Red Zone

Объявление


Добро пожаловать!

Уважаемые игроки и гости форума, наша долгая реконструкция завершилась, и мы рады снова приветствовать новых игроков. Просим обратить внимание на изменения в сюжете: была добавлена новая локация - будущее, в котором привычный нам мир изменен, и жители иного мира спокойно сосуществуют с людьми.


Время в игре:
21-31 августа 2023 года / 21-31 августа 2045 года
Температура днем до 25 градусов по Цельсию, ночью около 14.

В ночь на 27 августа 2023 года - шторм!
Красная зона значительно опустела: жителей стало гораздо меньше. Шторм оставил после себя множество разрушений и потерь. Пострадали не только люди, но и ашены.
В Красную Зону прибывают военные. Грядут новые порядки!

События, происходящие в городе, обсуждаются.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Red Zone » Отыгранные эпизоды » Кому-то будет весело


Кому-то будет весело

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Дата: 3 июля 2023 года
Место: Красная зона
Участники: Коди Прайс, Дориан Фокс (очередность соответственно)
Краткое описание: Первое знакомство самых милых ашенов Красной Зоны. Действие происходит в доме Надзирателя Фокса и, теперь уже, Прайса.

0

2

Это ужасно-ужасно-ужасно! Это просто ужасающе ужасно!
Коди шел по городу раздраженный и потерянный. Он гордо отказался от сопровождения и топал к своему нынешнему жилищу, стараясь не отвлекаться ни на что, хотя мир казался удивительным, полным сюрпризов и неизвестных вещей. Смотреть это не хотелось – не позволяла вышеназванная гордость.
Мало того, что его, как какого-то дикаря и простофилю в охоте, облапали все, кому не лень. Проткнули вену в локтевом сгибе, зачем-то собирая кровь, заглянули, простите, и в рот и задницу. Его продержали в каком-то вонючем помещении почти неделю! Так еще и после всего проделанного, ему грубо объяснили какие-то нелепые правила и как безродного щенка вытолкнули на улицу.
Да с чего вдруг он, гордость племени Архарзас, будет подчиняться собственной же еде? Коди честно, будучи не скандальным и истеричным, пытался объяснить глупым людям, что он не собирается тут жить – он вернется обратно. Что его племя воюет там за еду, и если они прекратят эти глупые издевательства, он даже простит им это и не скажет остальным воинам, что тут полно пищи. Но над ним только смеялись.
Глупые нелепые люди! Неужели они не знают, что они – только лишь убойные животные, которые накормят его ночью? Впрочем, этого сделать не удалось, хотя Коди уже попытался. Получил по голове, между прочим, больно. Вспомнив об этом, шатен потер затылок, все еще ноющий от тяжелого кулака, а на руках красовались свежие синяки. Эти люди не такие безвольные и тупые, как в их мире. Это усложняло задачу.
Было раннее утро, поэтому идти было не так сложно. Правда, хотелось спать. Но этому помогало то, что в голове крутилось столько мыслей, что юный гермафродит не мог их переварить. Зачем эти правила? Какие такие баллы? Зачем выходить в город, если хочется обратно, в родное племя? Что за херня, в конце концов, вокруг происходит? А главное, почему я теперь Коди Прайс и должен откликаться на это странное, до крайности нелепое имя?
Воин гордого маленького племени решил, что лучше выспаться, а потом уж решать все вопросы. На голодных желудок, тем более, думалось совсем плохо. Коди сглотнул тягучую слюну, провожая взглядом чайку в небе. В ней тоже текла горячая вкусная кровь, жаль летать шатен не умел.
Отворив дверь во вроде бы нужный домик, Коди осторожно осмотрелся. Инстинкты охотника не покидали его, заставляя быть предельно осторожным. Но внутри было тихо, только какой-то совсем юный мальчишка со светлыми длинными волосами сидел в углу дивана (откуда в голове только появлялись эти странные слова, означающие, видимо, названия этих предметов?) с книжкой.
- Привет, - тихо сказал гермафродит, неуверенно заходя внутрь, осматриваясь получше. Мальчик, вроде бы, был ашеном, подсказывало внутреннее чутье. Он выглядел совсем маленьким, но чувствовалось, что ему было гораздо больше лет, чем на вид.
- Кажется, теперь я буду жить с тобой, - неловко продолжил Коди, с интересом рассматривая книгу. Что этот парень делает? Что это за книга и зачем она нужна? Что он в нее смотрит? Там рисунки? Или что? Но она не выглядит каменной.
- Меня назвали Коди. У тебя тоже есть какое-то имя здесь? Как ты попал сюда? – зачастили вопросы из красивого рта. Мальчик выглядел потерянным, поэтому он подсел к блондину на диван довольно близко. Он показал собеседнику пустые ладони, предъявляя тем самым, что не имеет оружия и плохих намерений.
- Расскажи мне, пожалуйста, что это за место? Меня только что мучили эти странные люди… Они совсем другие, нежели у нас! Что все это значит? – и снова затараторил он, добавляя в конце предложения, - Извини, я навязчив, но я сейчас в таком состоянии, что укушу сам себя за вену, - это было метафорическое выражение, выражающее степень безысходности. Старики поговаривали, что был такой ашен, который дошел до такого голода, что не мог уже никого поймать и от безысходности разодрал себе руку и пил свою кровь, пока не умер, не сумев вовремя остановиться. Наверное, это были легенды, но вот выражение среди ашенов прижилось.
Коди говорил высоким приятным голосом, настолько мелодичным, что даже испуг и беспокойство не заставляло его неприятно звенеть. Как будто парень был хорошим камерным певцом с поставленным голосом. Он поджал под себя ноги, окончательно показывая всем своим видом, что доверяет собеседнику и ждет его помощи, сдаваясь ему на милость.

+1

3

Теплый свет мягко обволакивал комнату, внося частичку умиротворения в этот безумный мир. Дориан специально просил своего наставника именно о таких нежно-желтых занавесках, чтобы рассеянный свет солнечных лучей, проходя сквозь них, создавал медовый полумрак, приятный для глаз ашена. Это казалось особенно важным сейчас, что-то свое, что-то, способное создать уют родной пещеры, состояние защищенности и спокойствия. К счастью, его наставник вовсе не был против побаловать своего подопечного, тем более что Дориан оказался таким послушным и старательным учеником, а подобные занавески смогли бы помочь его глазам привыкнуть к солнечному свету.
Дориан провел по губам пальцами и перелистнул страницу толстенькой книги в его руках. Ему всегда казался забавным этот обычай - слюнявить пальцы, прежде чем касаться бумаги во время чтения. Может, это что-то и значило для людей, но для ашена пока было непостижимо. У тих странных двуногих существ, которых и животными-то теперь называть нельзя было - они ведь были разумны, вроде как - вообще было много странных и непонятных традиций, как например есть овощи будто олени, надевать обувь на высоченных шпильках, что не очень красиво деформировало ступню, убивать зверей ради развлечения и делать из них чучела, словно бы подобного рода статуи могли украшать жилище. Хотя, возможно, последнее было своего рода поклонением тотему, от веры в которые племя Дориана ушло давным-давно. Его Эсфирь была уже настоящей женщиной, сотканной из лунного сияния, воинственной, но мягкой матерью. Во всяком случае все эти обычаи людского племени были забавны для изучения, и Дориан без устали узнавал все новое, связанное с звероподобными существами, вне зависимости от того, насколько глупым это казалось.
Он поправил очки, натирающие нежную кожу на носу. Стекла в черной оправе были без диоптрий, зато очень симпатично смотрелись. Дориан где-то прочел, что большинство людей более доверяет тем, кто носит очки, и это еще одна странность этого рода двуногих. А если на тебя идет парень в очках и с ножом, ты же не будешь спрашивать у него дорогу в библиотеку?
Входня дверь открылась, и парень закрыл книгу, зажав пальцами нужное место, нетерпеливо глядя на дверной проем. Он уже знал, что ему должны подселить соседа, об этом его предупредили, правда не сказали, ни кто он будет, ни как выглядит, ни сколько ему лет.Вошедший определенно был ашеном, возможно, почти того же возраста, что и сам Дориан, только вот выглядел он более испуганным. Новичок, возможно. Год назад блондин и сам был таким, разве что у него не было особого выбора - быть в своем мире никем, без дома, каждый день стараться выжить, либо быть никем здесь, но сытым и не заботящимся о крове на день. Так что он достаточно быстро свыкся со всем, хотя до сих пор некоторые вещи ставили его в тупик.
- Привет, - дружелюбно ответил Дориан, мило улыбнувшись.
Кажется, этот ашен угрозы не представлял, и в этом Дориану повезло, если слушать его друзей, которым достались более несговорчивые соседи. Правда блондина слегка напрягло, когда парень подсел совсем близко к нему. Все-таки личное пространство, как ни как должно быть. Хотя кому об этом говорить, только не Фоксу. О нем ходили здесь не очень лестные слухи некоторого рода, но ни один из них не подтвердился, так что об этом блондин не беспокоился.
- Дориан Фокс, - парень кивнул и по забавной традиции протянул было руку для рукопожатия, но вовремя вспомнил, что этот новичок вряд ли знает о таком.
Он с любопытством осматривал симпатичное личико нового знакомого, прежде чем отвечать на заданные вопросы. К слову говоря, парнишка тараторил очень быстро, и было явно заметно, что он волнуется. Ну что ж, если он прибыл не так давно, то все внезапно свалившееся на него могло порядком расстроить нервы, так что стоило относиться к нему более лояльно.
- Что это за место... - Дориан слегка прикусил губу, рассматривая парня из-за чащи длинных ресниц, - можно назвать это своеобразной тюрьмой, или курортом, в зависимости от того, как ты жил раньше. Здесь есть своеобразные правила, но я думаю, тебе уже все объяснили. Можно назвать это альтернативной реальностью, - Дориан чуть приподнял книгу, с яркой надписью "Сборник научной фантастики", - где развитие планеты пошло не по воле Эсфирь, а из-за Дарвина, и теперь так получилось, что на вершине стоят не ашены, а люди. И нам следует либо смириться, поскольку нас пока слишком мало, либо поднять бунт и героически погибнуть.
Кажется, некоторые слова были не совсем понятны Коди, так что блондин смолк, слегка прокашлявшись. Читать слишком много становилось вредно - собственные представители рода не всегда понимали, что он говорит.
- А ты откуда, сладкий? - Дориан ободряюще улыбнулся, - как ты жил до этого? Как попал сюда? Хочешь есть? - внезапно поинтересовался парень, вспомнив о возможном срывающем цепи с самоконтроля голоде.
Он встал, аккуратно загнув страничку книги, и направился к холодильнику, где хранились замороженные пакеты с кровью.
- Держи, - пакет приятно холодил пальцы, когда парень передавал его новому знакомому.

0

4

Ашен был странный. На носу его находились какие-то прозрачные штучки, как из слюды. А волосы напоминали каких-то длинных червей (или существо, которое очень давно не расчесывалось). Впрочем, Коди видал совсем диких ашенов. Те еще и в нос вставляли кости и в уши, и в губы, а женщины – даже в грудь.
Еще этот странный ашен протянул руку. Зачем? Как будто давал что-то, но в ладони ничего не было. Шатен осмотрел ладонь, и мальчик ее убрал. Что это было такое? Какой-то ритуальный жест? Надо ли ему ответить тем же?
- Дориан, - повторил гермафродит. Дурацкое имя. Почему всем нам дали настолько смешные и непонятные имена? Ведь у них же уже были свои, вполне неплохие, зачем надо было выдумывать другие?
Размышлениям не дали ходу. Новоявленный сосед начал говорить, а Коди только хмурился. Тюрьма? Курорт? Что это такое? На словосочетании «альтернативная реальность» бедный парень совсем сник. Он понимал с пятого на десятое, и, вероятно, не по его мозгам было осознание этого места. Единственное, что шатен уловил, это – правила. Их, по мнению разумной еды, нужно было соблюдать. Но они не объясняли, почему они сами не хотят соблюдать правила ашенов. Зато это пояснил Дориан. Их было слишком мало. Это многое объясняло. Малочисленные племена часто присоединялись к более крупным семьям, предпочитая такое пленение смерти. Присоединялись и жили по правилам сильнейших.
Неужели это был настолько странный мир, что еда здесь была сильнее и разумнее их, прирожденных охотников? Это не укладывалось в голове. Тем более что сам Коди был из гордого племени, которое никогда не сдавалось. Они бились до конца, за честь жить самостоятельно, своим родом. Эта гордость за свое имя помогала им выигрывать во многих схватках. А многочисленные гермафродиты племени возобновляли численность населения, когда более слабые физически женщины погибали.
- Я из племени Архарзас, - ответил на понятный вопрос парень, - У нас было небольшое племя, но мы выживали из года в год, - его распирала гордость за свое племя.
Каждый ашен племени был в какой-то степени родственником, поэтому Коди любил их и не собирался бросать их. А теперь он был от них далеко и, наверное, они сочли его мертвым. Его дочери будут рассказывать легенды о ее папе, который спас племя, родив ее, а потом погиб, как воин. Правда, это слабо утешало гермафродита. Он надеялся увидеть, как дочь сама вырастет и выйдет замуж, как полагается, и родит сама, подтверждая, что «жертва» Коди была не напрасна.
- Мы перебирались на новое место, когда еда закончилась и потерпели много потерь, когда увидели эту штуку. Которая мерцает и похожа на вертикальную воду. Там уже было более крупное племя и нам пришлось сразиться с ними, - в мелодичном голосе продолжала звучать гордость, - Мы не сдавались. Мы никогда не сдавались! Но кто-то сбил меня с ног, и я попал в эту воду… и очутился тут. Где слишком много света и много еды, но она какая-то не такая, как у нас.
Коди закончил свой рассказ и пытливо посмотрел на собеседника. Быть может он сможет что-то сделать? Может, вдвоем они что-то придумают?
А еще его терзали какие-то природные инстинкты. Дориан сказал, что ашенов тут мало. Это навевало на мысль о сравнении с собственным племенем. Может этой «новой семье» тоже нужно дать возможность возродиться? Может, ему снова придется рожать? Это было ужасно больно и невыносимо, но гордость и смелость воина заставила его не проронить и звука и справиться с этим испытанием. Радость от содеянного затмила все болезненные воспоминания, поэтому Коди был не против это повторить, если только это поможет увеличить количество ашенов и выбраться отсюда.
- А ты? Расскажи о себе? – заинтересованно спросил Коди. Рядом с тобой он начал успокаиваться. Ты добрый и милый, это шатен уловил сразу. Неужели плохой ашен будет делиться своей едой?
Он взял предложенный пакетик, с интересом рассматривая его. Понюхал. Потрогал прозрачный целлофан, не зная, что это такое. Потом узрел какую-то штучку на суженом конце и, посмотрев на Дориана в поисках одобрения, откупорил ее. Запах крови ударил в нос. Аж желудок свело, а клыки приятно зачесались, вылезая из своих гнезд.
Гермафродит уже давно нормально не питался, поэтому не мог физически отказаться от этого лакомства. Он припал к образовавшейся дырочке губами, вытягивая холодную густую жидкость и моментально проглатывая. Было немного неудобно и непривычно, ведь он не кусал, хотя это рефлекторно хотелось сделать – цапнуть что-то, впиться крепкими зубами в мягкую плоть. Ну, так тоже сойдет.
Мощное горло, как насос, втягивало в себя жидкую пищу, к которой ашены были привычны с рождения, направляя ее в желудок. Это заставило высокие скулы гермафродита порозоветь. Наконец-то он был сыт! Закончив с трапезой, которая многим людям могла показаться омерзительной, Коди улыбнулся своему собеседнику, все еще клыкастый, а оттого еще более милый.
- Спасибо, это был очень большой жест с твоей стороны. Я в долгу не останусь, обещаю! – кивнул Коди, не забывший еще повадки охотника. Он устроился удобнее на диване, чувствуя, как зубы возвращаются в «мирное состояние», поджав под себя ноги и чуть прижимаясь к собеседнику, приготовившись его слушать.
Такое откровенное поведение, нарушавшее интимную зону другого ашена, диктовали женские гормоны, резко выброшенные в кровь гермафродита. Его мысли о малочисленном племени и присутствие какого-никакого, а мужчины рядом, заставляли его тело подстраиваться под действительность. Были и другие предпосылки этого. Живя в родственном племени, тесно близком друг с другом, Коди привык относиться так к своим соплеменникам, которые принимали объятия и прикосновения в знак уважения, дружбы и открытости.

0

5

Пакет холодной крови в руках Коди стремительно уменьшался, показывая, насколько голоден ашен. Видно, с тех пор, как он оказался здесь, его совсем не кормили. Не хотелось его расстраивать, но это был последний пакет с кровью, который Дориану выдали на этой неделе. Он почти не использовал его, надеясь дотянуть до следующего и устроить себе пир. В последнее время ему легче удавалось справляться с собой во время приступов голода по крови, которых стало значительно меньше с тех пор, как он впервые здесь появился. Ему помогало, когда он старался занять себя чем-то, чтобы отвлечься. Строго говоря, то, чем пичкали ашенов, тоже являлось едой и вполне удовлетворяло потребности организма, просто трудно было привыкнуть к тому, что морковь и хлеб теперь плотно засели в рационе бывшего хищника. Это как начать кормить льва огурцами. А кровь оставалась запретным плодом, как в той забавной книге, которую Дориан прочел одну из первых: кожаный переплет, позолоченные буквы, эта книга была очень ценной для его смотрителя, не потому что ее можно было выгодно продать или обменять, но из-за ее содержания, "духовного и морального", как парню говорили. В ней человеческая женщина была изгнана из беззаботной долины из-за того, что съела плод, который есть было запрещено. Этот плод и был кровью, которая теперь была недоступна ашенам.
- Ммм... тебе все равно придется научиться сдерживаться, такая роскошь, как пакет, полный крови, тебе будет перепадать раз в неделю. За хорошее поведение, - Дориан пригладил волосы, плюхаясь на свое место на диване.
Все эти правила в самом начале его тоже угнетали, и казалось, что жизнь в таком месте невозможно, но теперь, спустя год, блондин уже вполне привык ко всему. Разве что все равно предпочитал спать днем, но, как оказалось, это иногда бывает проблемой и простых людей, и пил кровь, потому что она оставалась для него самым лучшим лакомством, и все еще упоминал в разговоре Эсфирь, хотя с большим удовольствием изучил тех, кого человечество называло своими богами.
Блондин внимательно выслушал рассказ нового соседа по комнате, размышляя о том, что своего собственного племени у него давно уже не было, так что он успел порядком отвыкнуть от подобной привязанности к соплеменникам. Тем более, что последний его дом в его воспоминаниях был прочно связан с насильником и убийцей его отца, так что радужными эти мысли назвать нельзя было. Шрам на бедре все еще подтверждал его бывший статус игрушки жестокого хозяина.
Коди был первым его соседом, если честно, так что он еще не вполне понимал, как себя с ним вести, что говорить, кто где будет спать и так далее, все эти житейские мелочи пока не приходили ему в голову. Он как-то уже привык быть единственным подопечным своего надзирателя, и это его до сих пор определенно устраивало. Как единственный ребенок в семье - ему нравилось внимание, которое уделялось ему одному, да и скрывать кое-какие свои похождения так было легче, чем будет в том случае, если в доме будет жить кто-то еще. Хотя если все пойдет нормально, может, с этим новоприбывшим можно будет договориться.
Рассеянно выслушав благодарность парня, допившего крохотный, как теперь казалось, пакетик с драгоценной кровью до дна. Ну вот, начало хороших отношений положено. Это, конечно, был весьма широкий жест со стороны блондина, в особенности в их мире, где еда значила слишком многое.
- Пожалуйста, - пробормотал Дориан, задумчиво разглядывая собеседника, - я... да у меня была скучная жизнь. Как обычно, охота, еда.
Он не привык делиться всеми секретами сразу с незнакомцами. Хотя.. кое-что можно было рассказать. Пару вещей.
- Мое племя процветало, - блондин слегка улыбнулся, - долина была полна легкой добычи, а я был сыном вождя, так что... никаких проблем. Случайно охотился в далеких местах и попал в портал.
Коди как-то подполз ближе и слегка прижался к парню, заставив его слегка напрячься. Он вообще не привык, когда к нему прикасаются без разрешения, даже если учитывать его распущенный характер. Когда он был принцем, его практически не трогали, а потом, когда он попал в плен, трогали слишком часто, так что несанкционированные проникновения в его интимную зону его иногда нервировали.
- Что... - блондин встал с дивана и снял очки, отложив их вместе с книгой на журнальный столик, - что ты планируешь делать? Сейчас, в такой ситуации? У нас неплохой надзиратель, так что в этом тебе повезло. Но если ты планируешь поднимать восстания и жечь костры, предупреди меня заранее, хорошо?
Он обаятельно улыбнулся. В чем-то он шутил, но в его словах была толика настороженности. Он только начал привыкать и находить что-то приятное в наступившем режиме жизни, и не хотел что-либо менять в ближайшее время.

+1

6

Когда Дориан поднялся и снял очки, отойдя на должное расстояние, шатен задумался над своим поведением. Логическая цепочка в его голове выстраивалась быстро и легко: он был новеньким в этом доме, совершенно незнакомым парнем, и тут же позволил себе такую вольность, как прижаться к постояльцу данного жилья. Правильно, что его жест мог быть расценен неправильно.
- Извини, - мягко проговорил Коди, усаживаясь ровно на диване, что далось с трудом. Его существо, переполненное женскими гормонами, требовало какой-то непонятной защиты, что абсолютно не нравилось самому шатену. Он был один, и его племени не было вокруг, так что женские манеры поведения были совсем ни к чему. Напротив, должны были пробудиться все воинские черты, которые только имелись.
- Не пойми меня неправильно, - объяснился он, - Наше племя было маленьким и почти все друг другу приходились родственниками. Я просто привык открыто выражать симпатию к человеку, для нас не было ничего предосудительного в тактильном общении.
Коди внимательно выслушал информацию о том, что крови тут не будет. Это навлекло на гермафродита легкий страх – чем же тогда питаться? Кормежка раз в неделю казалась крайне скудной. Он уже к вечеру проголодается вновь, и что ему делать, если пакета крови он еще не заслужил? Поэтому шатен тут же решил осведомиться об этом:
- Чем же здесь питаются? Люди в том странном помещении говорили мне что-то про человеческую пищу, - неуверенно протянул он, - Что это такое? Чем они питаются? – в голове промелькнули странные мысли. Вдруг они едят каких-нибудь жуков или червей? Это было бы невообразимо ужасно.
Последующая информация была интереснее. Оказывается, собеседник Коди был не последним ашеном в племени, более того – принцем, сыном вождя. Теперь, видимо, старый вождь остался без наследника. Редко, когда у ашенов бывало много детей сразу, природа как-то жестоко ограничивала их рождаемость. Видимо, чтобы таких сильных хищников не стало слишком много.
- Я тоже был очень важным в племени, - просто рассказал Коди, не хвастаясь, но все же с толикой какой-то гордости, - Мое рождение было достоянием Бога Шраув, он решил, что именно я должен был спасти родное племя от вымирания.
Бог Шраув (в иных племенах именуемый по-разному) был Богом двуликим – порою, он олицетворялся как женщина и мужчина, сросшиеся спинами, с четырьмя ногами, четырьмя руками и двумя головами. Женская его половина была светлой и заведовала рождением, а мужская – темной, и олицетворяла ночь, время охоты, и, собственно, распоряжался он воинскими качествами ашенов. Иногда, его видели простым гермафродитом с двумя же головами. Суть оставалась одна.
В племенах охотников уважительно относились к данному божеству, ведь в любой момент мог настать тот день, когда его помощь окажется просто необходимой, и тогда он вселит в женщину свое дитя, обладающее способностью к рождению и к войне одновременно. Поэтому у Коди было полное право гордиться собой, своим рождением и предназначением.
- Но здесь… Я не знаю, что мне делать здесь, - признался шатен, пожимая плечами, - Там, дома, было все просто и понятно. Я должен был охотиться, защищать свое племя. Может быть, если бы была на то воля вождя, я бы снова дал жизнь ребенку, - взволнованно сказал он, вспоминая о том, что оставил там.
Маленькая дочка, которая теперь навряд ли увидит своего отца. Это было ужасно, и лицо гермафродита приняло немного горестное выражение. Он помолчал, вспоминая и свою возлюбленную, с которой они хотели основать семью. Быть может, она тоже уже ждала от него ребенка, а он теперь и не узнает.
- Моя дочь, - печально произнес Коди, поднимая глаза на блондина, - Неужели, я потерял это все навсегда? Неужели, отсюда нельзя добраться до дома, обратно? – страх прошел и уступил место растерянности и беспомощности.
Наверное, этот молодой ашен его не понимал. У него не было детей, это было написано на его еще детском личике, а уж тем более не было детей, которых бы он сам родил. Навряд ли сын большого племени был гермафродитом. Ему было не понять, что испытывал сейчас этот ашен. Коди никогда не испытывал сильную привязанность к ребенку, которого породил, материнский инстинкт не пробудился в теле молодого воина, он все также стремился воевать и охотиться, а не сидеть с плачущим дитем. Но теперь, оказавшись без возможности видеть дочь, шатен четко прочувствовал, как ему не хватает этого маленького комочка.

+1

7

Гермафродит? Это и правда было неожиданно. То есть Дориан знал, кто это такие, знал, что в соседних племенах, что жили на более пустынных местах или в состояли в большинстве своем из мужчин, подобное явления было распространено. Однако в живую ему так и не удалось ни разу увидеть настоящего гермафродита. Его собственное племя было процветающим, так что  не нуждалось в такой "поддержке" со стороны природы. Стало до жути любопытно, как же там все устроено, что позволяет в одном организме совмещать и мужское и женское начало. Был бы блондин хирургом, этим стерильным врачом в жуткой маске и со сверкающим скальпелем, он смог бы познать эту тайну. Как и множество других, скрытых под оболочкой кожи. Узнавать новое всегда было забавно.
- Дочь? - Дориан слегка улыбнулся, - не сомневаюсь, что она была красавицей, как ты.
Первое, что пришло на ум. Стандартный комплимент, но не лишенный искренней симпатии. Этот новый знакомый был довольно милым, хотя и со своими тараканами в голове, и Дориан не видел причин, чтобы начать ему грубить. Хотя его первоначальное поведение несколько настораживало, но кто их знает, этих гермафродитов. Может у них в характерах прописано приставать к парням. Интересно, он ближе к мужчине или к женщине?
Задавать такие вопросы было просто неприлично, тем более едва знакомому парню. Так что блондин ухватился за другую тему беседы.
- Питаются люди всем подряд, что только смогут добыть и приготовить, и у всех свои заморочки на этот счет, - задумчиво произнес блондин, покосившись в сторону холодильника, - между прочим, некоторые из них предпочитают полусырое мясо с кровью, так что я не особо понимаю, почему нас они заставляют есть овощи.
Если честно, Дориан уже начитался обо всяких кулинарных извращениях, что царили в тех или иных местах на земле. И мясо с кровью, откровенно говоря, было едва ли не самым безобидным из них. Есть камни, сушеных сверчков, пауков в карамели, личинок мясных мух и прочее прочее было куда противнее и более неправильно, чем вполне себе нормальное желание ашенов питаться кровью. По крайней мере Дориану так казалось, но с его мнением все равно никто не считался.
- Кстати говоря, есть одно забавное изобретение человечества, которое мне лично очень нравится, - внезапно добавил парень, и отошел к кухонному шкафчику, извлекая оттуда почти законченную бутылочку недорогого красного вина.
Рубиновая жидкость, слишком водянистая для крови, но имеющая такой же прекрасный цвет, полилась в стеклянный бокал, расплескав вокруг аромат алкоголя. Совсем чуть-чуть, чтобы шатен мог попробовать ее на вкус. Это был еще и интересный эксперимент - как отреагирует на подобное тело, что до этого момента не знало ничего из тех вещей, которыми губят свои слабые организмы эти хилые двуногие.
- Попробуй, - с легкой улыбкой блондин протянул стаканчик парню, усаживаясь на подлокотник дивана.
Сколько еще можно показать этому неопытному ашену. Там, в диких условиях, если бы они встретились, Коди определенно имел бы больше преимуществ перед Дорианом. Блондин был слаб по меркам ашенов, и совершенно не приспособлен к бою и охоте, но здесь, в мире столь процветающем, где не нужно добывать себе еду и сражаться за жизнь каждый день, все оказалось намного легче. Ум и образованность здесь играли гораздо большую роль, нежели в параллельном мире, и здесь Дориан наконец-то мог чувствовать себя более сильным и способным выжить, нежели там.
Так что мысль о возвращении назад для него была абсолютно неприемлемой. Его там ничего не держало. Разве что о его возвращении мечтало племя, чьего предводителя он убил. Возвратиться, чтобы умереть под первым же кустом? Нет уж, увольте.
- Вернуться возможно, - блондин прикусил губу, отводя взгляд, - если, конечно, у тебя хватит на это сил. Вот только надо ли оно тебе, решай сам. Этот мир не так и плох, как может показаться на первый взгляд.
Да, в нем много дерьма. Но в их мире его тоже было не мало. И сейчас Дориан не испытывал никакого желания возвращаться назад, в "родной" мир, который так безжалостно дал ему пинка. У него есть второй шанс. Начать все с чистого листа. И грех этим шансом не воспользоваться.

+1

8

Коди был растерян и подавлен, перед глазами проплывали картинки из прошлого, по которым он скучал, скучал уже с первой минуты пребывания здесь, в этом странном лагере. Эта внутренняя тревога порождала и другие мрачные картинки о том, что произошло с племенем несколько дней назад? Если та стычка возле портала окончилась крайне неудачно и всех воинов убили, племя можно было считать погибшим. Был, конечно, небольшой шанс того, что оставшиеся на выбранном месте женщины и дети присоединятся к другому племени, но только такая же вероятность была того, что новое племя их истребит.
На комплимент своего соседа шатен только рассеянно улыбнулся. Конечно, его дочь была красивой, самой красивой девочкой на свете. Только вот это напоминание о ее уязвимости не прибавило ашену спокойствия. Она ведь была совсем малышкой, забавно ходила и очень много говорила, спрашивая каждую секундочку «что, да почему?».
- Она не была, - тихо отозвался Коди, не собираясь в это верить, - Она и сейчас красавица. Они живы, я уверен. Ни одно племя не откажется от женщин, рожающих двуполых ашенов, - он уверял сам себя в своей правоте. Боялся до одури, но продолжал твердить внутри себя о том, что хотя бы женщины живы. Ведь помимо дочери у него там была и мать, и няня его ребенка, и любимая девушка. Все они сидели на одном месте, разбив временный лагерь, и ждали возвращения своих мужчин.
Было бы гораздо лучше, если бы не вернулся только он, ну и еще пара мужчин, погибших в схватке. Мать взрослая и крепкая, она примет это с честью, что ее сын погиб, сражаясь. А дочь еще не поймет, будучи совсем крохой. Пусть так… Пусть прольют слезы под покровом ночи, но постепенно отпустят его из своих сердец.
Рассуждения про еду Коди благополучно пропустил мимо ушей, ни о каких вкусовых изысках даже думать не хотелось. Пусть едят все, что считают нужным. Они все равно животные, хоть и без меры разумные. А он – Коди – охотник, он должен пить кровь, на крайний случай есть сырое мясо. Да пошли они к черту, эти люди! Почему они тут все решают? Он не хотел попадать к ним, он бы с радостью развернулся и ушел в другую сторону из портала, к себе домой!
Почему ашены здесь теряли волю к жизни? Ведь их было много, а ночью они были в сто крат сильнее любых животных. Надо было объединиться и атаковать то здание с порталом, перегрызть им глотки, неразумным созданиям, и бежать, бежать домой! Даже если бы за это время их родное племя ушло бы далеко и не было бы возможности найти его, можно было бы так и остаться этой группой, вырвавшейся из лагеря. Ведь тут были и взрослые, и дети, женщины и мужчины, Коди был бы готов снова помочь этому образовавшемуся племени рождением дитя. Но глядя на этого странного немного блондина, гермафродит подозревал, что воля здешних ашенов подавлена, и большинство из них такие же пассивные и флегматичные ко всему происходящему.
Дориан уже наливал ему какую-то бардово-красную жидкость, напоминающую жидкую кровь, только пахнущую как-то резковато и кисло одновременно. Шатен рассеянно взял бокал, нюхая предложенный напиток с явным отвращением.
- Это что-то уже не свежее, ты уверен, что это можно пить? – с сомнением в голосе спросил парень, снова понюхав алкоголь. Нюх у охотника еще не атрофировался вследствие долгого пребывания на дымной, вонючей Земле. Так пахли скисшие плоды деревьев, если долго валялись на влажной земле. И блондин сам не пил эту «тухлую кровь фруктов», поэтому подозрительный гермафродит не спешил пробовать напиток. Может это и есть та жидкость, которая подавляет волю и стремление к свободе? Может они пичкают ашенов оной, чтобы те стали покорными рабами?
- Этот мир не так плох? – еще более подозрительно спросил Коди, превращаясь в какого-то дикого зверька, зажатого в углу, - Это рабство, Дориан. Разве ты не видишь этого? Ты настолько привык к этому месту, что забыл уже, как пахнет ночная роса на траве, когда ты бежишь с остальными из племени на охоту? Забыл, как течет по рукам и лицу свежая, горячая пряная кровь, когда ты перегрызаешь шею своей трепещущей жертве? Забыл, как там вольно и свободно? Там – мой дом, Дориан. И я это знаю. Там моя семья, мое племя. Мой дом, понимаешь… - он попытался убедить своего соседа в верности своих мыслей. Может быть все не так потеряно? Может, можно как-то вернуть снова этому «очеловеченному» ашену дух свободы?

+1


Вы здесь » Red Zone » Отыгранные эпизоды » Кому-то будет весело


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC