Red Zone

Объявление


Добро пожаловать!

Уважаемые игроки и гости форума, наша долгая реконструкция завершилась, и мы рады снова приветствовать новых игроков. Просим обратить внимание на изменения в сюжете: была добавлена новая локация - будущее, в котором привычный нам мир изменен, и жители иного мира спокойно сосуществуют с людьми.


Время в игре:
21-31 августа 2023 года / 21-31 августа 2045 года
Температура днем до 25 градусов по Цельсию, ночью около 14.

В ночь на 27 августа 2023 года - шторм!
Красная зона значительно опустела: жителей стало гораздо меньше. Шторм оставил после себя множество разрушений и потерь. Пострадали не только люди, но и ашены.
В Красную Зону прибывают военные. Грядут новые порядки!

События, происходящие в городе, обсуждаются.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Red Zone » Красная Зона » Долгожданная


Долгожданная

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Дата: 22 августа 2023 года
Место: Красная зона
Участники: Коди Прайс, Николь Робинс
Краткое описание: Вот что бывает, когда заводишь себе новую девушку, не распрощавшись со старой. Или "Когда вспыхнули былые чувства".

0

2

Внешний вид

Джинсы, черная простая футболка, кроссовки, солнцезащитные очки. С собой смятый листок направления к доктору, небольшая наличность.

Лето заканчивалось, и близился день, отмечающий двухмесячное пребывание Коди на новом месте жительства. Мысленно всю свою «новую жизнь» парень делил на три периода. Первый период длился около трех недель, и характеризовался в основном непониманием происходящего. Коди изучал этот мир, совершал крохотные незначительные ошибки, пытался приспособиться к новой реальности. Второй период можно было назвать кодовым словом «Джейсон». Встреча с этим мужчиной стала поворотной в судьбе Коди.
Не все было так плохо (хотя и шатен до сих пор не простил того Надзирателя): Джейсон открыл глаза на многое. Изобретения человечества, какие-то их особенности в поведении, но главное, Коди понял о том, что люди не такие невинные животные, как он думал, едва очутившись в Красной Зоне, и доверять им было нельзя. Сменяющиеся Надзиратели только укрепили это убеждение, и наступил третий период жизни, который длился до сих пор.
Это был месяц ярких событий – как отвратительных, так и прекрасных, сменяющихся так часто, что Коди не успевал уловить их. Он не мог разобраться, то ли это была черная полоса его жизни, то ли белая, то ли просто судьба решила перемешать все карты. Еще в начале месяца Коди повстречал прекрасную девушку, которая даже внешне напоминала ему о той, которую парень любил больше жизни. Шли дни, но даже вестей о родном племени не поступало, поэтому ашен начал забывать про прошлое, дабы жить настоящим, а не терзать себя попусту.
Он налаживал красивые нежные отношения, решил исправляться к лучшему и согласился на прохождение Испытания. Прошло оно позавчера, и Коди явно не отличился на нем – люди были недовольны реакциями на происходящее. Вчера его переселили к другому Надзирателю, которая оказалась женщиной. Коди уважал женщин, но Элен оказалась какой-то странной: женщина, которая в тридцать лет до сих пор не обзавелась семьей и не мечтала о потомстве была странной в глазах молодого ашена. Он сам был родителем в свои девятнадцать.
Поэтому сегодняшний день Коди выбрал для посещения лечащего врача. В прошлом месяце ему дали направление, и милая девушка попросила заглянуть к ней на осмотр вне менструальных дней. Коди не очень хотелось этого делать – он чувствовал неприятное стеснение; в своем родном мире лечением занимался шаман, и он уж точно не заглядывал во все интимные места ашенов, чтобы понять, что в их организме пошло не так. Тем не менее, к своим немалым по меркам племени девятнадцати годам Коди отлично справлялся – родил здоровую, полноценную дочь и прекрасно восстановился после этого безо всякой чужой помощи.
Но раз жизнь решила его удивлять каждый день подряд, то, возможно, стоило заглянуть к врачу. Кто знает, что могло произойти после встречи с Джейсоном. Чего бы Коди точно не хотел, так это забеременеть от человека. Это было отвратительно до таких пор, что вызывало тошноту. Люди продолжали казаться Коди разумной едой, и этот постыдный факт в его биографии он старался забыть. То же самое, что переспать с коровой – низко и омерзительно.
На удивление, судьба решила повременить с сюрпризами, и осмотр прошел нормально. Коди оказался здоров во всех отношениях, хотя и претерпел унизительную процедуру, беременности не наблюдалось, и его организм готовился к очередному циклу. Чувствуя себя снова растленным, парень вышел из больницы, жмурясь от жестокого летнего солнца, и торопливо нацепил на нос солнечные очки. Голову и плечи все равно нестерпимо пекло, и Коди поспешил обратно в домик, чтобы скрыться там и, если не поспать, то хотя бы почитать какую-нибудь книжку.
Проходя мимо дома, где жила Джун со своим Надзирателем, напоминавшим Коди буйвола, парень увидел, как охрана помогает выносить остатки вещей. Рыжеволосой красавицы не наблюдалось, и Коди остановился посмотреть – что происходит? Кого-то подселяют к ним? Краем уха Коди услышал странную фразу от охранника: «Вот повезло то мужику, одну бабу на другую меняют. Разнообразие!», - и мужчины грубо расхохотались.

0

3

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.


     Наконец-то закончилось предварительное обучение девушки в мире-за-порталом, и она с новыми знаниями, языком и именем была с благословением и наставлениями проверяющих выпущена в Зону. Ей предстояло теперь жить в этом совершенно чужом месте по совершенно чужим правилам, среди еды, которую следовало считать равной себе, среди жутких ограничений и почему-то в одном доме с человеком, который пугал и вызывал отвращение одновременно, нет он не был уродлив, скорее наоборот с точки зрения ашена он был вполне удачно скроен и воплощал своими формами силу и мужественность, но его грубое, не всегда адекватное поведение и снующие в разные стороны злые глаза напрочь перечеркивали все физические достоинства в глазах рыжеволосой красавицы.
           Но она готова была покорно терпеть все лишения и недостатки новой жизни, лишь бы получить возможность свободно передвигаться и стремиться к своей заветной цели. Ведь где-то здесь бродит совсем один, оторванный от дома и ее сердца, так горячо и самозабвенно любимый названный супруг. Ради него она отказалась от всего, что связывало девушку с родным домом: от семьи, племени и даже имени, своего имени и, как горько бы ни было осознавать, но и от драгоценного имени своего любимого. Как бы крепко сознание девушки не пыталось удержать заветное слово в своей памяти, укрыть его от странной шутки природы, но чужая речь смыла с губ столь милый сердцу звук, точно ливень в сезон дождей. Но и без него, она найдет тысячи слов в неродном языке, чтобы высказать всю ту любовь и нежность, что хранилась в её груди все это время. Лишь бы дождаться этой встречи, лишь бы найти Его Ведь он тоже ищет Её, он не может не искать. Они клялись друг-другу в любви и верности до скончания дней под всеми лунами своего мира, они предавались любви и упивались друг другом, они грезили о том дне, когда смогут завести детей и начать свое собственное племя без оглядки на мнения и осуждения остальных, они когда-то были счастливы и будут счастливы вновь, лишь бы только найти Его, лишь бы только найти.
        Николь, так теперь звучало ее имя, стояла у стены своего нового жилища, укрывшись в тени парапета, совершенно не обращая внимания на снующих охранников. Ей не было никакого дела ни до них, ни до пошлых шуточек, ни до своего надзирателя, ни до чего, что происходило вокруг. Она терпеливо выжидала того часа, когда на Зону благословляющей пеленой падет сумрак вечера и она, не боясь за свое здоровье, сможет понестись быстрее ветра на поиски любимого. Сейчас она могла только покорно ждать, щурясь на обжигающее светило и ненавидя день всей своей чистой девичьей душой.  Ожидание казалось вечностью.

Отредактировано Николь Робинс (2016-04-25 08:09:52)

0

4

Странно все это было. Судя по всему, переселяли Джун, ведь насколько Коди знал – у данного Надзирателя больше Подопечных не было. Но почему девушка ничего не рассказала ему? Это было так внезапно? Впрочем, у этих людей все всегда было шиворот-навыворот.  Вероятно, появился новый сотрудник, и Джун признали спокойной и безопасной, переселяя ее к новичку, пока тот осваивается, а более опытному Ричарду (или как его там?) отдают «проблемного» ашена. Коди поморщился только от этой мысли, промелькнувшей в голове – она была слишком очеловеченной. Ашены не бывают проблемными, они бывают преданными родине, племени, своим нравам.
Коди всегда было интересно, как бы люди себя вели, если бы попали в такой плен к ашенам? Неужели бы (как они того ждали от них самих) скинули одежду и принялись радостно бегать по лесам, добывая пищу собственными зубами, не приспособленными для этого? Нет, люди бы быстро умерли в такой ситуации. Даже если бы ашены пошли на невероятную милость и не стали бы убивать собственную пищу, человек не выдержит питания одной лишь кровью. Так следуя этой простой логике, почему ашены должны ломать себя и питаться какими-то супами и кашами, терпеть боль в желудке и рвоту по утрам?
Парень фыркнул. Нужно было найти Джун и у нее все узнать. Разговаривать с Ричардом (кажется, все же его так зовут), а уж тем более с военными помощниками не хотелось от слова «совсем». Коди двинулся дальше, но в последний момент краем глаза, периферическим зрением, заметил за углом рыжий всполох волос. На лице тут же образовалась улыбка. Она была тут, просто пряталась в тени от солнца. Коди уже собрался окликнуть девушку, но осекся. Все же, не смотря на слепящее солнце, неподходящее для ашена время, его нюх и зрение были куда лучше человеческих.
Фигура рыжей девушки была другой, и запах, пробивавшийся через отвратительный смрад пота от вояк, был иным. Коди принюхался как собака, идущая по следу. Да, запах был определенно другим, но отчего-то до боли знакомым, напоминающим парню о прошлом, о родине, о манящих свободных лесах. Сердце в груди затрепетало от догадки, но Коди не мог поверить в то, что это на самом деле. Наверное, сознание играет с ним злую шутку. Не смотря на то, что шатен начал новые отношения, он так и не смог, как бы не старался, забыть свою прошлую любовь окончательно. Это легко объяснялось – та любовь была настоящей.
Не нужно быть провидцем, чтобы заметить сходство Джун и его предыдущей девушки, с которой у них было столько планов. Но нужно было идти дальше и строить свою жизнь при сменных обстоятельствах. Его любовь не придет сюда, ее не пустит племя и родители, если, конечно, не случится беды, и она не будет вынуждена. Коди бы этого не хотел. Он хотел, чтобы его сердце жило в свободе, а не среди этих каменных исполинов-домов, чтобы забыла его и не страдала, посвятив себя детям и семье, как они и мечтали, только не с любимым.
Коди стоял и смотрел. Он хотел было окликнуть ее, но понял, что забыл ее имя. И боль отозвалась в сердце с новой силой. Он не помнил, как зовут Ее. Ту самую, единственную на свете, любимую всегда, не смотря ни на что. Он не помнил своего имени, не помнил и ее, не помнил имени своей дочери и тех имен, что они придумывали вместе для будущих детей. Люди отобрали у него прошлое до мельчайших деталей. В мозгу осталось только имя бога-покровителя племени – Шраув – и то Коди не был уверен, что не придумал его.
- Мне кажется, я знаю тебя, - проговорил Коди едва слышно. Голос его моментально осип, как будто горло ссохлось от долгой невыносимой жажды. Он жаждал, чтобы девушка повернулась к нему лицом и, одновременно, страшился этого.

0

5

Изящная фарфоровая кукла стояла в тени жилища, что следовало теперь называть домом, и хладнокровно ждала того момента, когда сможет превратиться в огненную фурию и унестись прочь на поиски следов своего ненаглядного в каменные леса этого отвратительного места. Лишь полуденный зной сдерживал тяжелыми тисками порывы девушки, застилая ее глаза раскаленным свинцом солнечного света, от чего по белым нежным щекам текли соленые, обжигающие слезы. А может все же слезы текли из-за боли утраты столь любимого Дома. Николь закрыв глаза мысленно прощалась с родным миром, разрывая собственными руками мосты своей памяти: она больше никогда не пропоет любимых песен, никогда не пробежится по влажному лесу и не окунется в теплые струи летнего дождя, никогда впредь перед ее взглядом не предстанут зеленые, бескрайние просторы и яркие луны Родины, и никогда более она не услышит родную речь и не насладится упоительной сладостью ночной охоты. Всю свою прошлую жизнь без остатка она положила к ногам кровожадных богов, лишь за одну только возможность, за один только шанс оказаться рядом с любимым, лишь бы он только был жив, и она обязательно найдет его и больше никогда-никогда не отпустит. Она подарит ему счастье и радость двух сердец. Николь уже не сомневалась в своей маленькой тайне и теперь во что бы то ни стало намеревалась достичь поставленной цели - сделать его самым счастливым ашеном в обоих мирах.
         Рыжеволосая охотница вспоминала своего избранника, всего до мельчайших подробностей внешности и повадок. Она безумно боялась, что вместе с именем могла позабыть и его самого, но нет, память верно берегла дорогой сердцу облик, его улыбку и нежность крепких рук, его голос и даже манящий и дурманящий запах. Ее тонкая кожа еще хранила теплоту ощущений, подаренных его телом, шея и грудь еще дышали жаром его поцелуев, а острый нюх преданно берег аромат его волос. От этих воспоминаний по телу Николь предательски пробежала волна мелкой дрожи, захлестывая девушку томительным возбуждением, легкий еле слышный стон сожаления и тоски слетел с ее губ и растаял в летней жаре. И тут она услышала слова... Николь узнала бы из тысячи тысяч других голосов этот единственный и неповторимый голос, голос её любимого, резкий до боли родной запах вырвал сознание девушки из глубины воспоминаний. В страхе она открыла глаза и повернула голову, в эту секунду она молила всех богов обоих миров, чтобы это не оказалось наваждением и шуткой проклятой жары, чтобы источник благословенного запаха и звука не оказался лишь миражом, рожденным ее воспаленным сознанием. Перед ней стоял ашен, её родной ашен, пусть и изменившийся до неузнаваемости. Остриженные волосы и неимоверное количество одежды, скрывающей практически всё тело мужчины, не смогли утаить от любящего сердца его истинный облик. Николь не веря своему счастью и не моргая, боясь спугнуть наваждение неловким взмахом ресниц, потянулась рукой к суженому своему. Девушка не колеблясь ни секунды вышла из своего укрытия, даже пылающая жара тысячи солц сейчас не смогла бы остановить влюбленное создание. Её тонкие дрожащие пальцы коснулись тела мужчины, и глубокий выдох облегчения покинул молодую грудь юной красавицы. Это был не мираж, это был её  возлюбленный муж. Слезы лелись из воспаленных глаз, нет не от света, а от безмерного счастья, захлестнувшего Николь с головой, пылкие губы дрожали, а нужные слова никак не могли родиться на свет. Да и какие сейчас могут быть слова? В следующее мгновение она кинулась вперед и припала к его груди
     - Я...я....я нашла тебя, о свет очей моих...
Девушка рыдала, её белые плечи, нещадно палимые чужим светилом, тряслись и вскидывались с каждым всхлипом, никак не находя себе покоя.

Отредактировано Николь Робинс (2016-04-26 20:04:25)

0

6

Рыжеволосая девушка резко обернулась, и весь мир замер перед глазами Коди. Мгновения растянулись в вечность. Все слова вылетели у него из головы, весь белый свет растворился вокруг, он даже забыл, как дышать. За одно биение сердца он успел в мельчайших деталях рассмотреть, как удивление в глазах девушки сменяется пониманием, а затем эти чудесные очи начали наполнять слезы счастья. Она узнала его, как и он ее. Они не могли пройти мимо, ведь были созданы друг для друга богами, и больше в этой жизни ничего не имело значения. Девушка бросилась к Коди на грудь, и все это выглядело как в замедленной съемке фильмов, которые так любили люди.
Он хотел прошептать ее имя, оно вертелось на языке, оставляя неприятный привкус забвения, но так и не смог этого сделать. Коди крепко обнял любимую, совершенно забывая, где он находится и что с ним произошло за последние два месяца. Рядом с ней он снова был у себя на родине, под яркой луной и многочисленными звездами, едва прикрытыми на небосводе широкими лапами деревьев.  Но раздался первый всхлип, и голос родной резанул по ушам неестественной человеческой, американской речью, и время вновь возобновило свой ход. По ушам ударили грубые голоса людей, гул электропроводов. В нос забилась пыль и запах асфальта, едва смягченный морским ветром.
На секунду голову Коди пронзила боль от всего неестественного вокруг, от всей этой искусственной жизни, от погубленной на корню природы. Пришло недоумение: да как здесь вообще можно было жить? Если ашены строили «дома», чтобы уберечься от непогоды, они вписывали их в лоно природы столь изящно, что «матушка» даже не понимала, что происходит. Люди же ломали все вокруг, заливали землю камнем, не позволяя ей дышать, вырубали живые деревья, возводили настолько грубые и отвратительные объекты, что хотелось плакать только от вида на них.
Радость Коди от обретения второй половины своего сердца ушла, оставив горькую обиду. Она не должна быть здесь. Она – прекрасное творение природы, ее место среди вольных лесов. В ее огненных волосах должен играть свежий ветер, а не запах бензина. И пусть они оба будут несчастны друг без друга, зато она будет жить. А теперь Коди видел чудесный цветок, попавший в ад, построенный руками человека, увядающий день ото дня. Этот мир погубит ее, все краски уйдут. Серый цвет, заполонивший эту планету, проникнет под ее кожу, проникнет прямо в сердце и останется там навсегда.
- Как тебя назвали? – надломленным голосом поинтересовался Коди, не выпуская любимую из крепких объятий и не обращая внимания на скептичные взгляды. Душа его кричала и обливалась кровью: «Тебе здесь не место! Зачем ты пришла сюда?». Он знал, что поступил бы также на ее месте, он бы не оставил свою любовь в беде, но он был мужчиной. Он клялся защищать свою женщину до последней капли крови. Она поступила храбро, но безрассудно, не в силах отпустить из сердца своего мужчину.
- Не нужно было тебе приходить сюда, - все же проговорил он, глядя на любимую таким взглядом, что сомневаться в его чувствах не приходилось. В темном взоре плескалась небывалая любовь и тревога, - Это настоящий ад. Я молился всем богам, чтобы они уберегли тебя от такого, но, видимо, здесь даже боги не слышат нас.

0

7

Николь-в этот миг самая счастливая женщина на свете - никак не могла понять и принять слова любимого. Почему он не радуется встрече так же как она? Почему осуждает и ругает за приход сюда? Неужели он больше не любит её? Нет! Такого просто не может быть, никогда и ни за что такого не случится ни в этом мире ни в каком бы то ни было другом. Это все виновата неродная, сухая, ломанная речь, неспособная передать искренность настоящих чувств. Девушка крепко обняла мужчину, крепко вцепившись тонкими пальцами в одежду на его спине, она не выпустила бы его из объятий, даже если бы проклятое небесное светило рухнуло всей своей обжигающей массой на эту грешную землю и выжгло ее до тла. Так сильны были чувства, переполняющие ее в этот миг и льющиеся через край градом благодарных слез. Ей было все равно где жить, лишь бы жить с Ним, все равно на каком языке говорить, лишь бы говорить с Ним, все равно кем быть, лишь бы Он любил ее так же, как раньше и никогда больше не покидал свою единственную и неповторимую лесную королеву.
    Николь нехотя оторвала голову от груди мужчину, оставив мокрый, жаркий след на его футболке, и заглянула в бездонные карие глаза, полные искренних и таких родных чувств и почему-то тяжелой тоски. От её ясного синего взора не смогла укрыться эта тихая грусть и тревога. Осознание пришло само собой: нет, он всё еще любил девушку, любил трепетно и нежно, просто переживал и не хотел обрекать на ужасную участь жизни вдали от милого сердцу и привычного дома. Ник всхлипнула совсем по-детски и постаралась поскорее взять себя в руки, чтобы успокоить и заверить своего ненаглядного:
     - Мне не нужна другая жизнь без тебя! Никогда и ни за что я не соглашусь быть вдали! Мы должны быть счастливы вдвоем, и мы будем счастливы и не важно где! Мы все переживем вместе! Мы будем бороться... главное...что я нашла тебя... Главное, что мы снова вместе. Слышишь?! Лучше смерть, чем разлука!.. Ты меня слышишь?! И не смей винить меня за это!.. И не смей никогда больше покидать меня! Я тебе больше не прощу такого ни-ког-да! Слышишь меня?! Я люблю тебя и буду любить до конца дней своих! - губы девушки еще дрожали, а слова путались и сбивались в несвязную кучу, щеки горели от соленых слез и дневного солнца, но глаза светились счастьем и гневом, праведным гневом девичьего негодования.
     - Не будь эгоистом и прекрати думать только о себе! Я люблю тебя,ты это слышишь?- Девушка вновь уткнулась в грудь любимого и сжала руки сильнее. Она больше не рыдала, она просто стояла в его крепких объятьях и дышала его ароматом, таким знакомым и дурманящим запахом родного ашена. Её дом отныне будет там, где бьется его сердце. А все остальное уже не так важно...

Отредактировано Николь Робинс (2016-04-28 07:34:58)

0

8

Девушка была так взволнована и обрадована, что даже не ответила на вопрос о своем новом имени – эмоции били через край, переполняли ее, стремясь излиться речевым фонтаном. Коди слушал это щебетание, напоминающее ему в очередной раз пение птиц в их родном лесу, оповещающих ашенов о том, что пора ложиться спать. Сейчас же птицы будили его по утрам, когда вставать было тяжелее всего, и голова гудела от неправильного распорядка дня. Он слушал свою возлюбленную и не желал понимать ни слова. Американская речь вялым слизнем вываливалась изо рта, она оскверняла все чувства, которые его Судьба хотела передать.
- Я тоже люблю тебя, - наконец-то умудрился вставить хоть слово Коди, оглаживая пальцами влажное от слез личико, идеальные изгибы которого были сотворены самой природой. Больше ничего говорить не хотелось. Все и так было понятно, они уже давно выяснили, что были созданы друг для друга богами, и теперь это только подтверждалось, пусть и не лучшим способом.
Коди ощутил прилив ответственности. Теперь в этом неразумном сложном мире была та, которую он поклялся когда-то защищать до последней капли крови под светом серебристой луны. Он собирался выполнить свое обещание во что бы то ни стало. И будто в подтверждение этому Коди сверкнул недовольным темным взглядом на охранников, которые продолжали что-то хлопотать ряжом с домом, попутно посмеиваясь над юной парочкой. Что в их отношениях было смешного – Коди не понимал. Впрочем, это были люди, с них нечего было взять.
- Как мне звать тебя теперь? – повторил свой вопрос шатен, взяв себя немного в руки, и добавил немного не в тему о том, что беспокоило его больше всего, - Мне тебе еще многое следует рассказать об этом мире, - и, произнеся это, Коди подумал, что когда-нибудь, когда он сам в совершенстве освоится на Земле, начнет понимать человеческую логику и манеру их поведения, он найдет лазейку обратно. Он проберется в то огромное здание, где находился единственный путь домой и вернет себя и любимую чистому, неиспорченному миру. А потом они подарят этому миру ребенка.
- Ты уже познакомилась со своим Надзирателем? – через какое-то время поинтересовался Коди. Он немного знал Ричарда, потому что по закону подлости (как говорят люди) он был наставником Джун, его бывшей девушки. С каких пор она стала бывшей? Буквально за несколько минут, когда жизнь Коди перевернулась с головы и встала на ноги, и все стало так, как должно было быть. Его родная и единственная снова была с ним, и теперь никакие «замены» Коди были просто не нужны. Он чувствовал себя виноватым, потому что Джун была великолепной девушкой и не заслуживала такого отношения к ней, но надеялся, что та поймет. Их связь была яркой, хотя и короткой, но связь с любимой Коди была запланирована богами с самого их рождения.
Выбора не было, никогда. И вот эта неволя несколько не пленила Прайса, рядом с возлюбленной он чувствовал себя настолько хорошо, насколько это вообще можно было представить – и уходить от этого не имело никакого смысла.

0

9

Первая волна бурных эмоций схлынула вместе с потоком девичьих слез, и к Николь постепенно стала возвращаться ясность мыслей и осознание происходящего. Неизмеримое счастье от такой скорой и неожиданной встречи переполняло девушке сердце, но даже в полной до краев чаше нашелся маленький уголок для крохотной тени сомнения, неприметной, но кровожадной и коварной по своей сути. Почему он молчит? Почему ничего не говорит и хмурится? Почему спрашивает о совсем неважном и пустом? Неужели случилось что-то непоправимое и их любовь потеряла силу, или с ненаглядным что-то сотворили эти мерзкие существа, о чем он не может рассказать? Но с другой стороны ее Любимый всегда был серьезнее и строже, чем она сама, может быть Ник просто сильно переволновалась и ей просто показалось... Она подумает об этом позже, а сейчас в мыслях и сердце девушки нет и не должно быть места ничему кроме Него. Самое главное свершилось- они снова вместе и теперь все будет хорошо.  Девушка подняла голову и чуть отстранилась от ашена, утерев ладонью оставшуюся влагу со своих щек и всхлипнув, она рассказала о том, что он хотел услышать.
    - Они назвали меня Николь. Робинс. А еще звали просто Ники или Ник. Того мужчину я видела всего пару минут, нас только познакомили. Но мне абсолютно всё равно! Я не буду с ним жить! Я не хочу без тебя.
    На глазах девушки вновь стали наворачиваться слезы. Она ярко представила себе неминуемую необходимость разлуки пусть и кратковременной, но ежедневной. Ей уже успели объяснить все особенности существования ашенов в этом мире, и ни один из обязательных пунктов ей не понравился.
       Охотница хотела рассказать драгоценному своему разом все-все, спросить его имя, расспросить про его жизнь и чувства, но горячее солнце нещадно жгло открытую спину и голову, и если раньше Ник этого не замечала, то сейчас опаленная плоть острой болью отозвалась в каждой клеточке ее хрупкого тела, заставив оторваться от воодушевляющего счастья и вернуться в бренную реальность. Девушка пискнула и вновь прижалась к Любимому, ища в тени его тела убежища и защиты от ненавистного светила.
     - Мне больно, Луна моя, уведи меня отсюда... я... не помню твоего имени... прости, я не должна была забывать, - голос юной девицы вновь начал дрожать, но уже из-за обиды и осознания великой потери сладкого слова.

0

10

Отчасти Николь была права в своих рассуждениях, хотя и пребывала в Красной Зоне куда меньше, чем ее возлюбленный. Он молчал, хмурился, обуреваемый тяжелыми нерадостными мыслями. Он не мог ей сказать, почему такое произошло с ним, и куда ушел тот беззаботный дикарь, чей смысл жизни состоял лишь в добыче пищи и продолжении рода. Не мог, потому что сам не понимал, что изменился, не замечал этого за собой. Жизнь среди людей в течение месяца, а то и больше, повлияла на Коди. Он не стал более «человечным», лишь невольно подражая людям в том, что местные законы сочли необходимым.
- Николь, - повторил он и улыбнулся. Трудно было себе представить, но даже это ущербное человеческое имя девушке шло. В устах рыжеволосой красавицы оно звучало как звук весенней капели. Ни-коль. Будто бы сверкающая чистейшая капелька воды, не испорченная развитой цивилизацией, падала в натаявшую лужицу. Коди так ярко представил себе эту картину, нежный белый цветок, едва проклюнувшийся из-под снега. Тоска по родине взвилась в душе невыносимым воем, но теперь рядом была его единственная, его личный кусочек недостижимого прошлого.
- А меня Коди. Коди Прайс, - представился ашен, чувствуя себя как-то нелепо. Они не должны были обмениваться этими ужасающими именами, не должны были говорить на вялом языке американцев. Их место там, среди нетронутой природы; они должны сидеть в темноте первозданной ночи и перешептываться на гортанно-рычащем наречии их племени. Коди изо всех сил попытался вспомнить хоть слово из тех, что они обменивались с любимой, лаская друг друга, но на ум приходили лишь американские «заменители», вбитые в его голову с помощью компьютера.
Николь тем временем впадала в легкое отчаяние, как показалось шатену. Она повысила голос, принялась восклицать фразы, привлекая к себе еще большее внимание Надзирателей и прочих сотрудников Красной Зоны. Коди мог лишь успокаивающе касаться ее, глядя бесконечно любящим карим взглядом на милое сердцу лицо. Что он мог сказать девчонке, едва попавшей в этот жестокий и несуразный мир? Что нужно подчиняться людям до тех пор, пока они не придумают, как им выбраться отсюда? Навряд ли это бы успокоило Николь, как эта мысль не успокаивала и Коди в течение всего времени.
- Ты должна быть терпеливой, - прошептал Коди, и сам вздрогнул от того, насколько сухо и сурово прозвучала эта фраза. Он никогда не обращался со своей женщиной таким образом. Никогда ей не приказывал, только выполнял ее прихоти. Ведь она была женщиной, она была готова подарить ему дитя. Нет ничего прекраснее этого. Но сейчас ему приходилось ломать себя, чтобы уберечь свой лучик надежды в этом мрачном мире, - Я знаю, что тебе это не понравится, но нам придется вести себя по человеческим правилам, иначе нас могут разлучить насовсем, - добавил Коди для убедительности своих слов.
Он не сомневался, люди смогут это сделать, если почувствуют угрозу или им надоест неподчинение юной Николь. Коди еще не сталкивался с обратной стороной монеты – не видел крематория, не наблюдал «пыточных залов» в исследовательской лаборатории, но подозревал существование чего-то подобного. А пока он приобнял свою любовь, уводя ее обратно в тень дома.
- Пойдем ко мне. Моя Надзиратель ушла, побудем наедине, - предложил он.

0

11

Девушка всхлипнула совсем жалостливо и тихо, упорно борясь с новой волной подкатывающихся слез и отгоняя нехорошие предчувствия прочь. Она послушно пошла со своим любимым, увлекаемая его крепкими объятиями, не глядя ни на кого более, кроме него. Теперь он дал Николь знание своего имени, пусть не родного, пусть другим языком, но все равно такого желанного и важного.
Но какие же жестокие слова! О, Боги! Сама только мысль о возможной разлуке выворачивала душу и сердце девушки на изнанку, заставляя содрогаться и покрываться льдом. Только не теперь! Только не теперь, когда они только-только встретились и вновь обрели друг друга, Николь не переживет новой разлуки. Она преданно заглянула в полные заботы и нежности глаза ашена:
   - Я буду! Буду терпеливой, я сделаю все, что от меня зависит и даже больше, только не покидай меня вновь, я больше не смогу пережить это...Я обещаю.
      Она уже не плакала, она говорила почти серьезно, хоть и голос еще дрожал от недавних переживаний, она действительно готова была пойти на что угодно, лишь бы сохранить свой личный маленький уголок счастья, потому что не было для нее большей радости, чем радость быть любимой этим прекрасным мужчиной. Никки улыбнулась искренне и так тепло, что только этой одной улыбки могло бы хватить, чтобы растопить тысячелетние льды на самых высоких скалах их родного мира. Ей больше не хотелось плакать или горевать, нежная душа огневолосой нимфы жаждала наконец долгожданной радости и упоения от их встречи. Она вложила свою хрупкую руку в крепкую ладонь ашена и с немного виноватой, скромной полуулыбкой, пряча ясный взгляд в тени длинных ресниц, произнесла его имя, пробуя новое слово на вкус.
    - Коо-о-оди. Коди-и-и-и. Красиво, похоже на шум густого леса в предрассветный час. Пусть мы не помним своих прежних имен, но и оглядываться в прошлое мы не будем тоже. Это не беда. Пока ты рядом со мной, любовь моя, Луна и Звезды неба моего, я- самая счастливая женщина на свете. Мы вместе справимся со всеми невзгодами и сможем вернуться домой, - в её прекрасных синих глазах сверкнули хитрые искорки:- А если не сможем вернуться, то создадим свой дом здесь. В этом мире есть уголки совсем похожие на наш уютный лес. Мы могли бы сбежать отсюда и взрастить свое собственное племя.
    Николь бережно и нежно погладила себя по животу свободной рукой и прильнула к губам Коди, одарив его тем единственным пылким и мягким поцелуем, каким столько раз прежде сводила его с ума, безраздельно властвуя над сердцем и душой своего ненаглядного.

0

12

Слезы любимой высохли, в светлых глазах проявилась уверенность и решительность той девушки, которую Коди полюбил когда-то, казалось бы, давным-давно под светом родной луны. Она была лучшей из всего племени; выделялась ярким цветом волос, присущим чаще всего более южным племенам, отчего ее порою сторонились, но только не Коди. Он увидел, с какой настойчивостью ашен добивалась положения равного остальным, видел всю внутреннюю силу этой девушки и был покорен с первого взгляда.
Она сжала его руку, заглянула в глаза и проговорила все последующие слова с мудростью, часто недоступной для столь юного (особенно по меркам ашенов) возраста. Они не будут оглядываться назад, дорога жизни никогда не сворачивает на попятную; она тянется вперед бесконечной ниточкой, полной радостей и бед. И им нужно было идти по ней, хотелось им этого или нет. Коди хотелось. Ведь рядом с ним была та, ради которой он был готов на все и даже больше: он был готов положить свою жизнь ради своей любимой, если того потребует судьба. Рядом с Николь, держа ее за руку, не было страшно.
- Ты бесконечно мудра, счастье мое, - прошептал Коди, склонив голову и нежно прикасаясь губами к нежной коже плеча, чуть покрасневшего от жестоких ласк дневного светила, - И ты, как всегда права. Мы будем идти дальше. Главное, что ты теперь рядом, - подтвердил он. В их племени женщины считались чуть ли не божественными созданиями. Они были мудрее и умнее мужчин, чей смысл жизни заключался в проявлении физической силы и превосходства. Женщины же могли подарить продолжение рода, они дарили жизнь племени, без них все остальное было бы напрасным.
Только теперь Коди понял, насколько он счастлив видеть Николь рядом с собой. Понял и ужаснулся тому, что совсем недавно пытался забыть ее. Она была там совсем одна, без защитника, она могла погибнуть в суровом, но справедливом мире ашенов. А еще она могла найти ему замену и строить новую семью, ответив Коди тем же – забыв его навсегда. Возможно, так бы было лучше, но при одной мысли об этом, сердце ашена противно сжималось будто в стальных тисках.
- У нас будет ребенок и не один, - твердо и решительно сказал Коди, - Но не здесь. Пускай на этой планете, но за пределами этих стен, - он еще слишком мало прожил на Земле, и искренне считал, что за границей Красной Зоны будет лучше и легче. Что они найдут там себе место, вдали от ужасающей цивилизации людей. Он ведь видел программы по телевизору, где показывали обширные леса и нетронутые части природы.
Приобнимая любимую за плечи, Коди повел ее к своему домику, стараясь держаться тенистой стороны улицы, жмурясь от солнца, отражающегося от окон и металлических деталей. Благо, остров был небольшой – по меркам ашенов, которые, кочуя, могли проходить десятки километров без устали, и вовсе скромный. Распахнув дверь, Коди вошел первым в прохладный домик, как истинный мужчина, проверяя помещение на потенциальную опасность. Убедившись, что дома никого нет, Коди пропустил свою девушку вперед.

0

13

Тягостное оцепенение и тревожная холодность наконец-то отпустили её дорогого ашена, и он заговорил тем родным, знакомым до боли и таким милым юному сердцу голосом, что стало совершенно не важно какой язык он использует, главное, что слова звучали нежно и вдохновенно как раньше. Коди говорил о будущем, о доме и о детях, при мысли о которых радостно теплело на душе. Николь вновь скромно опустила глаза, с загадочно-блаженной улыбкой обнимая себя за талию. Девушка хранила под самым сердцем свой маленький секрет, который смог ускользнуть от бдительного ока людей, видимо сами Небеса хранили Николь, ревностно оберегая от дурного глаза маленькое чудо. Может быть она и смогла бы когда-нибудь смириться с потерей любимого, останься Ники дома и подчинись воле племени, но крохотное эхо второго сердечка, однажды затрепетавшего в прекрасную темную ночь, призывно тянуло, звало и требовало воссоединения с единственным мужчиной во всех мирах, способным защитить и подарить истинное счастье.
Белое личико юной охотницы озарялось самой нежной и доброй из улыбок, она безропотно шла, увлекаемая сильными руками ашена, с трепетом подчиняясь его воле и защите. О! Как же её этого не хватало все те долгие дни и томные ночи, что тяк тягостно плелись до этой встречи.
     Коди завел любимую в дом, в прохладе и темноте которого Николь смогла воспрянуть духом и телом, стряхнув с расправленных плеч жару и пыль противной улицы. Полумрак помещения был намного приятней и милее острым глазам ашенов, и только здесь Николь наконец-то получила возможность рассмотреть любимого без слез и слепящего света чужого светила. Она привстала на цыпочки и положила свои нежные ладони на щеки Коди, пристально вглядываясь в бездонную глубину темных зрачков, в которой где-то там далеко трепетала живым огнем родная душа. Ее пальчики скользили по губам, бровям и скулам, плавно повторяя очертания его лица, восстанавливая в памяти все самые мелкие детали дорого сердцу облика. Как же он изменился! Стал серьезней и жесче, его черты заострились, а в глазах появились гнетущие нотки тоски и тревоги. Это уже был не тот беззаботный ашен, что резвился вместе с ней в густых кронах векового леса, это был возмужавший и суровый мужчина, успевший за время их разлуки повзрослеть на много-много лет. Но он оставался все еще её любимым и единственным, посланным проведением мужем, которого юное создание будет любить до самого последнего своего вздоха. Рыжеволосая охотница ласково и понимающе поцеловала Коди в губы, и крепко обняла за шею.
   - Всё будет хорошо. Мы снова вместе и я подарю тебе дочь, а потом и сына, и ты выберешь им имена. Я обещаю хранить нашу семью и тепло до самой смерти этого мира и даже дольше. Я люблю тебя, Звезда моя.
    Эти слова прозвучали как клятва, золотым огнем высеченная в их сердцах, душах и памяти. Первая её клятва в чужом мире и на чужом языке, оттого еще более ценная и хрупкая, связавшая крепкой нитью судьбы двух вновь нашедших друг друга пылких влюбленных .

Отредактировано Николь Робинс (2016-06-01 13:11:55)

0

14

Благословенный полумрак окутал ашенов как нежнейшая вуаль. Те вздохнули с явным облегчением: ни их глаза, ни кожа не были привычны к жестоким солнечным лучам. Сколько бы ночные жители не пробыли в Красной Зоне, этого было не изменить. Все они ходили подслеповатыми, порою обожженными, либо вымазанными человеческими кремами, не позволяющими ультрафиолету проникнуть сквозь эпителий. Их тела были против, их души были против, но кому было до этого хоть какое-то дело?
Нежные прикосновения и поцелуи одной-единственной, той самой, с которой даже Луна не сравнится в своей красоте, дополнили чудесную атмосферу. Но теперь, когда мысли пришли в относительный порядок, а сам Коди не чувствовал себя попавшим в котел из мифического ада, придуманного людьми, любовь Николь вселяла в душу шатена тревожное чувство. Душа сжималась и противилась предстоящему разговору, было до позорного страшно и частично стыдно.
Николь была честна с ним: она стремилась к любимому, бросив племя, бросив всех близких и позабыв родные места, в то время как он сам пытался начать новую жизнь. Коди по собственному решению отверг свои чувства, дав сердцу предательски направиться в сторону другой. Конечно, разум подсказывал, что это было логично и обдуманно в его ситуации. Трезвый рассудок твердил, что Коди ни на миг не переставал любить свою суженую Богами. Одни лишь глупые чувства шептали о подлости.
Да, он не мог знать, что получится именно так. Но он мог хотя бы осуществить попытку не так быстро. Возможно, в Коди уже говорили человеческие суждения, ведь в большинстве племен ашенов верность распространена не была. Это было решение каждого – наслаждаться лишь одной всю жизнь или оставаться свободным в выборе временного партнера. В общем, все эти запутанные, скомканные мысли пролетели в голове Коди за секунду, и он пришел к одному-единственному верному решению.
Как бы он не поступил, каких бы дров не наломал – он не имел права продолжать обманывать свою любимую. Она должна была знать. Кроме того, утаивать подобное на территории очень скромной было невозможно. Джун рано или поздно найдет его, чтобы выяснить их отношения: а скорее всего, найдет уже сегодня, ведь ее переселили в другой домик. Ей нужно будет рассказать Коди, где она теперь, с кем, чтобы они могли продолжить встречаться, поменяв дислокацию и, возможно, добавив осторожности. Но этому уже было не суждено сбыться, и ашен неосознанно вздохнул вслух, предполагая заранее второй тяжелый разговор, который ему предстоит. Поймав чуть встревоженный взгляд Николь, Коди неловко улыбнулся:
- Мне нужно признаться тебе кое в чем, я не хочу тебя обманывать, - проговорил он тише обычного, будто боялся, что кто-то подслушает его позор. – И не хочу, чтобы ты узнала это от кого-то другого. У меня нет от тебя тайн и никогда не было, - пожалуй, сейчас в Коди говорили мужские гормоны, потому что он, позабыв вспыльчивый характер своей пассии, наивно полагал, что этих честных и искренних слов хватит.
- Я не выпускал тебя из своего сердца, но тебя рядом не было. Я решил двигаться дальше и начал присматриваться к другой, - запнулся Коди. Слово «встречаться», придуманное исключительно людьми, ему не нравилось. «Свидания» означали уже практически состоявшиеся отношения, присутствие секса, ревности, чувства собственности. «Встречался» он с Николь, а с Джун… Они, действительно, лишь присматривались друг к другу, проводили какое-то время вместе, чтобы оценить получится ли у них создать пару или нет. Отчего-то сейчас Коди показалось, что на их родном языке подобное выражение звучало чем-то сродни слову «принюхаться», хотя он мог ошибаться.
- Но теперь это ничего не значит. Теперь все прошлое, проведенное здесь, для меня ничего не значит…

0

15

Он, такой любимый, такой единственный и родной, тот, кто затмил все небесные светила, тот, кто заменил собой всё, тот, кто когда-то вселил надежду и любовь к самой себе, жизни и миру, стал центром вселенной и главным смыслом существования для юной ашенки, стоял перед ней, долгожданный, ненаглядный, драгоценный возлюбленный. Так почему же он не целует, не обнимает свою суженую, искреннюю любовь? Почему так испуган и тревожен его взгляд, дрожит его голос? Почему отводит глаза и говорит непонятные слова? Николь не понимала ничего, она совсем не так представляла их встречу, совсем не это хотела слышать, она всего-лишь всем своим пламенным существом желала вновь оказаться рядом с тем, кому когда-то преподнесла душу и тело, сердце и разум в дар до скончания времен и больше ничего. Но почему-то вместо сладостных и так горячо желанных поцелуев с чувственных губ слетают неуверенные, сухие, безжизненные слова чужого языка.
  И что это за слова? Почему они, такие холодные и злые, точно острые иглы ранят ее нежное сердце? Николь отказывалась понимать их смысл, она, не веря своим ушам и глазам, отстранилась от вожделенного тела и попятилась назад, точно от ужасного наваждения, пока не уперлась оголенными лопатками в холодную, твердую стену, предательски выросшую за ее спиной.
   - Ты... ты... - дрожащие губы с трудом проговаривали чужие слова, шершавым комком застрявшие где-то в горле:- У тебя..  Но ты... ты говорил, что будешь любить вечно... что ты только мой... Но... нашел другую... женщину...
    Горькая правда многотонным грузом сорвалась с искаженного болью рта, и в тот же момент пришло осознание случившегося, до молодой охотницы дошел весь страшный смысл услышанного. Ее Луна и Звезды, Любовь всей жизни, смысл существования и отец её драгоценного дитя забыл свои святые клятвы, истинные чувства и свою королеву, еще не успела луна над их родным лесом и трижды обновить свой лик. Он предал и растоптал то единственное и трепетное, что все это время вело Николь сквозь боль, унижения и упреки, вопреки воле крови и племени, обратив свой ясный, пламенный взор на другую. О, Боги, как же такое могло произойти? Неужели их святая любовь, их прекрасный союз, волшебные слова взаимных признаний, светлые мечты и великие планы на будущее- всё оказалось пустым и никчемным, даже не стоящим того, чтобы хранить память и верность своей возлюбленной, надеяться и искать воссоединения, верить в незыблемость единения их судеб?
     Гремучая смесь всех красок, дозволенных горячему сердцу чувств от безмерной любви и прощения до всепоглощающей ненависти и гнева, в одну секунду накрыла рыжее создание с головой, затмевая разум и испепеляя душу. Николь обхватила себя руками и впилась острыми точно лезвие ногтями в белую кожу собственных плечей, высвобождая на волю тонкие струйки алой крови, но даже боль разрываемой плоти не могла перекрыть боль разбивающегося сердца, что точно фарфоровая статуэтка с противным, лающим скрежетом покрывалось множеством мелких трещин. Девушка стиснула зубы и прикрыла глаза, не в силах больше терпеть и бороться с нахлынувшими эмоциями. Она хотела в этот миг разорвать проклятую разлучницу в клочья, хотела пролить кровь изменника и в то же время всей душой желала прижать его к груди и простить, окутать любовью и нежностью, забыться в его объятиях... Желала, но не могла. Слишком сильны и свежи были переживания и слишком неожиданной и глубокой оказалась рана. И только одно "но" заставляло держать себя в руках, крепить и контролировать пламя разгорающихся страстей- Николь больше не принадлежала себе: под ее сердцем теплилась новая жизнь, плод самой великой и чистой любви. И уж коли Он не смог сохранить святость и неприкосновенность их чувств, то это сделает Она сама, взрастит семя в прекрасное, сильное древо, что будет великим воплощением самого чистого и искреннего в ее душе...
   Но это будет потом... потом и без него...
   Рыжеволосая охотница, из последних сил подавив в себе ярый порыв гнева и боли, все же смогла обуздать тело, нервы и стонущую душу, сквозь тяжелое дыхание приглушенно прошипев искривленным, расплывающимся в хищном оскале ртом:
    - Беги... Беги, Коди Прайс...
    Она подняла глаза и взглянула на любимого. Сквозь пелену соленых слез в них сверкал такой огонь, что любой, хоть немного еще желающий жить ашен, должен был в ту же секунду провалиться сквозь землю хоть в самый ад, лишь бы не видеть этих глаз преданной и разбитой женщины. В Николь говорила ярость, обида и боль, затмевая светлый разум темной пеленой, не давая возможности обдумать слова любимого и поверить искренности его раскаяния.

Отредактировано Николь Робинс (2016-08-13 08:57:22)

0

16

Николь так часто менялась в лице с ходом его слов, что Коди не успевал понять, к чему все это вело. Одна мысль не оставляла его голову: ничего хорошего дальше явно не будет, по крайней мере в ближайшие несколько часов, пока дикий нрав и вспышка ревности не утихнут и здравый смысл не возьмет верх.
- Я не отказывался от своих слов, - уверенно проговорил Коди, сверкнув глазами в сторону своей подруги. Он любил ее всегда, это чувство никогда не покидало его сердца; даже когда он был с другой, какая-то часть души его страдала от невозможности ощутить родной аромат огненных волос, вкус нежных алых губ. Джун была похожей, но совсем другой. Она была истинной трепетной ланью, Николь же в душе прятала дикого волка.
- Я люблю тебя также сильно, как и прежде. Но тебя не было рядом… - Коди все еще пытался объясниться, но разъяренная женщина не желала слушать. Она скалила свои острые клыки на своего мужчину и приказывала ему трусливо бежать, как какой-то побитой собаке. Ашен вырос в племени, где женщин уважали и почитали, словно божеств, из-за их малочисленности. Но он и сам был почитаемым членом племени. Он был дитем Шраув – мог как зачинать, так и рожать. Коди не искал особого положения, охотясь наравне с остальными мужчинами, но все же был избалован подобным вниманием, и не мог позволить себе поддаться таким постыдным для мужчины командам.
Крепкие мышцы сдавили твердые зубы, буквально выдавливая их наружу. Коди оскалился ответно, извлекая из своего звериного нутра предупреждающий утробный рык. Не угрожающий – он не мог угрожать своей пассии, он просто хотел пресечь ее желание навредить тому, кому она отдала свое сердце.
- Я бы никогда не хотел, чтобы ты оставалась одна всю жизнь, - прорычал Коди, - в мечтах о том, что я когда-нибудь вернусь. Неужели ты этого хотела для меня?
Лучшая защита – это нападение, так было во все времена и, наверное, у любых существ, способных хоть немного мыслить. Даже травоядные животные сначала норовят лягнуть или боднуть соперника, прежде чем убегать.
Слова были хлесткими, как пощечина, призванными отрезвить и вразумить девушку, впадающую в агрессивную истерику. Коди не хотелось видеть свою Николь такой, ему хотелось провести как можно больше времени, пытаясь воссоздать семью здесь, на чужбине. С другой стороны, такая дикая, непокорная, рьяная женщина его, к легкому стыду, возбуждала.

0

17

В полумраке темной комнаты яркой вспышкой сверкнула пара острых клыков, и слова оправдания и клятв любви родного голоса разбавил предупреждающий рык животного естества. Звезда её ночного неба скалился и не желал отступать. На короткое мгновение Николь даже показалось, что ашен готов дать ей отпор и приструнить поток её неконтролируемых чувств силой. Соленые, жаркие слезы жгли её нежную кожу огнем праведного гнева и боли, но даже их она не ощущала, так сильно болела душа внутри хрупкого тела. Не так, совсем не так Ник представляла себе долгожданную встречу с возлюбленным. И хоть слова его были чисты, верны и до омерзения правильны, но и они не могли принести облегчения огненной душе. Николь оскалилась вновь и зарычала. Чего она желала в этот момент больше всего? Неужели участи разорванной крепкими зубами жертвы во спасение и избавление от страданий и душевных мук? Она не сможет причинить зла самому дорогому во всех мирах существу, и потому осознание всей глупости напускной бравады и лживости собственных агрессивных намерений особенно четко стучало в рыжей голове, сводя на нет малейшие потуги сопротивления. Он стоял перед ней такой желанный, любимый и невероятно сильный, манящий и будоражащий как и прежде, и даже его вспышка ответной агрессии и сверкающие клыки возбуждали в юном сердце не страх, но желание. Казалось тонкое тело разделилось на двое: горячая голова бушевала взрывами необузданных эмоций и желания справедливости в то время, как по животу и ногам разливался не менее жаркий огонь волнения и притяжения к самому драгоценному мужчине, воплощению истинной страсти и любви.
     Николь болезненно зажмурилась, не в силах вынести пристального взгляда обжигающих глаз, и оторвалась от стены, с трудом выдавив из себя всё ещё злобное, но уже жалобное:
   - Нееет... Не хотела... Но я верила и знала, что нам суждено быть вместе и ничто не в силах нас разлучить, даже если весь мир рухнет в одночасье. А ты... Ты! ... Ты...
     Слова терялись и таяли в слезах и утробном рычагами, Николь шла на своего Коди демонстрируя клыки и острые когти. Может от всё же сделает шаг и успокоит её сердце, разорвав шею и выпустив на волю алую, бушующую в жилах кровь.
    - Ты... Сделал мне больно... Нам сделал больно... Мне и нашему долгожданному...
    Никки до боли сжала кулаки, острые ногти впились в мягкую кожу, отрезвляя и отвлекая воспаленное сознание. Она преодолела короткое расстояние между ними и бессильно уткнулась лбом в его крепкую грудь. Пусть Коди знает, он должен знать о том драгоценном и важном, что Николь пронесла к нему через многие дни мучений, страха и неизвестности.
   - Коди... Я беременна....

Отредактировано Николь Робинс (2017-01-02 10:00:34)

0

18

Николь продолжала идти навстречу, скалясь и держа руки в напряжении, готовая использовать крепкие ногти как оружие. Коди стоял недвижимо и рычал, глухо, угрожающе, задействовав уникальные возможности своего горла, недоступные простому человеку. Он понимал, что не сможет причинить вреда своей возлюбленной, не сможет покалечить или ранить ее. Глаза ашена продолжали следить за каждым движением Николь, только чтобы успеть перехватить ее молниеносный бросок, зажать ее, не дать натворить глупостей. Все же Коди был сильнее, обладая более мужской физиологией и анатомией.
- А я не знал, - продолжал хлестко говорить он, - Это чудо, что у тебя есть такое провидение или настолько крепкая вера. Я почти проклял наших Богов за то, что они позволили этому случиться.
Коди говорил, признавал, что никогда не был идеальным, но понимал, что это было тщетно. Николь не слушала его. Ее мысли были заняты чем-то иным – болью, горем, сожалением, а может, было там что-то совершенно другое, о чем шатен и не догадывался. Он лишь видел, что движения Николь стали неуверенными. Она не собиралась нападать, скалилась только по привычке. И в итоге проговорила то, от чего напрягся сам Коди: не мускулами, а внутри. Что-то противно заскребло в душе, уловив последнее слово, чей смысл пока не доходил сознания парня.
Николь прошла два последних шага и бессильно уткнулась в его грудь лицом, такая нежная, беззащитная. Такая, от которой сердце замирало, и хотелось носить ее на руках всю жизнь. Такая трогательная, даже и не верилось, что она только-только грозила своими смертоносными клыками. И она произнесла пару слов, от которых весь мир перевернулся. Весь, целиком – со всеми этими громоздкими домами и людьми, войнами и дикой природой, свободными вольными птицами и оружием. Он встал вверх тормашками и перестал быть значимым.
Коди ждал этих слов так долго, они старались зачать ребенка, но не получалось. Отдать должное, парень ни слова не говорил своей любимой, хотя и мог бы. Община ашенов сурова. В племени, где мужчин гораздо больше, чем женщин, последних почитают, почти как богов. Но женщина, которая не может зачать и родить – легко может стать изгоем, как ненужный член общества. Коди не мог этого позволить.
И сейчас наступил тот долгожданный момент! Только кроме радости и ликования, Коди почувствовал сильную тоску. Не так он представлял себе такую новость. Не на чужой ненавистной им обоим земле, населенной врагами. Не в момент ссоры после долгой, невыносимой разлуки. Как же им жить дальше? Обратно дороги не было. Растить ребенка среди людей, втолковывая ему, что это вовсе не еда, только чтобы обезопасить свое чадо, в то время как сам в это не веришь?
Мыслей и чувств было много. Коди крепко обнимал свою возлюбленную, прижимая ее прямо к своему сердцу. Она не хотела видеть его сомнения или нежелание их долгожданного ребенка. Он будет сильным ради них двоих. Решил Коди и произнес всего лишь одно слово, которое на их родном языке означало что-то настолько долгожданное, что осуществление этого приносит тебе ни с чем несравнимое удовольствие. Люди говорят «Наконец-то!», но это лишь малая доля тех чувств, которые вкладывают ашены их племени в смысл своего слова. Что можно сказать, если ты бесплотно охотишься несколько дней, пока твоя семья умирает от голода, и, наконец, ловишь добычу? Или, когда племя вымирает оттого, что рождаются одни только мальчики, и, спустя несколько лет на свет появляется девчонка? Одного «наконец-то» будет просто недостаточно. Именно поэтому, не имеющее аналогов в английском языке слово, которое не смог бы произнести ни один человек, осталось в памяти Коди, и как никогда подходило сейчас ситуации:
- Йрейкхен…

0


Вы здесь » Red Zone » Красная Зона » Долгожданная


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC