Red Zone

Объявление


Добро пожаловать!

Уважаемые игроки и гости форума, наша долгая реконструкция завершилась, и мы рады снова приветствовать новых игроков. Просим обратить внимание на изменения в сюжете: была добавлена новая локация - будущее, в котором привычный нам мир изменен, и жители иного мира спокойно сосуществуют с людьми.


Время в игре:
21-31 августа 2023 года / 21-31 августа 2045 года
Температура днем до 25 градусов по Цельсию, ночью около 14.

В ночь на 27 августа 2023 года - шторм!
Красная зона значительно опустела: жителей стало гораздо меньше. Шторм оставил после себя множество разрушений и потерь. Пострадали не только люди, но и ашены.
В Красную Зону прибывают военные. Грядут новые порядки!

События, происходящие в городе, обсуждаются.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Red Zone » Отыгранные эпизоды » Дубль два


Дубль два

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Дата: 16 января 2023 года
Место: Красная Зона
Участники: Лэн Даррен, Ксандр Колд (очередность соответственная)
Краткое описание: Повторная встреча Лэна и Ксандра после того, как все скандалы устаканились, и первого утвердили как певца при баре.

Игровые посты содержат сцены постельного характера в рейтинге NC-21. Данные сообщения будут скрыты от гостей.

0

2

Внешний вид

Темно-синие потертые прямые джинсы, кожаный черный ремень, синяя майка с неброским "принтом", сверху черный пиджак. На руках кожаные браслеты, в губе, как обычно, пирсинг. С собой: армейские жетоны в кармане, небольшое количество наличности.

Прошла практически неделя подготовок… Лэн пару раз заходил в бар до его открытия, чтобы ознакомиться с местной аппаратурой, подобрать музыку под свои песни, соответствующую месту, и прочее. Однажды он столкнулся с Ксандром, пришедшим на свою смену как-то небрежно и расхлябано. Но пообщаться толком не получалось, ведь с блондином всегда был администратор клуба – этот несговорчивый и вечно недовольный мужчина средних лет. Он был явно не рад присутствию ашена на рабочем месте, но Лэн не расстраивался. В Красной Зоне было так много людей, относящихся к нему предвзято, не пытаясь узнать ближе, что это стало привычным.
В эти выходные должен был состояться его первый выход на маленькую сцену клуба, но блондин не строил радужных иллюзий, с изрядной долей скептицизма относясь к этой затее и своему творчеству в целом. Он прекрасно понимал, что изрядную долю посетителей бара составляют отнюдь не тусовщики, а взрослые брутальные вояки, пришедшие сюда выпить и закусить, а не слушать «нытье белобрысого ашена». Причем самое обидное в подобных выражениях было слово «ашен». На остальные красочные эпитеты парню было ровным счетом плевать.
Лэн пришел в бар пораньше и с удивлением обнаружил, что администратора в клубе не наблюдалось, зато с порога его встретил красивый голубой взор бармена, полирующего бокалы и тумблера перед началом рабочей ночи. Ксандр даже приоткрыл рот, видимо, чтобы сказать, что бар еще закрыт, но передумал, узрев, кто скользнул в сумрачное помещение. Блондин искренне улыбнулся, проходя к стойке, попутно стягивая с себя короткую спортивную куртку.
- Привет, - мягко сказал Лэн и с той же улыбкой прошел в подсобное помещение, чтобы оставить там верхнюю одежду и выйти обратно в зал, проверяя, чтобы все было на месте – его диск, микрофон, а больше ничего и не нужно было.
- Где это наш местный диктатор? – усмехнулся блондин, регулируя стойку под свой рост, чтобы не пришлось излишне тянуться или, наоборот, наклоняться. Это ведь испортит голос. Он и заранее-то пришел, чтобы заранее согреться. Голосовые связки – дело тонкое во всех смыслах, чтобы голос был чистым, нужно было придерживаться тучи факторов. Пусть Лэн не учился этому профессионально, как все люди, но прекрасно уловил эти негласные правила на практике.
Настроение было прекрасным. Хотя бы потому, что рядом был он – Ксандр. Этого человека блондину было приятно видеть, даже мельком, не общаясь. Приятная наружность, добрая душа, по крайней мере, Лэну так показалось в тот вечер, когда они осмелились познакомиться поближе.

0

3

Внешний вид

http://images.dmir.ru/dmir/images/muzhskie-futbolki-s-risunkom-po-licenzii-disney-18118313.jpg
Светло-серая с Микки Маусом футболка, темно-серые почти черные джинсы, фартук как обычно черный ниже колена, бэйдж на груди, кеды. На голове фирменный беспорядок. С собой: деньги, презервативы, ключи. Зачем захламлять карманы, если есть подсобка с собственным шкафчиком, где можно хранить свои вещи?

Очередной рабочий день и как всегда хорошее настроение. Колду нравилось быть в баре в это время, когда все еще только готовилось к приходу посетителей. Особенная атмосфера этого притемненного места, такая обманчиво спокойная в эти часы, свет над баром, создающий какую-то загадочную обстановку, тихая музыка (Ксан не смог бы выжить в тишине), шатен даже напевал что-то под нос, так было как-то по-домашнему. Он был здесь один, не считая девочки официантки, которая копошилась на кухне, повар еще тоже не подошел. Да, они все еще не пришли, а этот парень – фанат своей работы, словно прибитый к своему месту, возвышался из-за барной стойки, будто уже был готов жонглировать стопками или предлагать клиенту что-то сладенькое и алкогольное. В такие мгновения Ксандр воображал, будто весь бар принадлежит ему, будто это он его придумал и построил, а теперь довольный своим трудом, получает прибыль и удовольствие от работы здесь. Поэтому настроение поднималось все выше, он лениво, играя сам с собой, перебрасывал бокалы через плечо и ловил их так, что казалось, будто он уже их уронил. Трюки требовали постоянных тренировок, иначе дорогая посуда выскользнет у тебя из пальцев, а потом придется еще и оплачивать ущерб.
И тут вошел улыбчивый блондин. Ксандр не страдал ни близорукостью, ни дальнозоркостью, так что сразу узнал  эту фигуру с белесой копной длинноватых волос. Рот, желающий выгнать не во время зашедшего гостя, закрылся, а губы растянулись в обаятельной улыбке.
- Привет, сладкий, - а сам подумал, - «Тебе в прошлый раз так понравилось, что ты уже сразу раздеваешься? Это очередной намек или ты просто спешишь?», - голубые глаза правда наблюдали за теперь уже работником этого заведения. А блондин по-хозяйски сходил в подсобку и вернулся, чтобы проверить правильность постановки микрофона или еще чего-то там. Ксан не разбирался в его деятельности, пока не было времени, чтобы спросить мальчишку, как и что, но это время обязательно будет позже. Ксан почему-то не сомневался, что они крепко подружатся, ведь искра проскочила с самых первых секунд знакомства, и бармен был не против продолжать в том же духе, ведь ничего страшного в прошлый раз не случилось. Его не уволили за столь вольной поведение на работе, ну и не съели, конечно.
- Диктатор, он куда-то там сгинул по делам, я не уловил куда, - пофигистично сказал шатен, небрежно махнув рукой и немного поморщив нос, - Главное для себя я уловил, - парень усмехнулся, - Этого хрена не будет долго, так что можешь расслабиться, - взгляд его стал хитрым. «Кстати, про «расслабиться», а почему бы и нет?». Лэн продолжал сверкать своей прелестной улыбкой, парень наклонялся, регулируя стойку, это наводило на какие-то пошлые мысли, и ощущения дежавю начинало играть в мозгу.
- Что-то ты рановато? – сверкая хитрыми глазами, Ксандр отворил дверцу бара, выходя из своей рабочей зоны, - Тебе не кажется, что мы можем провести это время с пользой? – нападать на него вот так было стремно, тем более, что девочка, что суетилась где-то за стенкой, могла выйти в любой момент, но он все же попытал свою удачу и притянул парнишку к себе за  руку.
- Отвлекись, пожалуйста, - почти пропел бармен, пытаясь быть мягким, он хотел нравиться, поэтому слова его звучали гипер нежно, - Я не раз вспоминал то, что случилось между нами тогда, - возможно это звучало льстиво, но он действительно вспомнил их соитие пару раз, желая видеть рядышком  чувственного блондина.
- Тогда ты был таким мягким и послушным, но обжигал…. как горячий воск… я боюсь стать зависимым, - хитрый голубой взгляд под пышными ресницами так оценивающе скользнул вниз по фигуре и вновь поднялся к светлым глазам собеседника.
- Я хочу вновь тебя спрятать, - парень усмехнулся, прошло больше Недели, а он дословно помнил их беседу и сейчас, у Колда была отличная память. Возможно, именно поэтому Ксан нравился людям, которые зачастую оказывались эгоцентристами, и не могли простить обслуживающий персонал, за то, что те могли позабыть его такого дорогого и важного. Ловкие пальцы перехватили руку Лэна, Ксандр так странно посмотрел на него, так проникновенно, пытался его соблазнить, кидаясь своей пылкостью, правда, хотел продолжить то, что у них однажды случилось и на что было дано согласие блондина еще тогда в темноте вип-комнаты.
Парень потянул ашена за руку по направлению к подсобке. Ключ у него был, это помещение всегда закрывалось, чтобы гости не вошли туда и не сделали то же самое, что хотел сделать с Лэном он. Так же за руку он затянул парня в небольшую комнату, не включая свет , закрыл дверь на ключ, а потом прижал парня спиной к двери, начиная целовать его шею, а руки пустились исследовать еще не забывшееся тело, сразу залезая под майку. Какие прелюдии? Он не хотел терять время, да, и его попросту снова у них не было.
- Этот рабочий день начался так, как мне нравится, - прошептал он, - Всегда бы так, - Ксандр уже сам начинал заводиться, молодому организму не надо много времени, чтобы быть готовым ко всему, если привлекательное тело вжато в дверь, готово на все и покорно, а чуть позже станет еще лучше, чем сейчас. Он не мог ждать согласий или несогласий, он хотел оставить Лэна без вариантов. Только «да» и ничего больше, поэтому пальцы его уже ощутимо трогали ширинку парня. Этот гей знал, как угодить парню, а у самого в глазах темнело от ожидания страстных минут, губы нетерпеливо целовали шею парнишки. Ксан буквально на него обрушился... набросился… ни шанса на капитуляцию...

Отредактировано Ксандр Колд (2013-11-13 20:51:17)

+1

4

На душе Лэну стало легко и свободно от одной только мысли о том, что сегодня администратор клуба не будет смотреть на него угрюмо и недоброжелательно до, во время и после концерта. Это значительно поднимало настроение и приободряло. Хотелось стараться еще больше, заставлять свой голос, нежный от природы и способный на значительные перепады по диапазону, звучать еще красивее, насколько это было возможно. Ведь в зале точно находился один зритель, который бы оценил его пение по достоинству. От мыслей о Ксандре улыбка на лице блондина становилась все шире, а уж от слов бармена Лэн и вовсе обнажил свои удивительные зубы, посмеиваясь. Тот подобрал такой точный, хотя и не очень приличный эпитет…
Лэна вообще радовала манера общения бармена. Он говорил свободно, не придерживая язык за зубами, говорил то, что думал, порою хамовато или употребляя матерные выражения, но грубым от того не казался. И совершенно разительно отличался от местных вояк с их низменным юмором и порою противными ухмылками. Конечно, блондин так думал не про всех жителей острова, но таких, каких он хаял в мыслях, было очень много, особенно подле бара.
- Я всегда прихожу пораньше, чтобы отдышаться, согреться, чтобы голос пришел в нормальное состояние, - пояснил Лэн на вкрадчивый вопрос бармена, совершенно не замечая, как тот подкрадывался со спины, как хищная кошка. Впрочем, сравнение было отличным, ведь жилистый парень вполне мог соперничать с этими усатыми по грациозности и ловкости движений. Поэтому, когда его резко развернули к себе, притягивая за руку, Лэн тихо вскрикнул, не ожидав такого. Он уже давно растерял свои животные инстинкты (впрочем, Ксандру это было только на руку – иначе бы эта часть тела вряд ли бы осталась невредимой). Его сердечко застучало так часто и громко, а голубые глаза изумленно распахнулись, только на губах все еще играла неуверенная удивленная улыбка.
Он уже приоткрыл рот, чтобы спросить что-то немного глупое, типа: «Что ты творишь?», как будто было не понятно. У бармена так горели глаза, что прогадать его желания было сложно. Лэн неотрывно смотрел на рослого парня, будто загипнотизированный, ловил каждое его слово и утопал в этих огромных голубых глазах-озерах. «Демон-искуситель, тебе невозможно отказать ни в чем. Мне иногда кажется, что попроси ты прыгнуть со скалы, я без колебаний соглашусь. Какой прекрасный демон…», - шелестели мысли в голове, разум которой был немного подернут дымкой желания, возникшего совершенно из ничего, просто от близкого присутствия Ксандра.
- Тебе бы в поэты пойти, а не в бармены. Слова какие говоришь… - по-доброму усмехнулся Лэн, не желая обидеть своего собеседника. Но фразы и впрямь были книжные, хотя слышать их было чертовски приятно, не смотря на весь фарс и легкую неуместность. А Ксандр уже тащил его, как буксир, в сторону подсобки, и у блондина оставалось слишком мало времени на размышления, - Ох, Ксандр, сейчас? – только и смог проговорить Лэн и был заключен в маленькое помещение, дверь которого тут же закрылась, притом на ключ.
С одной стороны ситуация «накаляла». Они опять собирались заняться запретным быстрым сексом, который приносил столько ярких, бурных эмоций, что невозможно было оставаться безынициативным и молчаливым. С другой стороны не хотелось «портить» голос, который мог начать хрипеть или сипеть после частого, жаркого дыхания, протяжных стонов, громких вскриков и прочей «мелодии секса». Но как можно было отказать человеку, который прижимал его к гладкому прохладному дереву двери, ласкал руками и скользил губами по тонкому изгибу шеи?
Лэн прекрасно видел его в темноте, как сверкали легкой жадностью глаза бармена, как он красиво улыбался в предвкушении чего-то прекрасного… и блондин не мог его разочаровать. К тому же,  было бы преступным сказать, что он сам не хотел сейчас того же. Руки Лэна дернулись и поднялись, он запустил пальцы в растрепанные волосы партнера, делая прическу более сюрреалистичной, и потянулся вперед, целуя в уголок губ, опаляя парня своим участившимся дыханием.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+1

5

Ашен или не ашен, да, какая разница молодому бармену до «национальности»?!  Когда  очень чего-то хочешь, то можно просто взять и наплевать на какие-то риски, которые препятствуют получению желаемого. Все знают поговорку про шампанское, только Ксан хотел не напиток, который шипел пузырьками на языке и обжигал холодом, а Лэна, который искрился своим природным обаянием и опалял сексуальной энергетикой. Поэтому риск был вдвойне оправдан, да и уже не в первый раз, парень надеялся, что ему и сейчас повезет  не стать пищей блондина.
В глазах этого фантазера Даррен был каким-то сказочным существом, которое он так просто смог приручить к своим рукам. Достаточно было посмотреть, как тело певца гибко извивается под ладонями шатена и все становилось предельно ясно. Он словно прикасался к легенде, или попадал в свои подростковые мечты, где шерстил всю кинотеку в поисках хладнокровных бледных человекоподобных существо, которые питались одной лишь кровью и жили столетиями, были слегка мрачноваты и жестоки, но от этого почему-то не теряли привлекательности в тогда еще юношеских глазах.
Дыхание сбилось сразу, Ксан почувствовал, что все делает правильно, блондин, своим откровенным прижиманием, намекнул на это, развеяв все его стоперы. Да, ашены были опасны, да, они беспощадно рвали человеческую кровь, чем насыщали свои слабые в дневном свете оболочки, но бывают ведь и исключения? Лэн Даррен казался именно этим исключением. Парень обижался, когда его причисляли к этим существам и отзывался о них не очень лестно, хотя был их племени. Странно… Но это хотя бы значило, что Колду опасность не грозит, или он только хочет так думать?
Верить не хотелось, что меж ними может быть что-то не приятное, казалось, что все в их силах, вот как сейчас. Ксан откровенно лапал блондина, тот в свою очередь тоже не скучал, расстегивая штаны своего партнера. Вспоминались слова довольной женщины, удачно вышедшей замуж: «Мы с полслова понимаем друг друга». А в этой ситуации и слова были не нужны. Страсть, как  сковородка на огне, все раскалялась, и снова хотелось кусаться, но он пока лишь только облизывал эту сладкую нежную кожу шеи. Пальцы в миг нашли самый жаждущий ласк орган, расстегивая молнию, что его скрывала. О да… И кто его бы сейчас не понял? Разве что гомофобы, но и они поймут, если  позволить представить им  в подобной ситуации себя и любую девушку симпатичную им. В смысле составить привлекательную ситуацию для любого, равноценную этой.
От Лэна не поступало никаких слов, парнишка наверняка слушал свои эмоции. Ксан же продолжал наседать, подчиняя тело партнера себе, как бы дергая за ниточки  куклу марионетку. Вскоре блондин не сможет отказать ему, даже если сильно захочет этого. Хотя зачем? Ведь было так хорошо вместе.
- Ты только вошел в бар и уже меня соблазнил, - шепнул Ксандр, чуть слышно хихикнув. В красноречии бармен старался не уступать  тем же сказочникам, да и Лэн уже мог оценить  словарный запас этого молодого человека. Кстати, в тот раз, когда блондин заметил, что Колд слишком витиевато и красноречиво выражается, он ответил, что много читает. Хотя на самом деле это было совсем не так, но все же,  хорошая память невольно делала из Ксандра любителя воспроизводить подходящие цитаты из мало-мальски прочитанных книг и страниц такого теперь далекого интернета.
Однако, и здесь развлекухи хватало, достаточно было посмотреть, какой полной жизнью живет  бармен. Он как раз снимал с Даррена пиджак, которые шел парню, вытягивал стройную фигуру, но в данную минуту все же был лишним.  Ладони лазили по телу, как же хотелось его раздеть полностью и телепортироваться куда-то в уединение, чтобы не спешить. Хотя эта ситуация заводила шатена. Футболку он тоже стянул мгновенно, наслаждаясь картинкой, что потихоньку прояснилась в темноте.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+1

6

Интимный полумрак, ритмичная приглушенная музыка, навевающая развратные мысли, и разгоряченное тело рядом. Что может быть прекраснее, когда ты молод и горяч? Когда хочется близости большей, чем обыденные объятия и рукопожатия. Правильный ответ был только один – ничего.
Ксандр все больше нравился блондину, он и сам не знал почему. Ведь прекрасно понимал, что это хорошее отношения, смешные милые фразочки, нежные порою прикосновения и вся та страсть, которую бармен изливал в сексе, достаются не только ему. Такой красивый мужчина просто не мог быть в одиночестве. А все равно нравился, не смотря ни на что. Наверное, все дело было в его очаровательной улыбке и безумно красивых чистых глазах, которым хотелось верить.
Лэн плавился в руках бармена, становясь податливой глиной, из которой можно было лепить все, чего не пожелает душа. А можно и смять этот кусок пластичного материала, отбросив в сторону… Но, кажется, такой идеи даже не возникало в голове Ксандра.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

7

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+1

8

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Блондин еще постоял так, уткнувшись лбом в прохладную дверь, чтобы дать себе успокоиться – восстановить дыхание, сердечный ритм, а главное, убрать эти чертовы клыки, что непроизвольно вылезали в самый пик наслаждения. Он улыбнулся, услышав шепот хриплого голоса Ксандра, полностью соглашаясь с его утверждением, и потом повернулся, медленно и лениво натягивая свои джинсы, скрывая свою приятную обнаженность. Руки не слушались, потому что делать этого совершенно не хотелось. Хотелось, напротив, раздеться полностью, оставаясь перед этим мужчиной открытым и беззащитным.
- Более чем, - отозвался непривычно низким голосом Лэн, шумно вдыхая воздух, будто до этого не дышал вовсе, а подпитывался только удовольствием, - Ты негодяй… - с легким смешком заметил парень, - Теперь я не смогу получить должного удовлетворения от своего пения, потому что ты все это удовольствие украл… - это был добродушный укор, ведь так хотелось чем-то заполнить эту ненужную тишину, пока непослушные еще пока пальцы застегивали джинсы. Но дальше случилась и вовсе неожидаемая вещь… Ксандр сделал маленький шажочек вперед и просто впился в его губы, заставляя блондина опешить и замереть.
В голове сразу пронеслась вереница вопросов: «Почему?» и «Зачем?». И пару секунд Лэн просто пропустил, немо стоя с чуть приподнятым подбородком. Пара ударов сердца… и руки парня дрогнули, поднимаясь, скользя по чуть взмокшей спине Ксандра, нежно обнимая его за жилистые плечи. Блондин сладко отвечал на поцелуй, чувствуя, как все его тело пронзают миниатюрные разряды тока, заставляя себя чувствовать лучше. Как будто все его тело стало в миг невесомым и могло летать… Жаль, как только Лэн вошел во вкус, прикрывая глаза и отвечая взаимной активностью, бармен решил прервать эту ласку, отходя как-то угловато и даже смущенно.
Блондин замер, глядя ему вслед. Чувство нерешительности внутри шептало, что он что-то сделал не так, или Ксандр просто передумал целовать «зубастого», вспомнив о том, кем он является на самом деле. Лэн чуть улыбнулся, наклоняясь, чтобы взять свою майку и пиджак, одеваясь обратно, решив не комментировать случившееся, раз Ксандру постыдно то, что он сотворил. Было и было… Блондин будет вспоминать об этом с тайным наслаждением.
- Пойдем, время открывать бар, - мягко проговорил Лэн, тихонько прикасаясь к немного напряженной спине бармена пальцами. И помолчав, улыбнулся, - Приготовишь мне сегодня тот коктейль, который ты делал мне тогда? Когда мы познакомились? Он был очень вкусным…

+1

9

Слова Лэна вытащили его из собственных мыслей. Бармен потерялся в них, ощутив сладкие поцелуи зубастого рта, он даже наслаждался ими, но отстранился, потому что включился мозг. Нет, не удлиненные клыки блондина заставили прекратить это, а свои эмоции и страхи. Он испытал что-то теплое и такое желанное, но этот маленький только что зажженный огонек ожег его. Ксандр не был трусом, он не боялся быть здесь и даже смирился с озлобленными ашенами.
Бармен страшился всякого рода привязанностей, которые спустя какое-то время начинали тяготить. Перед глазами почему-то всплыло пропитое лицо матери, которую он еще ребенком дергал за одежду, просил чего-то, иногда плакал, но она была настолько безучастна и невменяема, что иногда не реагировала на зов собственного маленького сына. Это был секрет, Ксан никому не рассказывал про свою непутевую семью, не говорил подробностей, не желая расспросов, презрения или жалости.
Прикосновение ладони Даррена вернуло в это измерение, парень повернулся, думая о том, что как-то некрасиво поступил, но его встретила теплая улыбка блондина. «Даже не думай!», - вдруг всплыло в голове. Улыбка Лэна была натянутой, парнишка обиделся, но на разговоры у них не было времени. Лицо шатена стало серьезным, он даже вину свою ощущал, но певец старался разрядить легкое напряжение, которое невидимой стеной тумана повисло в воздухе.
- Конечно, сделаю, все что пожелаешь, даже самое сложное, - отозвался Колд дружелюбно, взгляд украдкой коснулся целованных им губ. Бармен решил, что для Лэна поцелуй, вероятно, не значил ничего. Да, и сложно было не растеряться, а паренек растерялся, потому что не отвечал первые секунды. Ксан застал его своим порывом врасплох. Но бармен не отрицал, что это было приятно, и что, опять же, готов повторить это снова, но почему-то боялся, что  такие действия разбудят внутри то, что сделает его в будущем уязвимым.
Поэтому он молчал и не комментировал произошедшее, поэтому сделал вид, что ничего не случилось, поэтому отвернулся к раковине  тогда, а сейчас шел к бару, а не потому что было действительно пора. Сегодня день начался странно, вроде бы все хорошо, а мысли, как рой пчел, разрывали голову. Колд старательно улыбался, он открыл бар и почистил оставшиеся стаканчики до блеска. Лэн все это время был рядом. Теперь, поднимая глаза на парня, будет вспоминаться этот незавершенный поцелуй. «У тебя там магнитик для моих глаз?», - раздосадовано думал он, снова прятал взгляд задумчивых голубых глаз и не переставая улыбался.
Когда бар тихонько начали заполнять посетители, «прятаться» от Лэна стало куда легче,  но он раз за разом возвращался к симпатичному блондину, чтобы он не почувствовал, что его использовали и бросили, чтобы не заметил легкую натянутость. Даррену сделали тот самый коктейль, что он попросил (спасибо долговременной памяти, что хранила в себе подобные  мелочи). Все чаще и чаще он отходил, хотя и возвращался так же часто, улыбаясь парнишке, постепенно забывая неуклюжее происшествие.
- Волнуешься?  - теперь ему придется петь перед, возможно, неблагодарной публикой этого бара, контингент посетителей которого, составляли восновном люди в военной форме, что любили сальные шуточки, нежели красивые песни. Хотя кто-то бы сказал, что одно другому не мешает, Ксандр был другого мнения. Музыка Лэна  подходила более развитым личностям, а не только тем, кто не задумываясь привык исполнять приказы руководства, не включая при этом ни одну мозговую извилину. Военные естественно не были его любимыми посетителями, но без них не было бы и выручки, и возможно, им бы не понравился профессиональный бармен.
Он снова глянул на Лэна, лицо которого загадочно было прикрыто челкой. «Ангелочек, только со смертоносными зубами», - улыбка растянулась на его лице, «И о чем ты думаешь, Ксан? Прекрати на него пялиться!», - смешно поругал он себя, - «Тут уже все вокруг знают, что ты от него без ума, уж слишком откровенно пялишься», - улыбка растянулась шире, Лэну перед носом поставили еще один сладкий коктейль.
- Я бы тоже волновался перед такой публикой. Ведь собрались сплошь любители прекрасного! - хихикнул бармен, размешивая что-то вкусное в шейкере для очередного коктейля.
- Солдафоны-солдафоны, - усмехнулся он, - Что бы ни случилось, я точно буду тебя слушать, - заранее поддержал Ксан певчего ашена среди не очень воспитанных и не стесняющихся в своих ярлыках и выражениях людей, - Пой...

+1

10

Ксандр едва заметно вздрогнул, когда ладонь блондина коснулась его спины, и обернулся, глядя так серьезно, что Лэн невольно потупил взгляд. Его улыбка стала натянутой, но он продолжал держать ее, поддерживая хорошую атмосферу. Бармен был похож на человека, который хочет сказать что-то важное, но не решается, и это важное было отнюдь не клятвами в любви и верности. Скорее всего, что-то из того, что Лэн частенько слышал от более добродушных работников Красной Зоны. Что-то вроде: «Нам стоит прекратить эти встречи, прости».
Это всегда было… нет, не обидно, немного печально. Не потому, что Лэн привязывался к людям или даже влюблялся, такого не было. Просто как-то не хотелось через месяц или два снова знакомиться с очередным мужчиной, снова открыто ему улыбаться, чтобы провести с ним одну ночь и расстаться снова. Лэн, хотя и не видел в этом ничего особенно зазорного, не находил в таком поведении и прелести. Тем более, проживая на столь маленькой территории, где все знают друг о друге.
Тем не менее, это было естественным поведением людей, которые узнали, что он ашен, как бы блондин тщательно это не скрывал. А вот это уже было омерзительно… Все то, от чего Лэн пытался избавиться годами, свел к минимуму все свои отголоски прошлого, продолжало мешаться в настоящем. В такие моменты, блондин искренне задумывался: «А не покинуть ли, наконец, эти стены?». Большой город страшил, пугал своими неизвестностями, но и манил… Людей там было гораздо больше, как и возможностей, только лишь найти свою собственную нишу.
- Хорошо, - кратко сказал Лэн с улыбкой, не злясь и не обижаясь на Ксандра. Он был хорошим человеком, да и имел полное право так одуматься и отдернуть себя, забывшись в своем временном порыве.
Бармен уже выходил из подсобного помещения, и Лэн, помедлив, чтобы глаза попривыкли к более яркому свету, вышел следом, приглаживая растрепанные в порывах страсти и удовольствия волосы рукой. Он спрятал взгляд за пушистой челкой, и так было чуточку спокойнее. Так никто не мог прочесть его эмоций и мыслей, иногда чересчур ярко проскальзывающих в светлых глазах.
Он присел за стойку бара, потому как заняться было нечем, и чувствовал себя как не в своей тарелке. Ксандр постоянно поднимал на него взгляд, а потом торопливо отводил, налепляя на лицо какую-то фальшивую улыбку. Лэн чувствовал себя не очень хорошо от этого. Он не понимал, что случилось. Если бармену так претило целоваться с ашеном, можно было сказать это прямо. Если он не хотел больше с ним встречаться по тем или иным причинам… да, поступи ты также – просто скажи об этом, и это будет честно с твоей стороны и куда более гуманно, чем оставлять партнера в каком-то странном неведении.
Атмосфера накалялась, и Лэн уже был готов открыть свой рот, чтобы в лоб спросить про сложившуюся ситуацию, но дверь отворилась и вошла первая компания посетителей. Парню пришлось притихнуть, сверля взглядом гладкую и даже немного зеркальную стойку бара. Из-под светлых волос Лэн видел, как «оживает» бармен, как его лицо становится куда более добродушным, а улыбка более естественной. Парень тоже улыбнулся, рассеянно и тонко, и тут же получил под нос бокал с тем самым коктейлем, который просил.
- Спасибо, - ошарашено сказал Лэн, искренне полагая, что бармен уже и забыл про него, ведь у него были куда лучшие собеседники – люди. Но Ксандр принялся болтать с ним, выдернув из своего ставшего плотным графика пару минут, как ни в чем не бывало, будто и не было какого-то напряжения между ними. Лэн, если честно, чувствовал себя последним дураком. Может быть, он сам себе надумал что-то? Но Ксандр и, правда, вел себя как-то странно до этого момента, и совершенно естественно сейчас, будто бы под стойкой у него прятался брат-близнец, и теперь он просто подменил своего родственника «буку».
- Да нет, я не волнуюсь, - открыто улыбнулся Лэн, решив отложить все свои сомнения на дальнюю полку и пользоваться моментом. Дэвид всегда учил его жить настоящим моментом, а не заглядывать в столь сумрачное и непредсказуемое будущее. Добрая грусть на миг скользнула по лицу блондина, он вздохнул и проговорил, стараясь перекричать музыку, не слишком напрягая голос, - Здесь все заняты своими делами, они танцуют под все, что угодно. Многие из них и не заметят моего присутствия, - парень пожал плечами, ничуть не переживая по этому поводу, - А те кому не понравится, могут повышать тебе выручку и пить-пить-пить, - Лэн усмехнулся и на пару минут убрал с лица белоснежные волосы, чтобы посмотреть на собеседника своим чистым взглядом. Ему было приятно, что Ксандр поддерживал его. А кому бы не было?
- Тогда я буду стараться для тебя, - просто отозвался парень, допил свой коктейль и соскользнул с высокого стула, ведь время подходило. Улыбнувшись бармену на краткое прощание, Лэн взошел на сцену, безо всякого представления, и просто начал петь. Заиграл его трек, и мелодичный высокий голос влился в эту тягучую, ритмичную мелодию, переплетаясь с нотами в прекрасном дуэте. Парень улыбался и действительно старался, ни разу его голосок не дрогнул, ни разу он не ошибся и не сбился. А под конец своего короткого выступления он подошел к ди-джею, договариваясь с ним о чем-то, и запрыгнул на маленький постамент с настолько хитрым выражением лица, что Ксандр не мог этого не заметить.
- Я хочу… - протянул в микрофон Лэн, не в силах сдержать шкодливую улыбку, - Я хочу быть кем-нибудь другим, иначе просто взорвусь… - и ничего бы не предвещало беды, как не последующие куплеты, - Ты хочешь меня…. Что же, черт возьми, приди и найди меня… Я буду ждать тебя… С пистолетом и пакетом сэндвичей, и больше не будет ничего… ничего…
Песня была двоякой. Конечно, Лэн ее пропевал для суровых военных якобы от лица Надзирателя, который не боится жаждущего его убить ашена. И солдаты качали головой в такт песне, слыша только то, что желают… Но блондин посвящал ее не им. Все эти маленькие слова: хочу, возьми, готов – произносились совершенно в другом контексте, направленном лично в уши Ксандру Колду. Как маленькая месть. И о том, что с ним не будет ничего, кроме пистолета, Лэн спел так, что «посвященному в маленькую тайну» становилось ясно, что и одежды там совершенно не будет.
- Ты хочешь меня… Что же, приходи и выломай дверь… Ты же хочешь меня! Черт возьми, приди и сломай эту дверь! Я готов… я готов…
Когда же высокий голосок стих, Лэн поблагодарил редких слушателей, и спустился вниз, с тонкой улыбкой под нос подходя к барной стойке, и как ни в чем не бывало, попросил у бармена… водички.

+1

11

Как Лэн уже успел заметить, Ксандр Колд не был плохим человеком, пусть со своими тараканами и не очень приятным прошлым, но все же неплохим. Ведь именно поэтому брюнет пытался приободрить парня, который, как оказалось, в этом не нуждался, что было даже лучше. Бармен считал, что артист должен любить сцену, и отлично себя на ней чувствовать (как в своей тарелке). В первый раз, когда он слушал сладкоголосого Даррена, ему показалось, что Лэн переламывает себя, может теперь будет иначе?
Парнишка несерьезно отмахнулся от него, мол, мне все равно кто меня будет слушать, и будут слушать ли вообще. Брюнет подумал, что это тоже странное изречение для артиста, ведь по сути без публики  профессия артиста тоже бесполезна, но все же ему польстило, что парнишка согласился петь для него. И ведь, правда, пел…
Первые песни Ксан просто слушал, не замечая никаких подтекстов, соглашался, что голос отличный, но парню не хватает тяжелых звуков, позволяющих подчеркнуть всю глубину обволакивающего тембра. Когда была возможность, бармен останавливался в стороне от посетителей и благоговейно  вслушивался в слова, закрывал глаза, чтобы внешняя красота парня не путала мысли, хотя картинка возникала у него в мозгу буквально спустя секунду. Красивый… он по-настоящему красивый… весь.. везде.. Как внешне, так и внутренне, ведь тот, кто пишет такие песни не может быть глупым или плохим.
В эти минуты Ксандр не любил свою беспокойную работу, она мешала ему наслаждаться волшебными звуками. Не хотелось приплясывать и корчить смешные рожи на веселье посетителей, не хотелось шутить, да, просто парень не желал обращать свое внимание ни на кого, кроме Лэна. Пусть хоть это будет сам Папа Римский со своей свитой, непонятно чего позабывшие в этом Богом оставленном месте.
Ксан улыбался под нос, стараясь не отводить взгляда от симпатичного личика певца, он готовил слова, которые скажет ему по приходу. Он хотел, чтобы Лэн, которого не слишком внимательно слушали (хотя народ по мере выступления проникался все больше), знал его мнение, ощутил эти эмоции, которые сейчас ощущал он, Ксандр хотел поделиться, ведь блондин уже делился своими мыслями со всеми присутствующими, и имел право услышать тайные мысли каждого здесь.
Только вот слова повылетали из головы, как только начала звучать по времени финальная песня.  Лэн, наконец, заметивший его взгляды стал смотреть на него, и в этом взгляде отражалось столько всего. Пусть даже парень себе это придумал, но ему казалось, что песню поют ему. Такую откровенную песню,  такими прямыми словами. К чему он призывает?
В голове медленно разворачивалась целая история. Он произносил своим сексуальным голосом: «..Я хочу быть кем-нибудь другим…, - и Ксандр вспоминал, какое страдание видел в голубых глазах, как только открылась тайна, гласившая, что этот парнишка – ашен. Почему-то именно сейчас приходило осознание того, что его прошлые об этом рассуждения не были приятны блондину. Он не хочет быть тем, кем является, а значит обсуждать это – сыпать соль в открытую рану. Бармен не должен так делать, только не он…
«..Иначе просто взорвусь…», - продолжал Лэн. Что он имел в виду? Точка кипения слишком близко? Хотя эти мысли вылетели из головы, как только парень так красноречиво посмотрел на него, пропевая одну из истин, которую успел уловить: «Ты хочешь меня…». Конечно, хочет, ведь не так давно в темной подсобке произошло их соитие, и все тело напряглось, вспоминая эти страстные минуты. Лэн словно соблазнял его сейчас, только уже не действиями, а взглядом и игрой голоса, слов.
«..Приди и найди меня. Я буду ждать тебя…», - взывал парень со сцены, а Ксандр не мог не улыбаться. Его интересовало, новая ли это  песня? И если новая, то когда она успела родиться? Он в этом виновен или нет? Да, и если честно, то он хотел быть в этом виновным. «Что за намеки? Ты хочешь чего-то большего?», - мозг полоскали все новые нескончаемые вопросы. Лэн – не просто любовник, а чуточку больше. Такое может быть? Да, и можно ли? Ведь он ашен, другой подвид, от которого людям стоит держаться подальше, но ведь манил, засранец!  Затягивал в пучину своих глаза, и Ксан был счастлив утопать так, хотя бы на время этой песни. 
«..Выломай дверь…», - призывал артист,  определяя свое состояние, - «Я готов…».
«Готов к чему?», - эта песня  перемешала все в голове, а там, казалось, все было по полочкам.  И когда все хлопали Лэну, который спускался со сцены, и бармен хлопал тоже, и хлопал с особым энтузиазмом. А потом, когда длинные ноги принесли блондина к барной стойке, он не решился задать ни одного вопроса. Будет видно дальше. Шатен подал певцу запотевшую холодную бутылку с водой, наконец, не выдержав.
- Это было прекрасно, казалось, что ты и, правда, пел для меня, - несерьезно хихикнул он, - Теперь я буду ждать твоего появления не вдвойне, а втройне, - усмехнулся он.  Похвалы не кончались на этом, Колд еще несколько раз возвращался к похвале, они разговаривали, и даже выпили за успешный дебют по коктейлю, а потом блондин ушел, оставив бармена со своими мыслями наедине.

+1


Вы здесь » Red Zone » Отыгранные эпизоды » Дубль два


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC