Red Zone

Объявление


Добро пожаловать!

Уважаемые игроки и гости форума, наша долгая реконструкция завершилась, и мы рады снова приветствовать новых игроков. Просим обратить внимание на изменения в сюжете: была добавлена новая локация - будущее, в котором привычный нам мир изменен, и жители иного мира спокойно сосуществуют с людьми.


Время в игре:
21-31 августа 2023 года / 21-31 августа 2045 года
Температура днем до 25 градусов по Цельсию, ночью около 14.

В ночь на 27 августа 2023 года - шторм!
Красная зона значительно опустела: жителей стало гораздо меньше. Шторм оставил после себя множество разрушений и потерь. Пострадали не только люди, но и ашены.
В Красную Зону прибывают военные. Грядут новые порядки!

События, происходящие в городе, обсуждаются.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Red Zone » Красная Зона » Быть особенным


Быть особенным

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Дата: 11 сентября 2023 года
Место: Красная зона
Участники: Лэн Даррен, Ксандр Колд
Краткое описание: Ксандр отошел от пулевого ранения и его выписывают из больницы. Конечно же, Лэн не мог пропустить выписку, им нужно было о многом поговорить.

0

2

Внешний вид

Одежда: Черные джинсы, белая футболка, кожаный ремень на поясе, кроссовки, солнцезащитные очки.
С собой: Документы, кошелек с наличными, ключ от дома, полбутылки воды.

Две недели тянулись бесконечной чередой, сливаясь воедино в какую-то неприятную серую массу. После событий кошмарной ночи в Красной Зоне все переменилось. На самом деле, как бы не волновался Лэн за своего любовника, его лечение было меньшим из бед. Скромный остров заполонили военные, приехавшие следующим же утром, как будто ждали на краю континента штиля, когда можно будет сесть на катера и вертолеты. Лэн слушал во все уши, вызнавая всю необходимую информацию. Бар прикрыли только на один день, следующим же вечером заведение продолжило работу – и, надо сказать, посетителей было немало. Только вот Лэну пока не разрешали работать.
Всех ашенов схватили в ежовые рукавицы, проверяя и перепроверяя их личные дела снова и снова, даже тех, кого были уже готовы выпустить в город. Лэн буквально молился на Энди Гранта, надеясь, что тот хорошо замял все его прегрешения – найдя информацию о его агрессии, военные могли без разбора сунуть его в пекло крематория, возможно, даже живьем. Это тревожное ожидание выматывало. Но дни шли, а к Даррену никто не приходил, и блондин снова и снова мысленно благодарил майора.
Когда треволнения поутихли, и люди перестали с сумасшедшим взглядом бегать по улице, Лэн встретился со старшим Грантом, преследуя две цели. Обе они были довольно благородны: парень хотел вернуть пистолет, который он подобрал в баре и из которого убил как минимум троих клыкастых тварей. Он хотел это сделать раньше, но подставлять Энди не хотелось, все же несколько дней кряду вокруг шныряли проверяющие. Второй целью было выпросить у Гранта посещения прощания с погибшими той ночью.
К сожалению, Энди был непреклонен – ашенам не место в административной части острова. Даже ему, даже в наручниках и в клетке, даже в сопровождении Надзирателя. Лэн бился об эту закрытую дверь, но уже с первых слов понимал, что решение не поменяется – об этом было четко написано в серых глазах майора. Лэн чувствовал свою беспомощность и никчемность, и даже снова решил пойти к психологу, чтобы излить свои переживания. Он ведь даже не знал точно, кого из своих знакомых он больше никогда не увидит.
Но все тревоги постепенно стирались, когда приближался день «икс» - Ксандра должны были вскоре выписать. Узнать об этом у Даррена не составило труда. Пусть большинство охранников сменилось военными, новыми, осталось немало лазеек и информаторов. Правда, срок выписки попадал на выходные, поэтому его перенесли на понедельник, и эти последние дни Лэн только кусал губы в предвкушении. Ему страстно хотелось вновь увидеть этого мужчину, дотронуться до него, ощутить какой-то даже родной запах, услышать его мягкий голос.
Во сне являлись его бездонные глаза и лукавая улыбка. Снилось и еще кое-что, о чем Лэн предпочел бы умолчать, улыбаясь под нос и скрывая свою улыбку за длинной челкой. Попутно с этим Лэн чувствовал нервозность – он помнил тот последний разговор, и понимал, что им предстоит еще один, более детальный, и попросту не знал, что сказать. Что если Ксандр решит спросить его о чувствах? Прошло уже полгода их встреч, но Лэн до сих пор не определился, что же между ними было. И как-то не торопился этого делать.
Тем не менее, с самого утра Даррен уже торчал у больницы, ожидая, когда распахнутся двери и выйдет бармен. Он стоял чуть поодаль, чтобы охранники ничего не заподозрили. Лэн их понимал; после того, что произошло, они имели право быть нервозными. А тут какой-то парнишка бросается на шею человеку, раненому и еще слабому после лечения.

+1

3

Если Лэн считал, что он один изнывает от скуки по привычной свободе передвижения, то он очень сильно ошибался. Даже когда тело ныло от полученной раны, и было по-настоящему больно, Ксандр не мог заставить себя сидеть на месте и находиться в четырех стенах. Хотелось хотя бы ходить по комнате, но его заставляли лежать. Они были строги и  непреклонны, даже фирменный взгляд больших наивных голубых глаз Ксандра оставлял их равнодушными. Видимо, за годы медицинской практики эти ребята, что работали здесь врачами, изучили все приемчики нахальных парней и не собирались ничего спускать им с рук. И было очень скучно, хотелось лезть на стену.  Или просто выпрыгнуть в окошко, и скрыться в тени ближайших деревьев. Ксан очень ждал этого дня.
Иногда даже шутил сам с собой, что жалеет, что не попал в книжный магазин перед ранением, и не схоронил за пазухой пару-тройку книг. Единственным его чтивом оставалась записка, которую он старался не мять, учитывая, что она и так была написана на кусочке бумаги очень сомнительного происхождения. Первое, что попало в руки Лэна в тот день, когда они встретились глазами после этого кромешного ада, сейчас стало самым большим сокровищем для Колда. Какая-то дурацкая бумажка хранила столько настоящего душевного человеческого тепла, которого порой были лишены истинные представители этой расы. 
А ведь Дарен был ашеном… Только вот это знание не мешало бармену мечтать встретиться  и, наконец, обнять своего героического блондина. За две недели память услужливо стерла почти все ужасы о той самой ночи из его памяти. Вспышками он, естественно, помнил, помнил запах собственной крови, тяжелое дыхание Лэна и эти слова, что он осмелился сказать.
«Герой любовник», - шлепнул парень себя по затылку, взлохматив отросшие за две недели волосы, - «Наши отношения ни к чему не обязывали ни его, ни тебя, а теперь он может и испугаться этого. И будет прав, не так ли? Только вот тебе будет от этого досадно. Вот уж где-где, а не здесь, ты собирался встретить кого-то, с кем захочется «долго и счастливо», как в истории с хорошим концом», - усмехался парень про себя, но надеялся на лучшее, волновался…
Когда, все формальности, наконец, были улажены, он вышел из больницы, обещаясь, что будет приходить в нее строго по требованию врача, мысленно отнекивался со страшной силой, хотя и понимал, что придется приходить и он будет приходить. Ксандр любезно улыбался всем словам, говорил дежурное спасибо, а в кармане  просто жгла маленькая записочка. Он надеялся встретить Лэна здесь. Поэтому, когда вышел и не нашел его глазами немного расстроился.
Но, сделав пару шагов и внимательнее оглядев пространство, парень понял, что ошибся. Вон он стоит – белая, но такая же взъерошенная, как у него самого, голова  и выжидающая поза. Ксандру очень больших усилий требовалось, чтобы не сорваться с места бегом, обнимая Лэна так крепко, чтобы кости затрещали. Он скучал. Он очень скучал, но только сейчас понял, как сильно. Поэтому бармен ускорил шаг, а поравнявшись, схватил ладонь своего блондина здоровой рукой и настойчиво потянул его за собой, пока не скрылся за первым же деревом, прижимая Лэна спиной к стволу, опустив свою голову ему на плечо. Сейчас он ничего не видел, только вдохнул родной запах кожи. И не было тут «приветов» или «добрых утров»…
-  Как же я соскучился… только щас понял, как сильно, - прошептал Ксандр.

+1

4

Солнце медленно поднималось, освещая прямыми лучами невысокие дома острова и заставляя Лэна нацепить солнцезащитные очки на нос. Он был терпелив и продолжал следить за входом, наблюдая, как поменялась ночная смена охраны. Нетерпение подпрыгивало мячиком в душе, наталкивая блондина на взволнованные мысли: «А вдруг не придет? Вдруг контрольный осмотр покажет, что ему нужно отлежаться еще неделю?». Информаторы были хороши, но таких подробностей, конечно же не передавали. Лэну казалось, что он не выдержит еще неделю в неведении и бесконечном ожидании.
Поэтому, когда в дверях больницы показалась знакомая фигура, сердце Лэна сжалось и, кажется, даже пропустило удар, а затем встревоженно пустилось стучать, как лошадиная дробь копыт. Ему, как и Ксандру, хотелось вскинуть руку, закричать, что он здесь, глядя на то, как осматривается бармен. Он ведь явно выискивал его, других мыслей у Лэна не возникало в порыве какой-то наивности. Блондин еле сдержался, нетерпеливо прикусывая губу острым клыком, и был вознагражден: голубой взор, ярко освещенный утренним солнцем, уставился точно на Даррена, и Ксандр поспешил навстречу.
Лэн почувствовал себя ребенком - на лице расплылась счастливая улыбка, ему буквально хотелось подпрыгивать на месте. Он даже фыркнул под нос: «Какая дурость!». Тем не менее, Ксандр умудрился удивить его. Перехватив сильной рукой, парень утащил блондина за крепкий ствол дерева, прижимая к шершавой коре спиной. Лэн пораженно округлил глаза (правда, этого было не видно за очками), и, если честно, ожидал не менее чем страстного поцелуя. Но Ксандр просто и как-то чертовски мило уткнулся носом ему в плечо, забавно сопя и шепча такие нужные сейчас слова.
- Я тоже безумно скучал по тебе, - прошептал Лэн, улыбаясь так ласково. Он поднял руки, обнимая парня в ответ и даже поглаживая его по спине, - Как себя чувствует мой супер-бармен? – пошутил блондин, вставив в слово «супермен» уточняющее дополнение, - Кроме того, что весь пропах больницей, - Лэн усмехнулся, проводя носом по виску любовника. Запах был, действительно, неприятный, как и у всех, кто выходил из этих белых стен. Спирт и какие-то медикаменты пропитывали одежду, оседали на волосах, казалось, даже «проедали» поры кожи. Но это было сущим пустяком.
Лэн также отметил, что Ксандр вышел в чистой одежде и, кажется, не в той, что попал туда. Конечно, врачи бы не выпустили пациента в джинсах, пропитанных застарелой кровью, но и явно не побежали бы покупать новые. Наверное, кто-то притащил Ксандру сменную одежду на выписку, может, коллега по работе или друг из общежития. Краем сознания Лэн даже почувствовал какой-то укол ревности, хотя и трезвым рассудком понимал – что в этом он бы точно не смог помочь своему любовнику, в административный район ему вход был заказан, особенно сейчас.
- Ты многое пропустил, - осведомил Лэн партнера, наконец, отрывая его голову от себя и легонько целуя в губы. Он не стеснялся и не был смущен, просто теперь, когда эта долгожданная встреча произошла, не хотелось портить ее излишней страстью. Скуку по Ксандру иного плана он еще успеет продемонстрировать. Сейчас же просто хотелось насладиться присутствием этого человека, впитывая в себя каждую мельчайшую деталь.

+1

5

Нужные слова… они же слетели с губ Лэна, который отзеркалил его фразу, добавив эпитет «безумно». Слово «безумно» вставляют только туда, куда слово «очень» по силе своей не особенно подходит. Точнее «безумно» куда круче чем «очень» или «сильно-сильно». Поэтому Ксандр заулыбался, Лэна не изменила та ночь, он остался таким же милым, а еще нежным. Колд боялся, что он переменится, или станет слишком заботливым, так что Ксан с частой периодичностью будет чувствовать себя чуть-ли не инвалидом, а могла случиться и обратная ситуация, когда Лэн бы его ругал за то, что бармен вел себя в тот Жень так и не иначе.  Этот сценарий ему тоже не нравился. Он гнал от себя эти мысли прочь, думая еще и о том, что почувствует неловкость в общении после вечных признаний, но эта шалость с  объятьями за деревом, кажется, расслабила их обоих.
Объятья такие приятные, поглаживания родных пальцев по спине… Так можно было бы и впасть в нирвану! Рядом был тот, с кем ее даже хотелось бы разделить! Но тут Лэн задал свой вопрос и Ксандр, приподняв голову, посмотрел в темные стекла очков, силясь за ними увидеть голубые светлые радужки, как у него самого.
-  Супербармен почти оправился, теперь будет ходить проверяться иногда. А так почти здоров -  зажило! Хочешь посмотреть? – несерьезно рассмеялся он, немного растягивая ворот новой майки, которую ему притащили соседи, так, словно уже получил ответ. Хотя следующие слова Лэна его немного сконфузили, он даже сгорбился обратно.
-  Что, так сильно?  - захлопал он глазами, принюхиваясь, - Я помоюсь, обещаю, - снова с несерьезничал он, пальцем цепляя  очки Лэна на переносице и немного стягивая их вниз, картинно заглядывая тому в глаза, как бы намекая, что эта черная стена меж ними совсем лишняя. Тем более под деревом нет солнца, они в тени кроны и кусов, а поэтому «светлокожему мальчику» здесь опасаться нечего.
- Пропустил? Расскажешь мне все? – говорил он почти в поцелуе, и когда Лэн захотел отодвинуться от него, автоматически подался вперед, пытаясь поймать его губы вновь, взгляд его был устремлен точно на этом же движении поэтому то, что он говорил выглядело растянуто и забавно, как и сам Ксандр – словно концентрация энергии! Парень слишком много ее скопил за время отсутствия, и теперь ему хотелось активничать, шутить, говорить без умолку, слушать голос Лэна, целовать его губы. А еще, чтобы при этом никто не подглядывал и косо не смотрел. Да, он знал, что это неправильно, но уже было поздно заботиться об этом. Если любишь, то всегда хочется быть рядом. И не важно обнимать или просто стоять неподалеку. Невозможность увидеться, спуститься на один уровень, заглянуть в глаза его совершенно доканала! В больнице это оказалось самым сложным. Ксандр не был пай мальчиком, чтобы беспрекословно слушать врачей, и, как только, кризис миновал, ему захотелось на свободу… а свобода она здесь, рядом с Лэнни.   
Здоровой рукой он вновь нашел ладонь блондина и переплел свои пальцы с его. Это какое-то одуряющее таинство! Какая-то маленькая встреча, а так радует!

+1

6

Легкая улыбка никак не желала сползать с лица блондина. Она была не широкой, но, казалось, озаряла лицо изнутри всеми чувствами, которые Лэн в нее вкладывал. Он действительно был счастлив видеть Ксандра, слышать его мелодичный голос, ощущать тонкие, будто бы робкие прикосновения. Они стояли под деревом как два невинных школьника из современной мелодрамы, боящиеся сделать шаг навстречу друг другу, но заведомо знающие, что с этой минуты проведут всю оставшуюся жизнь вместе. Это сравнение заставило Лэна усмехнуться под нос.
Он слегка отодвинулся, чтобы посмотреть на рану, оставленную чьей-то лихой пулей, пронесшейся в темноте бара. На коже под ключицей темнел нелицеприятный бордово-коричневый круг. Кровь и плоть спеклись, образуя твердую корку, а кожа вокруг пошла легкими морщинами. Лэн протянул руку, едва касаясь кончиками пальцев ключицы, совсем рядом с пулевым ранением. Выглядело неприятно, но, насколько Лэн мог судить, такой вид мог только ободрять – никакого противного гноя или что-то вроде того. Даже синяк, который явно был огромным и разливался на все плечо и часть груди, сейчас был едва заметен желтоватым оттенком.
- Ого, какая красота, - протянул Даррен, улыбаясь чуть шире, - Чешется, наверное, ужасно, - предположил он, смешно сморщив нос и передернув плечами. Сам он совершенно не помнил, как болели глубокие раны на спине, нанесенные двумя разъяренными ашенами, зато прекрасно помнил, как выл, изгибаясь на кровати, когда швы вдоль позвоночника начали заживать и дико зудеть.
- Ну, ничего, как говорят, мужчину шрамы только украшают, - тихо рассмеялся блондин, вновь прижатый к горячему телу любовника. Ксандр, кажется, не был удовлетворен одним лишь поцелуем, поэтому продолжил терзать его губы, ведя попутно светские беседы, и это было так забавно, что Лэн смешливо фыркал через каждые несколько слов, но не отстранялся, - Ты мне и грязным нравишься, - ответственно заявил он, приподнимая подбородок, чтобы взглянуть в глаза партнера.
Ксандр протянул руку, стягивая очки с переносицы Даррена, и тот ойкнул, понимая, что попросту забыл про них. И снова пришлось чуть отступить назад, чтобы закинуть очки на макушку. Длинная челка, прижатая этим необходимым летним аксессуаром, наконец, перестала закрывать большую часть лица Лэна, и тот неловко проморгался от чересчур яркого света, заставившего его чуть прослезиться. Лэн усмехнулся, оттирая глаза пальцами:
- Видишь, я уже почти реву, - пошутил тихо он. Хотел было добавить что-то вроде «реву от грязного мужика покрытого шрамами», но отчего-то решил, что это прозвучит грубовато. Не для Ксандра, этот веселый парень его всегда понимал, а для ситуации и царящей под этим деревом атмосферы. Пальцы бармена нашли его руку, и это было так нежно и мило, что сердце Лэна едва снова не пустилось пляс. В этом была вся прелесть отношений с Ксандром, это отличало его от всех бывших партнеров. Секс оставался простым сексом, но никогда еще Лэн не чувствовал столько восторга от каких-то простых, до ужаса банальных вещей.
Какие-то обыденные слова могли поднять настроение, легкие прикосновения заставить задрожать. Ксандр был искусным мастером – он мог «слепить» из Лэна то, что на самом деле хотел. И блондин был не против.
- Не хотелось бы, - после долгой паузы произнес Даррен, не желая портить момент довольно трагичным рассказом о всех переменах в Красной Зоне, - Но придется. Самое главное, что теперь наш остров полон военных. Они настроены решительно и, кажется, захватили местную власть или что-то вроде того. Я не силен в политике, но это явно звучит так, будто мы все попали. Хорошего теперь не жди, - вздохнул он, скользнув очередным поцелуем по желанным губам Ксандра. Тяжелые мысли и осадок в душе все еще были с ним, но рядом с этим солнечным человеком ноша эта казалась легче. Ксандр помогал ему выносить все невзгоды, и в этом был еще один глобальный плюс их странных отношений.

+1

7

- Ну, ничего, как говорят, мужчину шрамы только украшают,  - сказал Лэн и бармен  зажмурил глаза и сморщил нос, - О да, меня такого красавчика мало что способно испортить, - Ксандр, хоть и слыл добродушным,  вполне себе скромным парнем, а свою привлекательность осознавал. Тем более  вскоре все пройдет – синяк сойдет, рана заживет, шрам побелеет и перестанет мозолить глаза всем встречным поперечным. Человек, что не знает об этом ранении, не всегда заметит маленький круглый шрам, почти скрытый любой майкой.
- А грязь тем более, - довольно подтвердил он свои слова и заразительно улыбнулся, так что в уголках глаз  появились складочки. Сейчас он был счастлив, но все же не стал от этого беззаботным. Им предстоял важный серьезный разговор и не о чувствах… и Ксандр об этом помнил, вытирая слезу, что осталась на светлых ресницах любовника, после того, как он саморучно лишил Лэна «доспехов» против солнышка.
А дальше было то, что он и хотел и не хотел услышать одновременно. Блондин начал рассказывать какая здесь теперь царит обстановка. Улыбка постепенно потухла на губах бармена, и он сильнее сжал ладонь блондина.
-  Скажи, кто из сотрудников бара выжил? Бар ведь наверняка уже работает… или теперь тебе и туда нельзя?  - все же как-никак, а он провел долгое время в этой дружной компании, пусть все было не всегда гладко, но шутками Ксандр связывал эту компанию. Именно юмор не позволял людям на острове, окруженном высокими стенами и колючей проволокой, становиться слишком серьезными. А еще он первый принял Лэна, и блондин тоже стал своим. Смотря, с какой легкостью и без опаски бармен общается с АШЕНОМ, многие тоже расслабились, и даже стали разговаривать с Дареном, позабыв о том, что он, вроде бы, страшное плотоядное чудовище, которое может перегрызть им глотки.
-  Может быть, я чем-то смогу помочь? Ведь я человек и для меня, как и всегда, а сейчас тем более больше привилегий, - это говорить было как-то  неприятно, ведь с виду Лэн совершенно не отличался от Ксандра, они были одной возрастной категории, одного роста, статуса и много улыбались… в общем категорично отличались лишь цветом волос, но Ксандр имел куда больше прав, чем милый с виду блондин. В большом мире это называется дискриминацией, и из-за нее люди судятся, выигрывая  в суде миллионы. Но здесь явно законодательство США не имело силы, здесь все было иначе. А если бы он начал «выступать» за права ашенов, особенно сейчас, то его бы:
- признали сумасшедшим;
- затоптали бы свои, которые разумные добрые люди;
- посадили бы в камеру за нарушение какого-то там пункта закона острова;
- или сообщили бы, что законы США применимы только к людям, а ашены не люди…
Во всех вариантах Ксандр проигрывал… поэтому оставалось действовать хитростью и беречь свою свободу и привилегии.

+1

8

Лэна ничуть не задели слова Ксандра, когда тот сделал небольшой акцент на том, что среди них двоих именно он являлся человеком. Лэн даже не акцентировал на этом внимание, ведь по его разумению он также являлся человеком, пусть и с чуть меньшими правами, чем у других. Он прошел длительный курс психотерапии, избавился от проблемы с межвидовой агрессией, но никто не пытался его переубеждать в том, что он не являлся человеком в полной мере. Это ведь было только на пользу общества. Администрация Красной Зоны могла гордиться тем, что перевоспитывает иноземных существ настолько, что те не отличают себя от людей.
- Сейчас у тебя нет никаких привилегий, - невесело заметил Лэн, перехватывая руками талию партнера, не собираясь от него отрываться, - Сейчас ни у кого нет ни привилений, ни прав. Вроде бы все работают в штатном режиме, а все равно… Атмосфера напряженная, все дергаются на любой шорох, по улицам ходят военные с континента с непробиваемыми мордами, - блондин смешливо фыркнул, косясь взглядом вбок, где стояли те вышколенные солдаты с каменными лицами, про которых он говорил почти шепотом.
Работающие в Красной Зоне, кроме новичков, пугающихся собственной тени, были расслабленны и вальяжны. Военные с континента держали спины прямо, задирали подбородки как на параде, будто в любую минуту ждали проверки. Впрочем, судя по новостям, которые слышал Лэн, так оно и было. Важные армейские шишки еще не покинули остров, решив, что они не до конца навели порядок. Кажется, здесь даже был представитель ООН, тот самый Брайан, которого Даррен даже видел пару раз. Неприятный тип, надо сказать.
- Ладно, ты это сам еще увидишь, - мотнул головой Лэн, чуть улыбаясь и, наконец, выпуская Ксандра из своих рук, - Пойдем пройдемся. Ты только выписался из больницы, а мы стоим рядом с ее стенами и говорим о всяком негативе, - на миг парень опустил руку, сжимая пальца Ксандра своими, но тут же выпустил его. Идти так по улице было рисковано. Америка уже долгое время, особенно со времен президента Обамы, пропогандировала толерантность, но оной даже и не пахло. Геи оставались геями, как бы им не разрешали однополые браки и усыновления.
- У меня, кстати, новая Надзиратель, - поделился Лэн, нацепив на нос солнечные очки, выходя из тени на дорогу, ведущую вдоль жилых домов к развлекательному району, - Иден, женщина. Того зануду отправили к новичкам, кажется, я даже не узнавал – не интересно было. А эта ничего, приятная. Первый раз увидел женщину, которая была на настоящей войне. У нее такие шрамы, что тебе и не снилось, супер-бармен, - повторил смешное словечко блондин, кидая на Ксандра взгляд через блестящие темные линзы. На лице его снова появилась блуждающая улыбка.
- Бар ваш уже тоже открыли. Мне кажется, его открыли первым, среди прочих заведений, - усмехнулся он, - После всех этих событий люди только и ждали, когда можно будет нажраться, поэтому я даже рад, что мне пока не дают добро на продолжение работы. Не увижу этих распрекрасных вечеров с драками, тошнотой и спящими прямо на полу, - рассмеялся Лэн, чуть дернув плечами якобы в омерзении. Но он понимал этих людей. Он и сам приходил выпить, когда бар открылся. Хотел пропустить стаканчик с Надзирателем за знакомство, но увидел эти стены, отскобленные от крови в кратчайшие сроки, и накатили воспоминания. Домой, конечно, Лэн вернулся на своих двоих ногах, но голова на утро ныла.

+1

9

- Сейчас у тебя нет никаких привилегий, - прозвучало в воздухе, и Ксандр округлил свои голубые глаза, мол, как это нет? Такого ведь быть не может, чтобы людей не ставили здесь выше? Ведь именно из-за людей, а точнее их безопасности, организовали Красную Зону и тратили, кстати, огромные деньжищи  из бюджета страны на то, чтобы все это здесь существовало. Обучение, высокие технологии, на которые так полагались…
Может, проект из-за инцидента будут сворачивать? Хотя как такое возможно!? Лэн вот он – здесь рядом, а не в наручниках и клетке готовится к смертной казни. Ну и что, что военных много!? Их тут всегда было тучи! Да, было страшно в тот день, но видя эти светлые глаза напротив, не лишенные привычных заигрывающих искорок и таких теплых лучей теперь все казалось нипочем. Они выжили и останутся вместе. Трагедия их только сплотила, а это значит что их отношения, которые пахли простой интрижкой, ничего не обещающей симпатией и острым сексом, незаметно для них самим обратились во что-то настоящее.   
- Угу, - кратко согласился шатен  на предложение посмотреть на все изменения своими глазами, а заодно и на то, чтобы пройтись. Он просто двинулся с места, ведомый порывом сбежать из больницы, где его против его воли держали так много времени. Тут, скорее, с ума сойдешь, нежели вылечишься.
Но у Лэна оказалось еще была новость о надзирателе. Этот человек не нравился блондину и Ксандр было подумал, что какой-то ошалелый ашен пожевал беднягу до такой степени, что тот теперь не мог выполнять свои обязанности, поэтому сосредоточенно молчал, пока не дослушал до конца.
- Будем считать, что это тебе награда, за то, что был храбрым и спас людей, вроде меня, - Ксан усмехнулся, стараясь выглядеть как можно не серьезнее, хотя на самом деле ему вспомнились реки крови той ночью и собственное угасающее сознание. Он думал, ему крышка, поэтому готовился не открыть глаза.
- Восторг в твоем голосе заставил бы меня поревновать, да ты не симпатичное личико и другие выпуклые части тела ее вспомнил, а шрамы, - и, конечно, это была шутка, поэтому Ксандр, прищурив глаза, кратко рассмеялся, потрепав светлые волосы Лэна на макушке. Хотя все же доля правды в этом была, - Не буду ревновать, так уж и быть, - продолжил он дурковать, даже шаг его стал в этот момент каким-то легким и подпрыгивающим.  И только слова о баре заставили его нахмуриться и перестать корчить из себя солнечного зайчика.
«…Лэн так и не сказал, кто выжил, а кого уже нет», - неприятным холодком пробежала ужастная догадка. Второй раз этот мрачный вопрос он задавать не будет…
-  Кстати, куда мы идем?  - перевел он тему на первое, что пришло в голову.
- Если сейчас все так сложно, то ты, вероятно уже нашел укромное местечко, лишенное камер? – карикатурно захлопал пушистыми ресницами Ксандр, показывая всем видом, на что намекает. Из-за секса у них уже были неприятности. Камеры на этом остраве не давали ребятам расслабиться и вдоволь насладиться друг другом.
-  Хотя кто больше из нас заслужил сюрприза сложно сказать, - один получил ранение, вследствие потери крови от которого мог умереть, второй спас его, словно герой. «Кстати!»
- А тебе ничего не будет, если я скажу, что ты спас меня и еще несколько человек? Ну там может  награда какая, или хотя бы больше доверия и свободы, - стал рассуждать Ксандр, - В мире людей тех, кто спасает  таких же, как мы, принято поощрять..

0

10

На вопрос о том, кто погиб, а кто остался жив, Лэн, действительно, не ответил: умолчал, но лишь о том, что понятия не имеет. Какую-то информацию по погибшим он уже добыл, однако, получив «первую порцию» тягостного знания, перестал искать. Слишком страшно было находить знакомые имена, слишком ярко всплывали перед глазами воспоминания и лица этих людей, которых ты знал, с которыми общался, выпивал, смеялся. В конце помятого обрывочного списка числилось имя Роберта Шорта – молодого парня, прибывшего в Красную зону всего несколько месяцев назад. Он был простым электриком, едва закончившим специализированный колледж. И в ту злополучную ночь он выпивал вместе со всеми в баре. Лэн перекинулся с ним парой фраз до своего выступления – парень был приятным и улыбчивым, он совершенно не боялся клыкастого блондина, верил ему.
Лэн видел, как Роберт выбегал вместе с остальными посетителями из бара, когда кто-то распахнул дверь. Но, видимо, судьба была к нему зла – и до дома парень уже не добежал, не смотря на огромную численность охранных патрулей на улицах. На имени Шорта все и закончилось. Лэну больше не хотелось знать, что тот, с кем он пару часов назад здоровался за руку, уже был мертв. Не хотелось и рассказывать этого Ксандру, чья улыбка светила ярче солнца. Человек только что вышел из больничного заключения, его следовало порадовать, а не «убивать» целой горой трагических новостей.
- Не знаю, - беспечно отозвался Лэн, подавив в себе негативные эмоции. Улыбка на его лице стала более естественной. Ему не было никакой разницы, куда они идут. Было приятно даже просто бесцельно прогуливаться с чуть растрепанным барменом. – Огорчу тебя, но пока я не искал нам укромного местечка. Лучше дождаться, когда визитеры покинут наш остров, а то попадемся под горячую руку, - покачал он головой. Настроение от этого не упало. Оно как-то стремительно пошло вверх по спирали, набирая новые обороты. Секс никогда не был основой их отношений, в этом было существенное отличие Ксандра от предыдущих любовников, к которым Даррен испытывал лишь плотское влечение.
Второй вопрос бармена заставил Лэна задуматься, он даже чуть сбавил ход, рассеянно глядя перед собой. Идея рассказать про «геройства» блондина была и хорошей, и плохой одновременно. С одной стороны люди, действительно, могли оценить способность ашена, прошедшего длительное семилетнее обучение, контролировать себя и даже защищать людей от опасности. С другой стороны, защищая посетителей бара, Лэн проявил агрессию, хладнокровно расстреливая сородичей из огнестрельного оружия. Наверняка, запись этого события уже была просмотрена с камер наблюдения, и Лэну не хотелось бы этим гордиться и в очередной раз обращать внимание проверяющих на данную ситуацию.
- Да брось, я поступил эгоистично, - усмехнулся блондин. – Я вытащил только тебя, передал в руки медицинской помощи и побежал домой. Как-то мне совсем не хотелось бегать по простреливаемым улицам. Там не особенно разбирались, кто представляет опасность, а кто нет. Кстати, о героях, - Лэн приподнял палец вверх. – До меня слухи дошли, что наш Грант получает новую должность. Как раз за проявленный героизм и смелость. Он там всю ночь проторчал, спасая людей и командуя своими людьми. А главное, не получил ни единой царапины, счастливый засранец, - рассмеялся он, тем не менее, действительно, считая этого человека самоотверженным и на самом деле достойным своей должности.
- Так что с интервью лучше подождать, когда все уляжется, - улыбнулся Лэн, на миг прислоняясь лбом к плечу рядом идущего парня. – Все разъедутся, тогда можешь нарисовать плакат: «Меня спас инопланетянин», - рассмеялся Даррен, опять же упуская факт своей расовой принадлежности. Уж лучше так, окольными путями. Всего лишь житель другой планеты или мира, но не тот, кто был виновником случившегося.

+1


Вы здесь » Red Zone » Красная Зона » Быть особенным


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC