел из комнаты, усадив хамелеона на плечо. Дом погрузился в полумрак: в холле горел неяркий светильничек, а на кухне было вовсе темно. Прекрасно обходясь без света, ашен прошел к холодильнику и выудил оттуда помидор. При всей нелюбви к человеческой твердой пище помидоры ему нравились: они были упругие, мягкие, красные и сочные, с нежной кислинкой. Их можно было высасывать, вонзив клыки в лопающуюся шкурку. Но это, конечно, лучше было делать без свидетелей. Выпрямившись и равнодушно озирая содержимое холодильника, Ниас впился в помидор, не подумав закрыть дверцу. Хамелеон сидел на плече и пялился в потолок и на дверной проем одновременно.

+1

4

Первый раз в человеческом жилище - и его оставили вот так, практически без объяснений, без точных указаний, без... Эральяар был чрезвычайно этим доволен, пусть и пребывал в некоторой растерянности. Зато тут никто не командовал, не говорил резкими неприятными голосами, что и как ему делать. Надзиратель, видимо, еще не видел его дело, а потому не знал, что ашен-то ему достался буквально только-только из портала, и предположил, что тот должен знать хотя бы самые элементарные вещи.
Охотник не знал даже что такое это самое "личное дело", но это ничуть не помешало ему тут же попробовать воспользоваться ситуацией в своих целях. Он поспешно вернулся обратно к двери, подергал, толкнул - ничего. Опять закрыто, как раньше его закрывали в помещении поменьше. Недобро покосившись на светильник, от которого он старательно закрывался рукой, Эральяар вернулся в комнату. На этот раз, чтобы проверить проем в стене - тот оказался закрыт чем-то невидимым, во что он благополучно врезался носом, на ощупь твердым и холодным, на чем даже царапину оставить не получалось. Значит, тут выход тоже был закрыт. Возмущенно фыркнув, ашен уселся на пол, чем, наверное, немало повеселил надзирателя, если тот не поленился наблюдать за ним через камеры.
Но сел он совсем не для того, чтобы передохнуть - когда бы он успел устать, когда только и делал в последние дни, что ничего не делал, а прогулка до этого дома была чем-то вроде разминки. Нет, он избавлялся от местной обуви - непривычной и не слишком на его взгляд удобной.  Но самый главный ее минус - шаги получались очень уж громкими. Вот странные все же существа, эта лю-ди, зачем-то оповещают о своем приближении заранее. И одежда у них такая же – шуршит при ходьбе, шумит, да их же за много шагов слышно! Нет, точно не были они охотниками. Удовлетворенно кивнув, ашен посмотрел по сторонам, наклонил голову на бок, рассматривая незнакомую и чуждую обстановку. Большие предметы вокруг имели значение не очень понятное, а на ощупь оказались какими-то неприятно мягкими, так что ашен поспешно отдернул протянутую было руку.  Затем, приметив что-то на стене, как небольшой выступ на высоте пояса, одним движением поднялся и с некоторой опаской двинулся в ту сторону. Значительно, кстати, тише, чем передвигался до того. Добравшись до цели, странной штуки на стене, размерами меньше ладони, похожей на какой-то камень, Эральяар остановился. Тут все было таким чуждым и неправильным, кто знает, что случится, если он будет неосторожен? Но, поразмыслив с минуту, ашен все же с опаской коснулся этой штуки, а когда одна половинка этой странной вещи вдруг качнулась под пальцами, уходя ближе к стене, а другая наоборот приподнялась, и одновременно с этим вспыхнул свет - зашипел и поспешно вернул все, как было. Свет потух, ашен остался собой доволен. Еще бы! Он только что обнаружил, как обезвредить местных маленьких зловредных кшахо, что селились тут под потолком или на стенах.
Дальнейшее исследование прервали чьи-то шаги. Кто ходил по дому, совсем не таясь. Но ведь он сам видел, как че-ло-век скрылся в комнате, а потом раздался звук, который обычно значил, что выход закрыт. И чтобы его открыть, надо было повторить этот звук. А его не было. Значит, это кто-то другой, кто-то еще есть в этом доме!
Эральяар напряженно замер на месте, устремив взгляд на единственный вход, но шаги не приближались, остановившись где-то неподалеку. Тогда он, буквально скользя вдоль стены, прокрался к выходу, выглянул из-за него: пусто. Еще несколько таких же на слух человека беззвучных шагов, которые ашен совершил, пригнувшись низко к полу, и он оказался у очередного проема в стене, из-за которого и высунулся со всей возможной осторожностью, готовый тут же скрыться обратно, если там окажется... Что именно там может оказаться, ашен не знал, но если что-то не то - он тут же спрячется опять за стену.
Оказалось, что там было очередное помещение - сколько же их тут?! - снова заставленное какими-то странными большими предметами. А у самого большого предмета была дверь, как у комнаты, и из-за нее лился неяркий свет. Совсем несильный, но достаточный, чтобы заставить непривычного к такому Эральяара болезненно прищуриться, поминая про себя кшахо, избравших это место для своего обитания. Из-за них рассмотреть ничего толком не получалось, и единственное, что ашен разобрал, так это то, что у двери кто-то стоял, прямо против света. Кто именно, человек ли, ашен - для него это выглядело просто темной фигурой на слепящем фоне.
Но в любом случае, никто не говорил ему, что тут будет еще кто-то, кроме Надзирателя. Забыли, наверное. Или посчитали чем-то недостаточно важным, чтобы сообщить ашену. А потому, появление еще кого-то на вроде бы как своей территории - ну как своей? Ему сказали, что это теперь его дом, только позабыли, наверное, какое именно понятие ашены вкладывают в эти слова, - воспринималось как минимум недружелюбно. Для непосредственной атаки Эральяар тут недостаточно освоился (а так же считал это место недостаточно "своим"). Но для того, чтобы отступить немного назад, туда где свет не будет казаться таким резким, и там остановиться, все так же несколько пригнувшись, как будто готов сорваться с места если что, пристально, в чем был вызов, глядя на незнакомца - вполне. Правда, окончательным, прямым вызовом были бы обнаженные клыки, но Эральяар пока что не счел обстановку соответствующей. . А еще для того, чтобы хлопнуть по стене раскрытой ладонью, привлекая внимание. Что опять же значило, что ашен решил сначала разобраться, с кем имеет дело. Вдруг окажется, что это че-ло-век? Да, скорее все так оно и есть. В таком случае, посчитал ашен, он всегда успеет принять менее угрожающую позу, лю-ди плохо читали язык тела.

Отредактировано Эрик Холл (2013-05-21 14:29:37)

+1

5

Незнакомец застал Ниаса врасплох, и оправдать это было нечем: слишком он привык, что тут никого не бывает, кроме него и Надсмотрщика. Другие воспитанники что-то не задерживались (интересно, почему бы...), а человека было слышно. Все люди в принципе ходили ужасно шумно, что было только на пользу ашену. А здесь... Шагов он не услышал, будучи поглощен своими мыслями и помидором. Роа тоже не выказал признаков беспокойства, хотя мог бы. Глухоту, анатомически обусловленную у всех хамелеонов, эта скотинка компенсировала ошеломляющим полем обзора, и как только видела кого-то незнакомого, кто мог напугать, тут же меняла цвет тела, стремясь слиться с плечом шамана. В итоге Ниас разгуливал по Зоне с наростом на плече, периодически принимающем цвет стен, мимо которых они проходили.
Так вот, когда раздался негромкий глухой стук, как будто по поверхности чем-то плоским, Роа равнодушно же пырился куда-то в сторону. А вот ашен чуть не подавился последним кусочком помидора. К нему подкрались! Сзади! Незамеченным! Такое было под силу только другому ашену, но отсюда возникал следующий вопрос - какие кшахо занесли чужака на территорию Ниаса, в его дом?! (Да-да, он свыкся с мыслью, что пока что это - _его_ дом.)
Пинком захлопнув холодильник, Ниас, уже отпрыгивая назад, развернулся в сторону, откуда донесся звук, пригибаясь и принимая угрожающую позу. Он себя ограничивать не стал, давно усвоив, что лучше нападать, чем обороняться, и выпустил клыки, только что не зашипел. Полная темнота ни разу не была помехой, чтобы рассмотреть коварного незнакомца. Вне всяких сомнений, это был ашен и тоже недовольный встречей. Дикий какой-то совсем... Они оказались почти что в зеркальных позах; этот наглец еще и осмелился угрожать! У Ниаса тут же зачесались кулаки дать этому хамлу по шее, он перебрал пальцами левой руки, сводя их в кулак и невольно привлекая этим жестом внимание к своим рукам. Ну оно и лучше, пока он будет пялиться на ничем не прикрытые шрамы (будет заведомо, поскольку пялились все без исключения), можно чуть сменить позицию ног и напасть. А Надзиратель потом еще будет допрошен, почему он всякую дрянь в дом тащит и неужели ему мало одной головной боли.

0

6

К тому моменту, как некто, стоявший против света, развернулся и захлопнул дверь, за что ему, кстати, отдельное спасибо, стало понятно, что Эральяар ошибся - это был ашен. Человек смог бы двигаться так быстро, это он уяснил уже вполне хорошо. Да и вообще они чуть что, сразу тянулись к своим грохочущим штукам, а этот явно был готов драться без каких-то дополнительных приспособлений. И правильно, ашенам оно без особой надобности.
Но то, что это оказался не человек намного ситуацию не улучшало. Да, люди были опасны и умели убивать на расстоянии, но что самое неприятное, на взгляд ашена, столкнувшегося с ними не так давно, они были непредсказуемыми, их действий он не мог предугадать. В случае же с другим ашеном все было знакомо, кроме того, что ашен при близком контакте значительно страшнее любого человека. А так же сильнее быстрее и дальше по списку, а еще так же знал, чего можно ожидать.
Эральяар замер, зеркальным жестом обнажая клыки. Он и в самом деле осмелился угрожать. И судя по поведению второго - и правильно сделал. А как еще можно было представить встречу двух незнакомых ашенов на одной территории? Ну, мог, конечно, озаботиться Надсмотрщик, представить, да познакомить, обрадовать новостью, что им вроде как придется какое-то время жить под одной крышей. Но он этого не сделал, то ли понадеялся на их разумность, то ли собрался посмотреть на экране занимательный фильм из серии "в мире животных", посвященный повадкам ашенов в не совсем естественной среде обитания. Очень весело, кстати.
Но Эральяар ничего веселого тут не видел. Да и вообще у ашенов, особенно тех, что недавно прошел через портал, такое понятие, как чувство юмора, находилось в зачаточном положении, если не отсутствовало вовсе. И сейчас он воспринимал другого ашена, как угрозу. Тут не столь важно было даже то, что он сам привлек его внимание, хотя мог бы и подобраться ближе, а то и напасть, не разбираясь, кто это - вряд ли такой широкий жест будет засчитан.
Они стояли, замерев практически в одинаковых угрожающих позах, скалились, и не отрывали взглядов друг от друга. Точнее Эральяар, как его и учили всегда, не отводил взгляда от чужого лица. На таком расстоянии вполне можно заметить и любое действие, а отвести взгляд - значило бы уступить, позволить другому почувствовать свое превосходство. Поэтому, ме-едленно сделав шаг вперед, даже скорее уж просто проскользив вперед по полу, движение чужих рук он отметил лишь краем глаза. Учел, как возможную подготовку к атаке, и все.
Вернее не все. Эральяар собирался сделать все именно так, но в последний момент что-то привлекло его внимание. Причем настолько, что он посчитал это важнее, чем намечающаяся драка. на руках у другого ашена были следы. Нет, не так - шрамы, причем такие, какие просто так не получают. Такие наносились намерено, только в особом ритуале, только... шаманам их племени.
Почувствовав, как против воли вытягивается в удивлении его лицо, Эральяар, напрочь позабыв, что они тут вообще-то собирались разборки устраивать, перевел взгляд обратно на лицо несостоявшегося противника. Он или не он? Вроде бы похож, а вроде и нет, даже скорее всего, нет. Но тогда откуда?..
На этой мысли он все же подал голос, в котором ясно слышались все его сомнения:
- Ниас?

Отредактировано Эрик Холл (2013-05-25 01:35:00)

0

7

Атмосфера стремительно накалялась. Когда незнакомец ощерился, Ниас в мыслях удовлетворенно ухмыльнулся: драки было не избежать, как кстати... Ему сегодня как раз попытались нахамить. А проучить нахала не удалось, потому что? как назло, в поле зрения маячило аж трое охранников, баллы же считать надо было аккуратно: до Испытания оставалось не так и много времени, а жить пока что хотелось. Здесь же вряд ли были свидетели: Надсмотрщик давно вмешался бы, если бы знал, что тут происходит. Ему тоже не нужны были проблемы, ни с новеньким, ни со "стареньким". То есть, не все, конечно, любят размеренную до рутины жизнь, но за своим Надсмотрщиком Ниас пока что склонностей к мазохизму не замечал.
Шаман подобрался, угрожающе покачиваясь из стороны в сторону, стремясь поймать состояние транса, позволявшего сосредоточиться на бое. Особая техника, чо, доступная только шаманам. Но ашен, замерший напротив, вдруг словно соскользнул с тонкой проволоки, теряя баланс, теряя лицо. Его взгляд осязаемо и ожидаемо щекотнул запястья, а потом у него сделалась такая мина, словно перед ним разверзлась земля, и оттуда выплыл кшахо с американским флагом.
А потом незнакомец назвал его, Ниаса, имя.
Вот тут настал черед шамана ронять челюсть. Весь настрой был сбит на подходе, он машинально кивнул, поражаясь, откуда этот ашен может знать его имя - истинное имя. Хамелеон на плече перебрал лапками, уцепляясь крепче, и стал почти незаметен во мраке.
"Откуда, откуда..." - плясало в голове, как в ритуальном танце. Новоприбывший? - Ник хорошо уже изучил механику Зоны, потому что не зная ее, глупо было бы рассчитывать на попадание к порталу. Но с другими племенами они почти не общались... Ашен пристальнее всмотрелся в лицо противника, неосознанно втягивая клыки. Что-то смутно знакомое, почти забытое, едва уловимое... или нет? Или да? Если... если бы волосы были длиннее... но их всех здесь стригут. Если бы не одежда - неуклюжие жесты, отсутствие обуви... нет, точно недавно тут. А что, если свой?
Ниас уже было собрался признаться, что не узнаёт, как вспышкой вспомнилось: мальчишка на дне воронки туукроа, испуг и неверие в светлых глазах, глядящих снизу вверх на сына шамана. Те же самые глаза смотрели сейчас с тем же самым неверием. Шаман выпрямился, оставляя боевую стойку, и уже не вопросом, а утверждением откликнулся:
- Эральяар.

+1

8

Он оказался прав. Странным, непонятным, совершенно диким стечением обстоятельств их столкнуло именно здесь, в другом мире, в другой реальности, через столько лет. Нет, в это просто невозможно было поверить. И так же невозможно - не верить. Эральяар доверял тому, что видит, доверял своим ушам - а он четко расслышал ответ, слышал, что и сам был узнан. И все же, это казалось невероятным. Так в жизни не бывает. Не случается так, не могли лю-ди знать и направить его именно в этот дом специально. Они знали многое, что выходило за пределы понимания ашена, но такого не могли знать, ведь он не говорил. И Ниас тоже, он ведь даже не узнал его поначалу! Нет, это не люди. На то явно была воля других, гораздо более сильных, благосклонных к ашенам существ. Сами боги устроили сегодня эту встречу!
Первым порывом Эральяара было подойти ближе, как-то, хотя он и не знал как именно, выразить радость встречи, сказать, сколько времени им пришлось разыскивать пропавшего шамана... Но следующей мыслью, после того, как он выпрямился, была причина, по которой им вообще пришлось вести эти поиски. Все, что произошло после исчезновения - нет! - ухода Ниаса той ночью. После того, как он зачем-то шагнул через проход в другой мир. Все те ужасы, что он видел, все обрушившиеся на них несчастья, как будто удача разом отвернулась от племени, а так, именно так оно и было! Всех тех, кто умер за эти годы. Не сам умер, не просто так - нет. Это Ниас. И только он был виноват во всем. От начала и до конца.
И тогда Эральяар действительно шагнул вперед, рывком преодолевая разделяющее их расстояние.
- Ты. - Бросил он в лицо Ниасу, как будто одно это слово могла послужить тому обвинением, должно было выразить все. но его было мало, и тогда он продолжил, понижая голос до шипения, явно несущего в себе угрозу.
- Ты знаешь, что произошло после твоего ухода? Ты знаешь, какие беды ты навлек на нас всех? Что обрушилось на племя из-за твой прихоти?! Ты хотя бы представляешь, сколькие умерли?! Да ты!.. - Этот, этот… да у ашенов даже слов-то таких не было, чтобы назвать то, чем Ниас являлся в такой ситуации! Словарный запал кончился у Эральяара, слов не было, оставалось только что-то нечленораздельное, пытавшееся прорваться сквозь крепко стиснутые зубы, клыки, которые он - не убрал. Это было заметно - еще секунда, и кинется, наплевав на все местные правила, разом вылетевшие из головы, вцепится в горло, и будет сжимать зубы, пока жизнь не вытечет по капле. И не будет ни секунды сожалеть потом о случившемся.
А потом он вдруг замер, осознав, кому и что говорит. Не стоило так разговаривать с шаманом, пусть и потерявшимся на несколько лет, точно не стоило. Но... не стоило шаману тогда уходить. Если бы не он, ничего бы не было - вот уж в чем-чем, а в этом Эральяар был уверен. И только поэтому не отступил сейчас, восстав против чужого авторитета.
- А ты... Ты провел все это время в этом... - Он с презрением глянул в сторону белевшего в темноте холодильника, - Мире кшахо!

+1

9

Ниас не ожидал подобного, с самого начала этой встречи ни секунды не пошло так, как он ожидал. Вообще столкнуться так внезапно в совсем чужом мире - шансы равны нулю, но здесь... поневоле действительно задумаешься о том, что боги устроили эту встречу, но Ниас твердо усвоил, что богов в этом мире нет; они то ли не слышат, то ли не слушают, поэтому незачем на них ссылаться. Возможно, это было везение, ниспосланное туукроа за все то время, что шаман им служил. Хотя еще не факт, что вот это - везение.
На лице Эральяара сменялись эмоции, нечеткие, теневые, как раз такие, какие приличествовали суровому воину. Но радость от встречи оказалась слишком короткой, а потом он так резко шагнул вперед, что Ниас инстинктивно отшатнулся, проиграв очко. И застыл, слушая шипение соплеменника, который... нес какой-то бред, однозначно, ведь не могло же такого быть, верно? Не могло, чтобы...
Ашен заткнулся, вспомнив наконец, с кем говорит, а Ниас все стоял столбом, пытаясь осмыслить, и ему отчаянно не хватало информации. Какие беды обрушились на племя после его ухода? Как это вообще могло случиться, ведь боги бы защитили, ведь не может быть, чтобы...
Против воли его руки сжались в кулаки. Шаман холодно взглянул на Эральяара.
- Это не было моей прихотью, - отчеканил он негромко, не забыв еще тот леденящий тон голоса, который усмирял как ашенов, так и туукроа, и от которого веяло нетающими снегами горных вершин. - Я пришел сюда, исполняя волю богов. И хотел вернуться, но пока это невозможно. Последи за своим языком, мальчик.
Хотя сам Ниас был всего на год старше охотника, отчего-то это не прозвучало как неуместность.

+1

10

Это - везение? Это везение, Эральяар подобного момента уже несколько лет, как ждал! Вот, правда, речь заранее не готовил, не планировал, что и при каких обстоятельствах придется ему говорить. Но это уже было не так важно. Ведь самая основная его цель - отыскать, оказалась вдруг выполненной.
Правда, оставалась вторая, та, что касалась вернуться обратно, но с этим, похоже, тут у всех были проблемы. Хотя одно ашен знал с точностью: есть куда-то можно войти, значит, оттуда можно и выйти. Причем обычно - через то же самое место. Значит, надо каким-то образом вернуться к тому месту, через которое все сюда попадают. Как - он пока не знал. Но пока он и не строил подобных планов, не задумывался о столь долгосрочных перспективах. Пока - он старался успокоиться и не вцепиться шаману в глотку.
Особенно после его последних слов. Пару лет назад это бы подействовало. Да что там, месяц назад это бы подействовало и заставило замолчать, принимая безоговорочно чужой авторитет. Но здесь, в чужом мире, после всего, что случилось - Эральяар был слишком зол, чтобы просто так успокоиться.
- Тебе велели _боги_? - переспросил он, все же отступив на шаг назад, наткнувшись таким образом на стол, но не став оборачиваться, чтобы выяснить, что стало неожиданным препятствием. Не отводил взгляда. - Тогда ты слушал не тех богов!
Исполнял волю богов. И они велели шаману покинуть племя, чтобы ничего уже его не спасло? так что ли? Но боги ведь всегда были благосклонны, они ничем, совершенно ничем их не могли прогневать, и злиться они начали только после исчезновения шамана. А значит - не боги это были, а какие-то злые силы нашептали Ниасу уйти, увели его прочь, в другой мир, в мир, где они властвовали безраздельно.
Эральяар не был шаманом, но в такое положение вещей он еще как-то мог поверить. Прочее же просто не укладывалось в голове.
- Потому что наши, - продолжил он, немного спокойнее, должно быть мысленно выдохнул и взял себя в руки, - разгневались только после твоего исчезновения.

0

11

Боги? Кто бы кому толковал о богах! Это явно был неверный ход, потому что лицо у Ниаса стало такое, будто он хлебнул кислой крови, полусвернувшейся еще в носителе.
Не тех богов? О, Ниас тоже теперь в этом сомневался, учитывая, какую подлянку ему эти самые боги подкинули, отослав его в другой мир с мизерными шансами на возврат, а потом... ну, видимо, потом все это и началось.
- "Наши боги"? - То, что Эральяар попятился, казалось, только больше взбесило шамана, - Ты говоришь, я слушал не тех богов? Я узнаю богов, которым служу, поверь. Но боги меня предали.
Не зная о том, оба ашена мыслили в одном направлении. Нечем племени было разгневать богов, ну не было за ними таких грехов, за которые следовало бы уничтожить почти каждого так, как поступили боги. И тем не менее - факт налицо. В отличие от охотника, Ниас успел настроить и развеять столько планов возвращения, что хватило бы на троих. Но люди почему-то были крайне против, а пытаться идти против них, против хорошо отлаженного общества с оружием, было как минимум глупо - хотя бы потому, что мертвый уже никуда не пойдет.
- И не тебе указывать мне на ошибки! - рявкнул Ниас, выходя из себя, потому что это была не просто больная тема; это была самая большая уязвимая точка, размером примерно с половину ашена. - Я слушал богов! И я не виноват, что они обернулись против нас, и ты это знаешь!

0

12

Да кто бы кому не толковал, все равно результат выходил один - убеждения-то и вера у них одна и та же, по крайней мере, была. Вот и находили одним и тем же событиям схожее объяснение. Но сейчас, именно сейчас, с новыми знаниями, с высказанными в запале словами, Эральяар терялся в догадках - как же так. почему подобное вообще произошло, как могли... а если правда, если их просто предали?.. Но в это он верить отказывался, а потому упрямо мотнут головой и резким, раздраженным движением отбросил назад тут же упавшие на глаза волосы.
- Я, - "Не верю" хотелось сказать ему. Но заявлять такое в лицо шаману, уважение к которому должно было быть вещью незыблемой, и на которую он и так уже посягнул сверх всякого дозволения... Произносить такое Эральяар не стал. - Не может такого случиться.
Вот так. не может и все. Ну не могли, не бывает так, чтобы божества-покровители вдруг взяли - и все, все вместе одновременно отвернулись от них. Уж скорее бы он поверил, что тут происки каких-то очень, очень могущественных и столь же злых сил. Настолько сильных, что они ввели в заблуждение даже Ниаса. Ведь может такое быть? Вообще, раньше, до того, как оказался в этом мире, как увидел людей и все их возможности, Эральяар с уверенностью сказал бы, что нет. Но сейчас, сейчас он ни в чем не был уже так уверен. Может быть это все, каким-то образом, тоже их происки? И таким образом они стремятся заманить сюда больше ашенов? Иначе, почему их не отпускают, почему люди так упорно отказываются вернуть их назад? Эральяар не видел на то ни одной причины, кроме той, какой-то еще недооформившейся мысли, что, несмотря на то, как люди их опасаются, зачем-то им ашены нужны.
Который тем временем, похоже, окончательно выходил из себя, и ситуация сменялась практически на противоположную. Ах, он не виноват... Ну да, Эральяар в такой ситуации наверняка утверждал бы то же самое. Хотя может он-то и сказал бы, что да - виноват, и надо что-то делать теперь. Но шаман не может быть виноват по определению, потому что он подсказывал только верные решения и действия. указывал правильный пусть. А иначе надолго шаманом не задерживался, несмотря на все уважение к его занятиям.
- А кто тогда виноват? - Повысил голос в ответ охотник. - Кто? Никто из нас не сделал ничего, чтобы вызвать их гнев! Ничего, кроме того, что ты ушел! По их велению, как ты говоришь, ушел! А если все было так, как говоришь ты, то объясни, объясни великий шаман, потому что я не понимаю, почему все началось, стоило тебе нас покинуть?!

+1

13

Нет, эта встреча радости определенно не несла, особенно для Ниаса, потому что сейчас Эральяар произносил именно те слова, те упреки, которых шаман больше всего страшился, больше всего не хотел слышать. И уверенность охотника только все это усугубляла, и вся та злость, все то отчаяние, что копилось в душе Ниаса много-много дней и столько же много ночей, каждую ночь, когда он не спал, зная, что за это его накажут, но не заботясь об этом, каждую ночь, когда снова и снова просчитывал планы побега, попытки прорваться туда, к точке перехода... Однажды это даже ему почти удалось, на тот момент у него было 89 баллов... осталось 12, и если бы не Надсмотрщик, его бы попросту пристрелили. В тот день Ниас понял, что бить надо наверняка, и поэтому выжидал.
А теперь приходит какой-то сопляк и поднимает ему нервы, обвиняя в тех бедах, которым шаман даже свителем не был!
- Почему?! - Ниас обычно не поднимал голоса в сварах, обходясь низкими, замораживающими интонациями, но сейчас в него словно кшахо вселился, поджигая изнутри. - Я не задавал богам вопросов, почему и зачем! Они - боги, их воля - закон, или ты плохо учился в детстве? Но здесь боги не отзываются, совсем не отзываются, и не думай, что я их не звал! Я говорю тебе, они нас покинули! А ты, - палец ткнул в сторону Эральяара, - ты объясни мне, почему, раз все стало так плохо после моего ухода, ты появился здесь только сейчас, а?! Где вы были все эти три года, что я тут? Почему не искали? За три года можно обшарить все наши леса, все соседние территории, что ж вы сидели? А?!
Хамелеон, напуганный криком своего хозяина, поспешно сменил цвет пару раз, стал темно-бурым и съежился. Ниас пару секунд буравил ашена взглядом, потом развернулся и пнул ни в чем не повинный стол.
- Я бы вернулся, если мог, - сказал он, уже намного тише, будто враз обессилев. - Если бы я знал... я бы не оставлял попыток и молил богов за вас. Я не знал...

0

14

Вот тут можно было бы порадоваться, что удалось довести шамана до такого состояния, которое ему не свойственно. Вот только цель была не в том, и ни одного ответа Эральяар так и не получил. вернее получил, но эти ответы ему не нравились, их еще предстояло осознать и усвоить, а ему хотелось узнать прямо сейчас, почему так все случилось, указать на кого-то, как на виноватого, и тем удовлетвориться. А выходило все сложнее, выходило непонятнее, и от того злило охотника. Или даже не злило на самом деле - пугало своей непознанностью, а злился уже он сам. Причем не понятно на кого именно - на Ниаса ли, на себя, или просто на все, на тех же богов.
Но вот одно точно - пенять упущенным временем он не собирался позволять. Что они делали три года! О, пересказ всех событий занял бы не один час. И да, там были и если не более важные, то более насущные дела, чем поиски заплутавшего шамана по всем окрестным лесам. Но и сказать, что его не искали тоже нельзя. Потому что Эральяар лично был среди тех, кто эти самые леса обошел вдоль и поперек, пока не наткнулся на более или менее явный след Ниаса. Основная проблема таких поисков была в том, что даже те, кто его когда-то замечал, уже давно переместились в другое место - племена кочевали по территории, что ничуть не облегчало поисков.
- А ты прав. За это время можно обыскать все окрестные земли и даже зайти дальше. - Кивнул ашен, даже и не подумав уже ни голос понизить ни говорить с шаманом более уважительно, - Что мы и делали! ты ведь не оставил за собой ясного следа, не сказал, куда ушел.
И тут почему-то Ниас взял пример со своего зверька - кстати интересно, что там у него такое? - и как-то разом сник. Эральяар даже не ожидал такого. Он понял бы, если бы тот и дальше продолжил отстаивать свою точку зрения, был уверен в своей правоте. А тут что? Ашен даже растерялся от неожиданности. И с одной стороны он бы рад сказать, что ничего страшного, что Ниас правда не знал, и не его вина... Но с другой был все еще твердо убежден, что как раз вина-то именно его. Но продолжать нападки уже как-то не хотелось.
- Теперь знаешь, - Буркнул он недовольно, - Можешь начинать молить. Только не за кого почти.

0

15

Шаман молчал, глядя в темное окно, за которым мелькали лучи прожекторов, осторожно щупая сизое небо. Эральяар искал виноватых, а виноватым быть не хотелось. Но Ниас знал ответ: виноватыми были люди, что не пускали его обратно, вообще никого не пускали. И даже понятно, в принципе, почему, но, понимая это разумом, сердцем шаман истекал черной, тягучей злобой, которая была тем горше, что была бессильной. Пока что.
- Теперь... теперь нет смысла, - сказал он еле слышно, провел пальцем по столешнице. - Наверно, проще спросить, кто выжил, чем кто отправился к предкам?
Он не жаждал услышать какое-то конкретное имя, и без того уже представив себе масштаб трагедии. Шаманы их племени обзаводились семьей поздно, не раньше второго посвящения, а в идеале - после третьего, в пятьдесят лет, когда ашен-мужчина был в расцвете сил и всему уже научился. Разумеется, Ниасу до этого было далеко, а он еще и посвящал свою жизнь служению богам и умиротворению туукроа, так что даже симпатией не успел обзавестись. Но знал, что, к примеру, тот же Эральяар был ашеном семейным, и вопрос возникал следующий: как скоро последует обвинение на эту тему? Ниас очень сомневался, что женщина Эральяара осталась в живых - иначе он бы не сунулся в портал, иначе - ему еще было бы что оберегать. Так что выводы были неутешительными, но выслушивать еще и это шаман не хотел. И без того слишком много всего. Его уже начинало тошнить от волны ненависти, которая шла от охотника. Вот послали кшахо соплеменника... а ведь его не просто так сюда привели.
Ум шамана был, скажем так, устроен несколько иначе, да и долго горевать о судьбе своего племени Ниас не собирался. Нет смысла оплакивать ушедших дальше двух ночей, это только тешит кшахо. Жизнь ползет вперед, и не следует останавливаться на ее пути. Так что шаман стал прикидывать, что здесь забыл Эральяар, и вдруг на ум пришел самый очевидный вариант.
Боги, не говорите, что этот будет здесь жить!
Ниас зажмурился.

0

16

Молчал и Эральяар, выплеснув на найденного наконец соплеменника все созревшие за все время поисков обвинения. Но он смотрел в другую сторону, куда-то в стену. Удивительно ровную стену дома, построенного чужой им цивилизацией. И снова и снова сжимал и разжимал кулаки, потому больше делать не мог ничего. да и раньше не мог. Не в его силах было противостоять разбушевавшейся стихии. И некого было назвать в том виноватым. Разве что винить, по примеру Ниаса, во всем богов, которые вдруг решили отвернуться от них.
Не повернул ашен голову и когда снова раздался чужой голос, пусть и усмехнулся. Невесело так:
- Немногие.
И короткий, слишком короткий список имен тех, кто остался где-то там, по ту сторону портала. А может быть, уже и среди них недосчитаются нескольких. Да еще те, кто ушел на поиски шамана. про них Эральяар не мог бы сказать, остался ли в живых кто-то еще, кроме него. Просто потому, что не знал. А добиться ответа от людей - проще было каменную стену лбом прошибить. Точек соприкосновения с этими обманчиво похожими на ашенов созданиями охотник не находил. Да и не стремился к тому, однажды решив, что все они суть порождение злых сил. Меньше контактируешь - меньше проблем.
- Когда ты ушел прекратились дожди. - зачем-то начал Эральяар. зачем именно - не сказал бы и сам. Но почему-то считал нужным рассказать, как оно было. Что именно случилось с ними после того, как шамана не стало.
- Их не было целую луну. Тогда же появилось очень много туукроа, они нападали на всех, и на наше племя тоже. Многие погибли так. Еще больше - когда кшахо послали свет и огонь с небес, и загорелся лес.
Сколько слов нужно, чтобы рассказать, хотя бы вкратце, все события? Ашену их постоянно не хватало, он останавливался, подбирая, разыскивая слова, но подходящих все равно не было. Рассказ выходил совсем не таким, как представлялось, не передавал всего ужаса и отчаяния, что пережили тогда ашены.

0

17

Слушая сбивчивую, медленную речь Эральяара, шаман все глядел в окно. В отдалении послышались чьи-то шаги: видимо, охранник обходит территорию. Воздух, сухой и прохладный, пах пластиком, как и всегда в этих человеческих жилищах. Ниас притерпелся, уже давно.
Он снял с плеча Роа, усадил на пустую столешницу. Хамелеон перебрал лапами, заторможенно, словно отмерзающий, и застыл, сжавшись в гребенчатый комок. Ниас сделал шаг в сторону и поставил рядом с Роа плетеную корзинку с фруктами. Хамелеон заинтересовался, перенес цепкую лапу на край корзинки и стал медленно на нее затягиваться.
- Если бы боги не велели мне уйти, ничего не случилось бы, - задумчиво проговорил шаман, придерживая корзинку, чтобы не опрокинулась. На соплеменника он не смотрел. - Люди в этом мире существуют давно. Их жизнь коротка, но они очень до нее жадны. И поэтому в их истории, в жизни их предков много можно выучить. Возможно, так было нужно... так они говорят. Возможно, кто-то иногда _должен_ уходить...
Ровный голос, негромкий, сплетающийся с темнотой кухни. Ниас чуть подтолкнул хамелеона и наконец поглядел на Эральяара:
- У тебя теперь будет много времени, чтобы это узнать. Как я понял, теперь ты будешь жить в этом доме?

0

18

Возможно кто-то иногда и должен уходить, но для Эральяара эти слова мало чем отличались от пустых звуков, которыми поначалу казалась речь этих людей. Сейчас же он понимал слова, но не понимал смысла, скрытого за ними. Или просто не хотел понять. Какие же это боги, какая же это их воля, когда они обрекли ей на смерть стольких?
Раздавшиеся где-то чужие шаги заставили ашена насторожиться, с минуту чутко прислушиваясь, пытаясь определить их источник. Но даже звуки в этих искусственных пещерах, что люди звали домами, распространялись не так, как было привычно, и привычно определить расстояние и направление выходило не сразу. Это тоже раздражало и так постоянно находившегося на взводе Эральяара, заставляло нервно поводить плечами, только что не ощериваться зло от любого постороннего звука. И такие разумные рассуждение Ниаса ничуть его не успокаивали. Здесь все было слишком чуждым, чтобы позволить себе расслабиться хотя бы на минуту.
- Они сказали, что да. - Отозвался он. Люди сказали, что будет жить тут. Но не сказали, зачем, не сказали, с кем, да и не могли они знать. Им не было дело ни до чего, кроме того, что они почему-то отчаянно хотели превратить ашенов в свое подобие.
- Зачем они... - начал было Эральяар, но споткнулся, так и не сформулировав вопрос до конца. - Почему они не отпускают нас назад?
Да, вот так было вернее. Может быть, хотя бы Ниас, как проживший здесь гораздо больше, как шаман, как тот, кто всегда знал больше остальных, мог дать ответ на этот вопрос? Потому что ашен не мог найти ответа, как ни пытался.

0

19

Ниас закатил глаза, услышав ответ. Ну разумеется. Хотя вряд ли люди могли знать, что они из одного племени, - боги решили подшутить напоследок и направили охотника в дом шамана, служить немым напоминанием того, что произошло после его ухода из племени. Из мира.
Не сказать, чтобы он был против компании... нет, стоп. Он был против компании. Однозначно и бесоворотно. Потому что, судя по зашуганному звериному взгляду и готовности броситься на любого встречного, Эральяар еще ничего не знал в этом мире. А значит, посыпятся вопросы, и попробуй не ответить, "тыжшаман". О, уже посыпались.
Ниас пронаблюдал, как хамелеон замедленно втягивает хвост в корзинку, наступив передней лапой на апельсин, и чуть нахмурился. Зачем... он сам задавал себе этот вопрос, долго задавал его себе, а потом - Надзирателю. Тот от ответа увиливал, разрываясь между гражданским и профессиональным долгом: вроде как и на своих клепать нехорошо, и просвещать новоприбывшего ашена он обязан. В итоге Надзиратель разродился политкорректной тирадой, из которой шаман тогда половины не понял. Зато потом очень хорошо все осознал и на своей шкуре прочувствовал.
- Боятся, - просто сказал Ниас после паузы. - Они боятся, что если мы вернемся, то придем снова. Нас придет много. Мы сильнее и быстрее их, мы видим в темноте, а дни можно где-то переждать. Они боятся, что станут пищей для всех наших племен, что мы займем их место. Ты еще не знаешь, но люди очень живучи. И поэтому они никого не пускают назад, хотя я уверен - это возможно. Стоит кому-то принести нашему народу весть, что в этом мире действительно много добычи и много земель - как ты думаешь, что произойдет? Нет, они боятся.
Шаман отвернулся от окна и устало поморщился:
- А теперь я иду в свою комнату. Привыкай к новой жизни, если хочешь выжить и попытаться вернуться... вместе со мной. Мой тебе совет.
И, подхватив недовольного этим Роа, Ниас покинул кухню, направившись наверх. Он чувствовал себя ужасно усталым: роль учителя никогда ему не давалась, она утомляла. Знание приходилось разжевывать недотепам, вкладывая по кусочку, как птенцу в клюв. Ничего, по крайней мере теперь он никого не обязан обучать.
Ну, по крайней мере Ниас так думал.

0


Вы здесь » Red Zone » Отыгранные эпизоды » Новое знакомство, или не новое?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC