Red Zone

Объявление


Добро пожаловать!

Уважаемые игроки и гости форума, наша долгая реконструкция завершилась, и мы рады снова приветствовать новых игроков. Просим обратить внимание на изменения в сюжете: была добавлена новая локация - будущее, в котором привычный нам мир изменен, и жители иного мира спокойно сосуществуют с людьми.


Время в игре:
21-31 августа 2023 года / 21-31 августа 2045 года
Температура днем до 25 градусов по Цельсию, ночью около 14.

В ночь на 27 августа 2023 года - шторм!
Красная зона значительно опустела: жителей стало гораздо меньше. Шторм оставил после себя множество разрушений и потерь. Пострадали не только люди, но и ашены.
В Красную Зону прибывают военные. Грядут новые порядки!

События, происходящие в городе, обсуждаются.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Red Zone » Отыгранные эпизоды » "Тамбовский волк тебе товарищ"


"Тамбовский волк тебе товарищ"

Сообщений 1 страница 26 из 26

1

Дата: 6 августа 2023 г.
Место: Красная зона
Участники: Ричард Грант, Ник Гримм
Краткое описание: Чем кончатся посиделки за пивом, если выяснится, что у нового приятеля слишком длинные клыки?

Отредактировано Ник Гримм (2013-10-03 02:20:25)

0

2

Прошел день, второй, третий. Засранец подопечный жил, как на курорте: жрал, спал, занимался своими делами. А потому что все умел, и учить его было, собственно, нечему. Также нечем было заняться и Ричарду.
Естественно, первым делом бывший полицейский разузнал, где здесь находится бар, да стриптиз, как и положено порядочному мужчине. Вторым делом был тренажерный зал. Конечно, лакать из широких кружек пивко, да лапать обнаженных девок за все выпирающие места было более чем забавно, но от этого могли начать выпирать и твои части тела. Например, живот. Не то что бы Грант сильно беспокоился о своей внешности, но армейская выправка не позволяла ему запустить себя.
К тому же спорт – это почти как секс. Даже оргазм можно получить, если перетрудишься. Встаешь такой с утра с кровати на ноги. Да-да, на те самые ноги, которыми бегал вчера километраж. И вот он – оргазм! Даже рухнуть можно на пол мордой вниз с непривычки-то.
Поэтому каждый божий (и чертов тоже) вечер теперь Ричард посвящал усердным тренировкам, найдя подходящий зал в торговом центре. Единственном на всю Зону. Не смотря на это, народу там было совсем не как в Нью-Йоркском метро. Видимо, среди остальных надзирателей культура тела была не в почете. А что – очень удобно – запихнул чужое мнение в дыру, что пониже спины, и ходи пузатый и счастливый. Жаль, мужчина так не умел.
Так вот… Среди посетителей тренажерного зала Ричард подмечал и постоянных посетителей, таких как он. В то время, что он выбрал для себя, был, например, забавный длинноволосый парнишка. На вид, лет под тридцать, если глазомер не изменял бывшему служителю закона. За телом своим следил исправно, особо зубы не скалил, да и в принципе ни с кем толком не общался. Это и стало основными причинами, почему шатен решил заговорить с ним. Почувствовал какую-то родственную душу.
- Здорова, - кратко пробасил Ричард, когда очередным вечером знакомое тело легло рядом на жим, - Ричард, - сказал он и протянул руку, пока длинноволосый не успел удобно разлечься. Чебурашка ищет новых друзей, картина маслом. А куда деваться, если старые собутыльники остались за стенами? Одному киснуть в баре – хуже не придумаешь. Сидишь с тумблером виски, как страдающий от безответной любви, ей-богу. Грант улегся рядом, но тренировку не начал, склонил голову в сторону парня, - Давно здесь? Каждый раз тебя тут вижу.
Ричард был довольно общительным, компанейским парнем. Правда, компания была такой же специфичной, как и сам шатен в своем хамоватом общении. Сейчас слова шли довольно тяжело. Одно дело, когда ты вливаешься в огромную и, как часто это бывает, бухую в драбадан компанию, напиваешься сам и все – ты звезда. Другое, когда надо знакомиться один на один. Причем даже не с бабой. С теми все понятно – комплимент сделал про глаза красивые, старательно проговаривая слово «глаза», хотя на язык тянется слово «сиськи», улыбнулся, как Голливудский придурок, и все чики-пуки. А тут дело-то государственной важности! Девки народ шальной, ночь с ней проведешь, домой отправишь. А тут собутыльник! Это ж на долгие года! Постоянный партнер, как не крути.

Отредактировано Ричард Грант (2013-10-04 01:13:13)

0

3

Учитывая, что к ашенам в Красной зоне относились довольно специфично - нечто среднее между концлагерем и пионерлагерем, - способы расслабиться у них были. Но не все способы подходили для Ниаса, который ходил злой, как черт, уже четыре дня. Притащить сюда соплеменника, подселить к нему!.. И плевать, что соплеменник не имел мозгов, чтобы не соваться в портал, и тут оказался по доброй воле, - все равно во всем люди виноваты! А новый сосед еще и скалился, как голый череп, при каждом появлении шамана в поле его зрения. Все никак не осознает, что его эта идея с предательством - чушь редкостная, кшахо бы побрезговали. Вбил себе в тупую голову, куда не вмещается больше одного основного инстинкта... грррр!
В общем, примерно с таким настроением Ниас жил уже четыре дня, и жизнь эта ему очень не нравилась, а посему пришлось искать выход для нерастраченной агрессии.
Довольно логичным спасением стал тренажерный зал, или попросту - качалка. Ниас посещал его довольно регулярно, когда было нечего делать, или когда было что делать, но не хотелось. Вынужденные тренировки, ставшие частью курса выживания в Зоне, неожиданно пришлись по сердцу, и даже после того, как шаман набрал достаточную физическую форму, чтобы окружающие дважды подумали, прежде чем к нему привязываться, он не бросил своих занятий. Народу в зале в принципе было немного - отчего-то не все задумывались о поддержании своего тела в порядке, предпочитая разлагающие плоть пороки. Ниас был шаманом, а значит, духовное ставил выше плотского. В той, иномирной жизни, конечно, теперь-то с духовной жизнью было хреновасто, ну да это его личные заглюки. А в качалке можно было вообще ни о чем не думать, пока тягаешь штангу или делаешь простейшие отжимания. Нытье в мышцах приносило удовлетворение от проделанной работы, что еще нужно?
Вот и сегодня Ник направился проторенной дорожкой, желая вытрясти из головы мысли об убийстве соплеменника и принудительном скармливании трупа своему хамелеону (невзирая на то, что тот не захочет). Правда, кто ж мог знать, что именно сегодня одному из посетителей позарез приспичит пообщаться? Шаман, уже улегшийся на скамейку, приподнялся на локте и внимательно изучил сперва протянутую ему ладонь, а затем - и ее обладателя. Его он уже не раз тут видел, хотя судя по всему, в Зоне мужчина был недавно: не успел еще намозолить глаза. Ашен? Непохож, слишком уверенно себя ведет для новичка, а значит - человек. Зачем человеку знакомиться с ашеном?
Кшахо их знает...
После значительного раздумья шаман все-таки наклонился и взялся за протянутую ладонь, коротко и крепко ее пожав.
- Ник, - лаконично представился он, отпустил руку Ричарда и, тряхнув связанными в хвостик волосами, улегся обратно, не собираясь ради знакомства отказываться от тренировки. - Давно.
Нет, ну а что, не про срок же его спросили. Да и не называть своего настоящего имени он уже давно научился, так что подкорректированный под человечьи обычаи вариант сам собой слетел с языка.

Отредактировано Ник Гримм (2013-10-04 02:10:06)

+1

4

Новый знакомый оказался немногословен. Сначала Ричарду это не больно-то понравилось, а потом он задумался. Да, это редко, но случалось с этим надзирателем. Так вот, он подумал: а как бы он сам поступил в такой ситуации? Да также бы и ответил, кратко и по делу. Просили имя – вот те имя, получите, распишитесь. Срок пребывания – недавно. Чего еще надо?
Отношение кардинально переменилось. Теперь Ником заинтересовались больше, ведь в кое-какой голове возникла мысль: «Он такой же, как и я!». На схожести характеров и основывается дружба. Правда, возникала одна загвоздка. Ответил, конечно, хорошо, в стиле Грантов, только вот даже зацепки не дал к тому, как продолжить диалог. Нет, ну можно было тупо протянуть «аааа, понятно», и продолжить жать штангу, но что-то, явно именуемое людьми как внутреннее чутье, подсказывало, что это было бы чересчур тупо. Кажется, он эволюционировал и это был голос зачатков высокого интеллекта, давно пропитого бывшим полицейским.
Ричард усмехнулся таким своим мыслям. Этот маленький чертик с левого плеча порой нарывался и оскорблял хамоватым поведением не только окружающих шатена, но и его самого.
Мужчина лег удобнее, покрепче перехватил штангу с достаточным грузом для того, чтобы качать его сильные плечи, и некоторое время просто молчал. Говорить в таком положении было попросту неудобно. Когда все жилы напрягались, даже на лице. Вот через некоторое время, кое-как закинув железяку в пазы, устав достаточно на сегодня, Ричард уселся, промокнув лицо полотенцем.
- Может по пивку? – вот это, он считал, замечательная фраза. Отличная для знакомства. Что может лучше сближать мужчин, нежели алкоголь? Бар – это чудное место, где открывается вся подноготная. Конечно, если достаточно выпьешь. Вот это, последнее, Ричард умел. Порою он пил, пока деньги в кошельке не кончатся. При этом всегда доходил до дома на своих «одиннадцатых». Шатался, вихлял, цеплялся за стены, но не падал (если, конечно, в морду не дали). А дали – тоже не беда. Поднимется и засветит в ответную. В общем, о баре Ричард знал все, и умел получать любого рода удовольствие, предполагаемые толпой пьяный мужиков.
- Я проставляюсь. За первую неделю в этом гадюжнике, - он усмехнулся довольно открыто. Конечно, Ричард был хамоватым и грубым, часто говорил чересчур резкие вещи, но многие его за то и любили. Например, за честность. А если очень сильно присмотреться, прикупив какой-нибудь микроскоп для разглядывания души, то можно было заметить, что он еще и открытый, и дружелюбный, только похерил это под слоем другого дерьма характера, свойственного всем Грантам. И сам, между прочим, не заметил этого.

0

5

Социальные правила всегда оставались для Ниаса загадкой. Столько ненужных жестов, столько нюансов в общении наворочали люди, что разобраться во всем этом, наверно, и за полжизни было бы нельзя. Шаман пробыл тут три года, но до сих пор не мог понять, почему одни на оклик "чего встал?!" ухмыляются и шутят, а другие могут и в зубы дать, или, того хуже, сходить к начальству и оставить без пайка, или - совсем замечательно - оказаться этим самым начальством. Почему женщин запрещалось трогать, ведь женщины для того, так сказать, и предназначены - для брачных игр и продолжения рода? Нет, допустим, с ашенами им продолжать было нечего, но ритуальные пляски с распушенным хвостом никто не отменял (разумеется, даже в подобных философских мыслях Ниас не задумывался о своей Надзирательнице - потому что от этой бабы во рту появлялась оскомина). Или вот как  сейчас - почему предложение совместно употребить алкоголь являлось, в основном, призывом посидеть в прокуренном баре, нажужжать собеседнику о своих проблемах, совместно обложить правительство, начальство и цены, а потом, при достижении определенного градуса, хлопать друг друга по плечам и спрашивать "Ты меня уважаешь"? Это было слишком нелогично и запутанно, но по крайней мере со стороны Ниас раньше уже наблюдал ту ситуацию, в которой оказался сам. И тем более его удивляло, что ему, ашену, предлагают пивка. Этот самый Ричард что, не видит, с кем говорит?
А может, и не видит. В конце концов, раз он тут неделю, как сам сказал, то еще не научился отличать ашенов от людей, если те не бросаются на тебя и не щерят клыки без повода.
Шаман тоже вбросил штангу в пазы (можно было заметить, что у него блинов поменьше, чем у Ричарда), сел и провел по лбу рукой. Мышцы гудели.
Он было уже раскрыл рот, чтобы привычно ответить "не пью", ибо правда не пил, а пиво вообще было редкой гадостью, - но отчего-то замешкался, внимательнее изучая мужчину. Судя по развязности, он либо без царя в голове, либо славный малый, вот что из этого - сложнее определить. С другой стороны, не вкатят ли Ниасу потом в морду кружкой за то, что он скрыл некоторые факты о своей природе? А впрочем, в самом деле, почему бы нет? Человек выглядел дружелюбным, явно не тяготился размышлениями и даже был готов заплатить за обоих - что считалось жестом невозможного расположения. А дома кислая рожа соплеменника и сухо поджатые губы на физиономии Надзирательницы...
Эта мысль решила дело. Ашен поднялся со скамейки и кивнул:
- Можно.
Время его тренировки уже подходило к концу, так что даже если Ричард решил бы прямо сейчас тащить нового знакомого в бар, ничего страшного в этом не было - десять минут на душ и переодевание, и можно идти.

+1

6

Можно, так можно… Отвечать на эту краткую фразу Ричард не стал. Авось после шести пинт темного пива язык-то и развяжется. А пока он лезть в душу не собирался. Грант вообще это дело не любил – по чужим душам лазить, а то вступишь во что-то неприятное, гадкое и липкое, вовек не отмоешься.
Выслушать он человека мог, особенно, когда сам был изрядно понабравшись. И даже посоветовать что-то полезное. Например: «Забей хер и иди дальше». Очень нужный и важный совет, особенно если дан вовремя, и человек его послушался. А вот самостоятельно докапывать собеседника по поводу того, что случилось, как тебе помочь было вовсе не в стиле Гранта. Захочет – расскажет, не захочет – не собачье дело. В этой ситуации также.
Имя назвал, желание выказал, большего и не надо. Может у человека горе какое, трудности в жизни, и он хочет просто надраться, как козел. В этом Ричард, как никто другой, мог составить компанию. Напоит, выслушает, мерно покачивая в такт словам головой, и даже до дома донесет, если силы останутся. А на благородное дело они всегда оставались. И не важно, что бывший полицейский мог упасть рядом на кровать со «спасенным» от ночи в баре собутыльником и там же заснуть.
Ричард кивнул, повел головой, чтобы шея так приятно хрустнула, встряхнул руки, да пошел в душ, закинув полотенце на плечо. По ходу огляделся, убеждаясь, что местные надзиратели – это как его подчиненные в участке, откуда он сбежал. Сидят на жопе и трескают пончики. В спортзал ходят два с половиной человека, из которых Грант, кажется, был за двоих.
В душевой и подавно не было никого, хотя по обыкновению она была одной на всех мужчин посетителей. Впрочем, будь она даже битком набита, стеснения Ричард не испытывал. Скрывать ему было нечего, как, собственно, и красоваться. А вот в женскую раздевалку он бы с удовольствием наведался в таком виде. Только фигового листа не хватало для полноты образа Адама.
Смыв с себя пот и легкую усталость после тренировки, чувствуя приятный и привычный гул мышц рук и торса, бывший полицейский вытерся и нацепил привычную одежду. Джинсы, берцы, да черную футболку. Со вторыми немного помучался, чтобы зашнуровать, привычно же матюгаясь под нос. А потом нашел Ника, мотнув головой в сторону выхода, мол, пойдем? Или у тебя еще какие-то дела тут есть?

0

7

С Ричардом шаман столкнулся на входе в душевую: точнее, он на входе, а Ричард - на выходе. Аккуратно разминувшись, ашен шагнул в гулкое влажное помещение, собираясь ополоснуться, а потом уже идти и заливать в себя невкусное пиво. И ради чего такие мучения? - исключительно для того, чтобы больше походить на человека и вписываться в общество, хотя оное было Ниасу до лампочки, и нафига людям эти его старания, он искренне не понимал. Вот где логика в этом мироустройстве?..
Ашен спохватился, что спортивные штаны и майку успешно снял, а вот напульсники, с которыми не расставался и здесь, забыл, и теперь махровая резинка успешно пропиталась водой, потемнела и набрякла. Со злым шипением Ниас содрал их с рук и в сердцах швырнул на кафельный пол. Напульсники сочно чвакнули, приземлившись в потоки воды. Вот кшахо, запасных у него с собой нет, придется натягивать рукава на ладони. Нет, конечно, можно пощеголять шрамами на запястьях, но такие "украшения" возбудят интерес даже самого скромного и вежливого собеседника. Насколько Ниас успел заметить, Грант был хорошим парнем, но до скромности ему было, как до континента по морскому дну на карачках. Далеко, короче. Поэтому можно было не сомневаться: заинтересуется, расспрашивать начнет. Ну не выкладывать же ему все и сразу...
Тут шаман спохватился, что время-то идет, а он слишком много внимания уделяет суетным мелочам. Сделав пару глубоких вдохов и несколько поверхностных, он выбросил из головы все эти домыслы, быстро ополоснулся и, подобрав и выкрутив злосчастные напульсники, потопал в раздевалку. А то прособирается, а потом бабой назовут... Опять эти социальные правила: Ниас не мог взять в толк, почему это настолько позорно - быть приравненным к женщине (ведь у ашенов они вполне охотились наравне с мужчинами, и вообще уважались и ценились), но раз все обижаются, надо обижаться - это он усвоил. Повторяй за другими, если не знаешь, что делать.
Натянув на влажное еще тело мешковатые штаны с карманами по бокам, майку и поверх - рубашку с длинным рукавом, в нераздражающую синюю клетку, Ниас проверил, чтобы шрамы на запястьях были скрыты манжетами, быстро завязал шнурки на кроссовках и вышел из раздевалки. Тут его как раз и высмотрел Ричард, кивнул на выход, и шаман, наклонив голову в знак согласия, пошел в указанную сторону.

Отредактировано Ник Гримм (2013-10-24 03:01:56)

+1

8

Ситуация была презабавнейшей. Ричард всячески старался изгольнуться, чтобы познакомиться с новым человеком, а тот тупо молчал. Это уже начало не то что бы напрягать бывшего полицейского… раздражать тоже было не совсем то слово… о! Это заставляло его задуматься. Что, черт возьми, такого случилось в жизни этого брюнета, чтобы он утерял всю радость и прелесть жизни?
Конечно, Ричард не считал себя золотцем божественным, которому все должны были быть рады, как потенции в восемьдесят лет. Но он был общительным, компанейским, открытым. В общем, таким, каких любит кобла пьяных и развеселых мужиков вкупе с надлежащего поведения девками.
Да, твою мать, Грант, даже когда работал с коллегами более низкого пошива, не молчал, хотя и должен был олицетворять нерушимое мрачное лицо закона в должности начальника отдела! Шуточки, смешочки, порою слишком хабальные выражения – все сыпалось изо рта Ричарда, как будто так и должно было быть. Ему было к лицу, если эту морду можно было назвать лицом.
- Похоронная процессия, мать ее, - пробормотал под нос Ричард, выходя на улицу со своим «молчаливым Бобом» и тут же закуривая. Хоть бы поинтересовался о чем-то ради приличия. Шатен был уже не против даже переспрашивания его имени. Было реально не по себе.
«Ладно», - решил про себя Грант, - «Алкоголь сделает все за меня, если мое общество, мой дорогой, ты считаешь недостойным, дабы открыть свой чудный ротик». Злоехидство так и перло изо всех щелей, но бывший полицейский сдерживался. Все же как-то неприлично было хамить и грубить первому встречному. Так никакой дружбы точно не получится. Это ему мама говорила. В глубоком детстве.
Выбросив окурок у входа в бар (там ведь еще не было пика состояния «хоть топор вешай»), Грант завалился внутрь, шмыгнув носом и осматривая всех посетителей. Их было не много, час был довольно ранним для сего заведения. Но это должно было исправиться уже в следующем часу. «Что там было про Магомеда и гору? Если этот странный чувак не разговорится, изрядно набравшись, естественно, с горя, я найду свое утешение в компании местных охранников, которые через пару часов пойдут сюда закрывать, хе-хе, смену», - успокаивал себя мыслями мужчина.
- Что пить будешь? – поинтересовался у Ника шатен. Ведь фраза «по пивку» не означала, что можно пить только пиво. По крайней мере, в понимание Гранта это был в первую очередь хороший американский патриотический виски. Его-то Ричард и заказал у бармена, здороваясь за руку с уже привычной мордой за стойкой.

0

9

Общение Ниаса с барменом ограничилось вежливым кивком первого: в отличие от Гранта, он в баре бывал весьма редко. Да блин, он за все три года побывал тут меньшее количество раз, чем этот мужик за неделю! Впрочем, лично шаман из-за этого не убивался: алкоголь ему как-то не понравился, как по действию, так и по вкусовым качествам, и из двух основных пагубных привычек Ниас выбрал курение. Но все-таки изредка выпивал, правда, это было настолько изредка, что предпоследний раз он мог вспомнить с трудом. Предпоследний - потому что последний был еще свеж в памяти: после знакомства с новой Надзирательницей Ник не выдержал, пошел вот в этот самый бар и надрался, как какой-нибудь охранник. Помочь это, правда, не помогло, да и как бы неадекватное состояние, включавшее в себя траекторию движения "змейкой" и адскую головную боль на следующее утро, помогло наладить контакт с этой бой-бабой? Но, наверно, шаман капельку понял, зачем люди напиваются. Вот зачем выпивают - так и не улавливал.
В общем, именно потому, что он почти не пил, ему пришлось после вопроса судорожно соображать, что же он будет пить, если пиво отменяется. И слава небу, а то пиво было совершеннейшей гадостью, какой сам Ниас постеснялся бы морить паразитов, а люди его поглощали в неимоверных количествах. Перебрав в памяти известные ему спиртосодержащие напитки, Ниас решил:
- Ром.
Это было еще более-менее сносно и не совсем фатально, если, конечно, не выжрать бутылку в одну харю. Поразмыслив еще, ашен решил начать беседу классическим:
- Значит, ты уже неделю здесь?
Реплика была почти риторической, крайне предсказуемой и предполагала развернутый ответ, если не рассказ всей биографии. В данном случае лучше всего работало правило "успей спросить первым". Теперь Ниасу, приземлившемуся на приглянувшийся стул, оставалось слушать, а Грант пускай отдувается, тем более что он, кажется, поболтать был всегда не против, учитывая, что по дороге в бар он сопел все громче, явно не наслаждаясь установившейся между двумя новыми знакомцами тишиной. Ну вот пусть он и начинает вечер встреч, а Ниасу еще надо было как-то освоиться. Как было сказано ранее, с социализацией у него было на троечку. По стобалльной шкале.

+1

10

Услышав желание собеседника, пока еще дерьмово проявившего себя, как собеседник, если уж по-честному, Ричард кивнул, подзывая бармена и заказывая две порции рома. Это была какая-то дурацкая социальная привычка. Пить то же самое, что и твой компаньон, не выбиваясь из стада. Простите, из компании. Исключением могли быть только какие-то противопоказания, ну или ярые предпочтения. Бывшему полицейскому было ровным счетом чхать, что пить. Главное, чтобы горело (что не горит, подожжем и выпьем), такому правилу он следовал всю жизнь.
Мужчина закурил вторую, чувствуя себя не слишком уютно. Все же были люди, с которыми с первых пары слов начинаешь плыть, как рыбка по течению, а были такие как Ник. Вот сидит он, молчит, и че ты ему сделаешь? Не в лицо же орать – какого ляда ты пошел со мной? Романтически помолчать в сторонке? Ну, тогда можем на диванчик уединиться, попонимать друг друга с первого взгляда. Тьфу ты… Что же, оставалось потерпеть полчасика, пока ром не начнет греть сердце и душу. Тогда Ричарду станет все равно, он будет весел и бодр как никогда.
- Неделю, - согласно кивнул шатен, стряхивая пепел в стеклянную тару, подтягивая к себе принесенный стакан рома, оплачивая картой сию покупку за двоих. Обещание дал, обещание исполнил.
- Дерьмовое местечко, надо сказать. Хотя платят недурно за непыльную работенку, можно и потерпеть, а? – усмехнулся он, отпивая глоток крепкого напитка, даже не закусывая его. Закусывать – только градус терять. После пары-тройки таких «стопок» можно было и зажевать… лимончиком.
- Семь дней здесь проторчал. В тренажерке, да в баре. Выдали какого-то разукрашенного выродка, - Ричард покачал головой, крепко затягиваясь, даже и не думая, что подобный «выродок» сидит рядом и сверлит его внимательным взглядом, - Тот уже тут половину своей жизни проторчал. Ничем от человека не отличается, если не считать его повернутость на всю голову на каких-то панковских образах, знаешь, как в девяностые, - он снова усмехнулся, - И че мне с ним делать? Пасти, как овцу горную, что ли каждый день? Бред какой-то…
Последние фразы бывший полицейский пробормотал уже в стакан, делая еще один широкий глоток, чуть поморщившись. Он в основном смотрел на окружающих, на работу бармена, иногда скашивая глаза на Ника. В обыденной жизни шатен старался искоренить полицейскую привычку смотреть людям точно в глаза, зная, как тех это напрягает. Они ведь не на допросах. Да и Ричард не следователь.
Особенно разглагольствоваться он не стал. Пусть уж собеседник постепенно включается, превращая монолог в диалог. Поговорить сам с собой Ричард сможет и потом, когда опустошит бутылочку полностью.

0

11

Ниас даже понимал, относительно, что именно от него требуется, - поддержать беседу. Вот только как именно это делать, он не понимал. В его понимании беседа вообще была не шибко важной частью социализации, поступки говорили больше слов, а в своем племени шаман не имел много свободного времени, чтобы разговоры разговаривать. Но здесь все было по-другому, это он уже уяснил. Он даже одно время честно читал (а половину пролистывал) книги по психологии, силясь понять этих странных людей, и запомнил, что беседа должна находить взаимоотклик. То есть один говорит - другой слушает и поддерживает, если очень надо, а не перебивает репликами в духе "Это что, а у меня...". Тогда получается два монолога, совсем не беседа.
Насколько шаман понимал, сейчас его пригласили побеседовать. Но Ричард не был слишком доволен тем, что говорить приходилось ему. На этом мысль Ника останавливалась. Ясное дело, его собеседник не вдавался в психологические бредни ни разу за всю свою жизнь, помимо краткого курса, как вести переговоры с маньяками-террористами-самоубийцами. Ну вот такая нестыковка. Тем не менее, ашен честно постарался поддержать разговор.
- Ну а чего тогда сюда работать пошел? Из-за денег? - Ниас глотнул рома, сделал паузу, сглатывая терпкий привкус. - Или тебе не сказали, в чем будет работа заключаться?
Хе-хе, учитывая умеренную секретность объекта - навряд ли. Скорее, в самом деле прельстился "непыльной работенкой", решив, что с ашенами - не с людьми, педагогический талант не нужен. А уже когда сюда попал, понял, что тут скорее филиал исправительной колонии для несовершеннолетних, но было поздно пить боржоми. Что ж, не он первый, не он последний.
Ник хмыкнул, натягивая рукава на ладони:
- Ну, собственно, тебе его и дали, чтобы ты его пас и воспитывал. Делал из него человека, - эту фразу он почти что выплюнул, - в прямом смысле.

Отредактировано Ник Гримм (2013-11-15 02:25:18)

+1

12

Когда Ник открыл рот и начал говорить, Ричард был неслыханно удивлен. Правда, стойко не показал своего великого благоговения. О задница господня, он умеет говорить! Главное, теперь не сбить это состояние собеседника. Это как на охоте – не спугнуть зверька. Надо действовать аккуратно и четко. Например, не мешать Нику надираться и лишь поддерживать его разговор ни о чем.
- А тебе разве сказали? – усмехнулся шатен, отпивая ром и глядя теперь на оживившегося (или ожившего?) собеседника, - В приглашении было написано «Работа с иноземными существами» или как-то так, ну и предупреждение о повышенном риске для жизни. Это бы могли и не писать. С указанной суммой зарплаты сразу понимаешь, что целым и невредимым не уйдешь, - мужчина хохотнул.
Его вообще это не волновало. Его бывшая работа, с которой его дернули сюда, не отличалась спокойствием. Конечно, можно было воспользоваться служебным положением и крепко засесть на задницу, прирасти корешками к стулу и копошиться в бумажках, но Ричард боялся, что через месяц такой жизни он бы воспользовался уже служебным пистолетом. Или себе в висок, или пошел бы убивать всех направо и налево, чтобы повысить преступность в городе.
- Уже здесь на пропускном пункте мне рассказали, что от меня требуется. Я в няньки не нанимался, конечно, но и шуровать обратно уже не хотелось. Хрен с ним, поработаю… - продолжил степенный неторопливый рассказ бывший полицейский, опустошив стакан и попросив бармена повторить. Он взял, наконец, лимончик и, чуть поморщившись, зажевал его. После этой непродолжительной паузы Грант продолжил.
- Да он уже человек. Разве эти дикие и необузданные звери будут красить волосы, украшать себя всякими проколами и прочей дребеденью? – все же неделя пребывания слишком мала для анализа. Ричард еще не сталкивался с ашенами, которые действительно «украшали» себя так, чтобы сливаться с людьми или просто ради интереса. Он считал их детьми природы, эдакими Маугли без питонов и пантер, которым дай волю – голыми бегать будут.
- А у тебя кто? Говорят, что если воспитываешь парочку, получаешь в дважды больше. Ха, я бы взял пяток таких же идиотов, - усмехнулся шатен, подтягивая к себе новый стакан с алкоголем, оставляя кредитную карту прямо на стойке. Чего за ней постоянно лезть? Дурацкая система… Нет бы копил все его заказы, а потом рассчитал за все, нет же, за каждый глоток надо отчитываться.

0

13

Судя по нежелательному для Ниаса вопросу, вечер посиделок стремительно катился к концу, едва успев начаться. Сейчас он скажет, что вообще-то не он, а его "воспитывают", получит поток мата, возможно - удар в зубы, и на этом начало прекрасной дружбы загниет и в муках сдохнет. Разумеется, про дружбу Ниас не думал, но суть была именно такой.
Заглянув в свой стакан так, словно надеялся найти там готовый текст, какой бывает у дикторов новостей, шаман помедлил с ответом, пытаясь просчитать варианты. Сделал еще глоток рома, смакуя вкус, как и полагается делать, но ничерта особенного не уловил. Если прикинуться таким же, как и Ричард, Надзирателем? Это вызовет еще кучу вопросов, да и потом, обман в любой миг может вскрыться. Что-то ни так, ни так не было хорошо. Не то чтобы безумно хотелось закорешиться вот именно с этим человеком, любезно угощающим выпивкой (которой, по-хорошему, не шибко и хотелось), но социальные нормы, нормы!.. Ник был намерен их соблюдать, чтобы продержаться здесь как можно дольше, и потому лихорадочно придумывал выход из ситуации. Полез за сигаретами, достал зажигалку, растягивая время. Бармен, увидев это действие, поставил на стойку пепельницу, очень кстати. Неторопливо закуривая, шаман решил: кшахо, будет изворачиваться. Ведь прямого вопроса задано не было, так что человек сам виноват, если что-то там себе вообразил или не так понял. Просто уж больно не хотелось видеть снова это брезгливо-настороженное выражение лица, появляющееся тут у большинства, когда они узнавали, что у их собеседника нехилые клыки.
- Ашены не такие уж и дикие звери, - заметил Ниас наконец, окутавшись жидким дымком. - У разных племен разные традиции, они себе и татуировки наносят... и много еще чего.
При этих словах он неосознанно снова потянул вниз несчастные рукава, стремясь наверняка скрыть свои ритуальные шрамы. Звери до такого просто не додумались бы - проделывать подобные вещи друг с другом исключительно ради обозначения статуса.
- У меня?.. Баба, - с отвращением признался шаман. Всегда можно сказать, что не понял вопроса, но его Надзирателем в самом деле была женщина, и это, насколько он успел начитаться про человеческую психологию, был полный кошмар. Он аж свой стакан сейчас осушил, запивая воспоминания. - У меня от нее каждый день голова болит. Серьезно, она вообще не слушает, что ей говорят, как будто разум ей отключили за ненадобностью.
И вот она, самая благодатная тема для беседы: женщины!

0

14

Ричард подтянул к себе вторую пепельницу и закурил снова. Дурацкая реакция. Когда пьешь, всегда курить хочется больше. Будто алкоголь мешает проникать никотину в кровь, и кажется, что никогда не накуришься. Да еще и когда твой собеседник закуривает, потребность как будто возрастает. Крепко затянувшись, по привычке нахмурив лоб, бывший полицейский выдохнул струйку сизого дыма, автоматически стряхивая пепел, которого толком еще не накопилось. Тоже дурацкая реакция. Как будто успокаиваешься, дергая эту несчастную сигарету пальцами.
- Как-то еще не довелось изучить их особенности досконально. В той бумажонке, которую выдали на входе, информации с гулькин хрен. Ей только подтереться и можно, - пробормотал Ричард, не выпуская фильтра из губ, кратко осматривая редкий народ на танцполе. В парочке девиц он опознал местных медсестер, и сделал отметку в голове познакомиться с ними поближе. Желательно, совсем близко. Так, что даже одежда будет лишней, хех.
Тем не менее, навыки не пропьешь и на баб не променяешь. Цепкий взгляд бывшего полицейского заприметил уже который раз, что Ник дергает свои рукава, натягивая их на запястья, как замерзающий зимой. Это было странно, учитывая то, что в помещении было достаточно тепло, даже кондиционеры работали, чтобы не задыхаться. Ричард стал следить за руками собеседника. Естественно, ненавязчиво. Как-то откровенно пырить на руки, не отводя немигающего взгляда, было бы куда более подозрительно, чем рефлекторные подергивания рукавов.
Мозг, немного подпорченный алкоголем, медленно шевелил шестеренками. Он анализировал, какие именно слова вызывали у Ника такую интересную реакцию. И спустя пару глотков решение пришло – парень говорил об ашенах и тут же начинал нервничать. Ох, не зря Ричард работал в полиции, а не просто пончики жрал. Шатен усмехнулся, поднося к губам стакан с ромом, потом затянулся снова, затушив «бычок» о толстое стекло пепельницы.
- Баба… Была бы человеческая, голова бы болела у нее, а? – похабно осклабился Ричард, не упуская от себя мысли о том, что же все же под рукавами у паренька? Неужели те самые татуировки, о которых он только что рассказал? Мысль о том, что рядом с ним сидит настоящий ашен, полностью очеловеченный немного пугала мужчину. Не потому, что он боялся смерти от укуса, а потому, что если этот спокойный парнишка так ловко маскируется под человека, то сколько их могло ходить в Портленде? Еще тогда, когда Грант не знал, какие эксперименты проводят в Красной зоне?
- Они вообще здесь долбанутые, если заселяют в один дом мужика и бабу. Понятное дело, разная раса, но етить-колотить, вот кайф-то каждый день смотреть на ее человеческие сиськи, а потом поднимать взгляд на клыки. Так и импотентом можно стать, - усмехнулся бывший полицейский, подперев кулаком щеку после очередного глотка.

Отредактировано Ричард Грант (2013-11-21 01:42:49)

0

15

- Ничего, если ты тут задержишься, то скоро узнаешь много любопытного, - ободрил собеседника Ниас. Под сей расплывчатой фразой можно было понимать что угодно, но вообще-то буквально она переводилась как "Если тебя, такого необученного, не загрызут и не уволят, скоро увидишь, что люди нихрена не продумали всю эту систему, и все куда хуже, чем кажется". Он не был склонен к пессимизму, но когда смотришь на проблему изнутри, как-то невольно расстаешься с иллюзиями.
Ник допил свой ром и, подумав, жестом попросил бармена повторить, а пока тот наклонял над его стаканом квадратную бутылку, - затянулся и вдумчиво изучил сигарету. Что-то кольнуло в ткани штанов, может, просто какая-то занозина, Ниас вздрогнул, почесал ляжку и не заметил, что от этого движения рукав, так тщательно охраняемый, слегка задрался, приоткрывая шрам на запястье. Шрам наводил на какие-то недобрые мысли: он был очень четким и явно старым - ни покраснения кожи вокруг, ни неровностей. Тем не менее, полоса на запястье была не белой, а бурой, как засохшая под верхним слоем кожи кровь, и к тому же перечеркивалась короткими полосками-стежками. Складывалось впечатление, что это такой грим, который Ниас забыл смыть после Хэллоуина; подобный шрам мог остаться, если бы кисть отрубили чем-то острым, а потом пристебали обратно и к тому уже умудрились после этого уговорить ее наживиться, срастись и вновь заработать. Спохватившись парой секунд позже, шаман одернул рукав и метнул настороженный взгляд на Ричарда: увидел-нет? Как среагировал? При этом разговор никто не заканчивал, и он машинально хохотнул в ответ на сальную шуточку, хотя внутри равнозначного восторга не испытывал.
- А ты займись самовнушением, - посоветовал он, растягивая уголки рта в ухмылке (он очень старательно отрабатывал ее весь второй год пребывания здесь, специально для того, чтобы выглядеть дружелюбным шутником), - потому что если ты вдруг решишь полапать бабу из ашенов, даже если она не откусит тебе чего-нибудь, взыскание вкатят по самые гланды. Так что лучше вообще на их сиськи не смотреть, а делать вид, что это плод твоего воображения, причем не самый удачный.
Взяв заново наполненный стакан, Ник сделал пару глотков. Пока что расслабиться нифига не выходило: тянуло сразу продемонстрировать клыки, ощерившись, и ждать результата. А то что это за посиделки, когда ежесекундно ожидаешь удара по означенным клыкам?

0

16

Ричард усмехнулся, пропуская краткий смешок. Все же парень был забавным. Это стоило признать. Бывший полицейский мысленно гордился, что был прав – после каждого стакана рома Ник становился все говорливее. Он научился улыбаться, пусть и не так широко, как собеседник, но все же. «Смотри че, говорить научил. Еще немного и ползать научу после бутылки то сорокоградусного», - ухмыльнулся про себя Ричард, раздавливая пальцами докуренную до букв сигарету, - «Можно сказать к детям готов! Опыт воспитания уже имею».
- Главное, не узнать самого интересного. Превращаешься ли ты после укуса ашена в ашена или нет, - хохотнул шатен, доставая из пачки следующую сигарету, хотя и минуты не прошло после предыдущей. Алкоголь такая коварная штука. Ричард знал, что завтра будет плохо. Будет кашлять с утра, как после сраных рудников Аризоны. Но ничего с собой поделать не мог, поэтому вдохнул слабый огонек зажигалки, вновь глотая горький дым табака.
Его взгляд периодически опускался на запястья собеседника, и в какой-то момент ему чертовски повезло. Ник опустил руку, и рукав съехал. Только многолетний опыт работы помог Ричарду сохранить то же равнодушное выражение лица. «Черт? Что ты за дитя Франкенштейна?», - мысленно же мужчина скривился. Зрелище не слишком неприятное после того, что Ричард в принципе видел на своей жизни. Но все же не обыденное типа наркоманских расчесов.
- Ха! Если бы еще отличать их от человеческих баб, - отозвался бывший полицейский. Внутри он анализировал увиденное, отпивая из стакана алкоголь. Навряд ли это было действительно то, чем казалось. То бишь мало кто бы стал так варварски пришивать оторванную кисть. Скорее всего просто шрамирование. Но на хуя попу баян-то? Или это то, о чем говорил Ник про ашенов? Тогда ответа только два. Либо он сам ашен, либо косит под этих тваренышей.
- Некоторые очень даже похожи на людей, - ненавязчиво сказал Ричард и решил играть ва-банк, - Например, как ты, - он это сказал так равнодушно, что не сразу зацепишься за суть фразы. Правая рука оставалась занята стаканом, а левая лежала на бедре. Ричарду не часто приходилось стрелять с левой, но если Ник действительно окажется ашеном и взбесится, придется быстро научиться. «В фильмах про вампиров часто показывают, как люди обливают их алкоголем. Конечно, на этих клыкастых такая фигня не подействует, но стакан вмажется в рожу очень даже неплохо», - усмехнулся бывший полицейский, не чувствуя никакого страха.
Он и не проявлял агрессию первым. Пил себе и пил алкоголь. В конце концов, Ник мог напасть на него уже давно, возможностей было море. Если ждал ночи, чтобы сожрать его, то Ричард показал сейчас, что в курсе о его происхождении. Если же просто был спокойным, как, например, его подопечный, то шатен ничего против не имел. Он не был ашеноненависником, как его брат. Но вот повторно пить с Ником уже бы навряд ли рискнул…

0

17

- Ну это гарантированно могу тебе сообщить: не превращаешься, - Ник вмял сигаретный бычок в пепельницу, ухмыляясь. - Сам посуди: инциденты сплошь и рядом, если бы эта зараза передавалась через чьи-то клыки, тут весь остров кишел бы кровососами.
Да, в этом он тоже поднаторел: пренебрежительно отзываться о сородичах. Нет, знаете ли, есть некоторые племена, которых не грех и назвать вот именно так. Что касается врожденной гордости, то она скорее относилась к личности, нежели к родовому наименованию, так что нахрен ему все эти вспышки больного самолюбия?
Вот только слишком часто, как показалось шаману, Ричард косился на его запястья, пока не увидел то, чего так жаждал. "Вот кшахо!" Большего палева и представить себе было нельзя. То, что это было именно палевом, подтвердилось следующей репликой мужчины, который ничем другим не продемонстрировал своих подозрений. Пожалуй, если бы Ниас не прожил тут три года и не развил паранойю (а также если бы не был ашеном, обладающим почти звериным чутьем), это могло бы остаться незамеченным. Но Ричард явно что-то заподозрил и задумал. Знать бы только, что.
Усилием воли Ник заставил себя не дергаться. Если не давать ему повода подумать, что им хотят закусить, человек навряд ли выхватит оружие и станет палить без разбора... хотя в данном случае ошибиться будет крайне неприятно. Прокрутив в мыслях сказанное Ричардом, шаман сделал глоток рома, причмокнул и буднично повернул голову к собеседнику:
- Это я сейчас не понял, ты меня ашенской бабой, что ли, назвал? - в голосе не было угрозы, но сама фраза подразумевала, что угроза без проблем может там появиться, если - если - Ник найдет в этих словах оскорбление. Ибо стоило подключить немного искаженную логику, и выходило, что Ричард именно это сказал. Про ашенских баб, про похожесть их на человеческих, про самого Гримма. Хоть и имел в виду совершенно другое.
"Посмотрим, как ты на это отреагируешь."

+1

18

Вот именно это Ричарда и смущало. Да-да, не то, а вот это. То, что Ник отзывался об ашенах более чем пренебрежительно. Среди людей, конечно, бывали мизантропы. Но отчего-то в голове бывшего полицейского забилась стереотипная мысль о том, что среди этих диких зверей таких нет. Что они ненавидят только людей, а между друг дружкой у них мир, труд и вечный май.
Отчего же он тогда так смотреть начал странно? Не то что бы затравленно, но выжидающе. Явно подготовил что-то внутри своей головушки буйной. Ричард даже невольно дернул пальцами левой руки, пересиливая желание схватиться за пистолет. Надо, наверное, как-нибудь к психологу сходить. Понабраться стойкости и терпения. Все же уже солидный мужик, не последнюю должность занимал в участке, а тут попал на этот чертов остров, и дергаться начал. Как бы глаз только не начал подрагивать в такт от увиденного и услышанного.
Ник и выдал. Чуть натянутая фраза со скрытой угрозой. Шатен внимательно посмотрел на лицо обнаруженного ашена, пытаясь распознать в монолитном лице намек на истинные эмоции. Получалось плохо. Все же он был не детектив какой-то из БиБиСишных фильмов и не следователь.
- Да я вроде сисек у тебя не наблюдаю, чтобы сделать такие выводы, - коротко хохотнул Ричард, проявляя максимум дружелюбия. Одним широким глотком он допил свой стакан. Шестеренки в его голове уже не то, что натужно скрипели, а ревели от этой натуги. Своих обкладывает, спасибо на том, что не отборным. На заявления о том, что он ашен, отвечает с тихой агрессией. Может, все же, Ричард ошибся? Признавать это, преисполненному гордости мужчине, было сложно. Он не мог ошибиться! Это же опыт, который, как ему говорили, пропить нельзя!
- Ладно ты, не напрягайся, - усмехнулся бывший полицейский, покручивая в руке пустой стакан, - Сам же ляпнул про какие-то татуировки, сам засветил свое шрамирование. Что тут еще подумаешь, а? – спокойно сказал Ричард. Он не искал ссоры, но и не хотел оставаться в дураках. Если Ник все же был ашеном, в чем шатен был уверен на девяносто девять процентов, он и так слишком долго его за нос водил. Как сопливого пацана какого-то.
- Пить-то еще будешь? – поинтересовался Ричард. Умирать-то если, то с песнями! Пьяным и счастливым. Хотя отчего-то мужчине казалось, что ашен не собирается даже покушаться на него. Если, конечно, не извращенец какой-то, предпочитающий кровь с огромным количеством алкоголя и никотина.

+1

19

- Ну и на том спасибо, - хмыкнул Ник, уже усвоивший (и довольно быстро, хоть и не на своей шкуре), что люди очень странно относятся к мужским союзам. Ну да, у них женщин было куда больше, да и физиология другая... но если бы собеседник начал пялиться на его, Ниаса, отсутствующие в сравнении сиськи, огреб бы по зубам вне зависимости от наличия пистолета. Скользкая тема, однако...
Осушив свой стакан, шаман поглядел на мужчину. Похоже, тот уже начал нервничать, как бы глупостей не наделал. Но Ник еще не знал, как у того будет с глупостями, если он узнает, что таки да, его собутыльник щеголяет клыками и любит более гемоглобиносодержащие коктейли. А поводить за нос - это вообще святое, хотя бы в порядке маленького развлечения.
Впрочем, Ричард пока что не торопился делать выводы во всеуслышание, равно как и дырявить шамана пулями. Даже выпить предложил, и Ниас, поразмыслив, пришел к выводу, что это вполне может быть расценено как знак дружелюбия. Он пододвинул пустой стакан бармену и достал себе сигарету, оставив пачку на стойке - чего каждый раз лазить.
- Фантазия у тебя... - буркнул он, щелкая зажигалкой и втягивая в легкие первый дым. - Татуировки, шрамы... это вообще, между прочим, твоя тема. Ну да ладно, мелочи...
Ну да, соскочить с татух на шрамирование и провести параллели... На самом деле ашен ругал себя на все корки: надо же было так засветиться! Ведь мужик-то неплохой, могли бы дружить... а сейчас он, конечно, тут еще сидит и пьет, но - не исключено, что лишь до получения своей гипотезе прямого подтверждения. Хотя дружбу с людьми заводить Ник опасался, да и кому нужна дружба с ашеном? Постоянно ощущать неслучившийся укус голой шеей мало кто сможет, нафига такой напряг для нервов? Куда проще держать этих зверей под постоянным прицелом, а общаться только со своими. Так большинство и поступало, а меньшинство (даже при наличии отсутствия мужских союзов) негласно, но активно осуждалось.

0

20

Если бы кто-то сейчас додумался сказать Ричарду что-то вроде: "Эй! У тебя же есть диплом психолога, чувак! Ты должен уметь распознавать ложь за версту!" - шатен бы ему в лицо плюнул. И растер бы тряпочкой. У него был диплом психолога, а не волшебника. И да, Ричард, действительно, верил в то, что опытные психотерапевты, проработавшие много лет по специальности, могли устанавливать какие-то причинно-следственные связи куда лучше него, не работавшего в этой области ни минуты. Но в полутемном баре, где стоял вечный кумар, как бы не работала система вентиляции, при сверкающих бликах и огнях, при громкой музыке и гомоне людских голосов, да еще и на чуть-чуть пьяную голову определить по глазам, жестам и интонации врет человек или нет было просто невозможно.
Поэтому Ричард сказал себе: "Да срать!". Нужно было быть просто немного начеку. Если перед ним сидел ашен, то рано или поздно он проявит себя. А если не проявит - чего воду мутить? Мужчина не был на войне, а в Красной зоне находился только пару недель и еще не получил столько шишек, чтобы начать ненавидеть этих существ, как родной брат, например. Его только запугивали какими-то страшными сказочками. Мол, выйдешь ночью погулять, без головы и останешься... Но пока Ричард видел только вполне адекватных ашенов, которые, конечно же, были недовольны такой системой, направленной против них, но особенно не возникали.
- Да, татуировки - это моя тема, - усмехнулся в итоге Ричард. Мужчина, действительно, был полностью ими покрыт. Притом дурацкими. Потому что сделанными по-пьяни в основном. Но сейчас было видно только две из них - на запястье сверкала самая позорная, гласящая "любовь", а на фаланге одного пальца чернела какая-то арка. Их шатен, посмеиваясь под нос, и продемонстрировал. Главное - снять напряжение в общении, а дальше видно будет.
Так-то бывший полицейский рассуждал также. Дружить в полном смысле этого слова с ашеном навряд ли получится, каким бы он ни был золотым. Мысли о том, что для этого якобы человека ты - всего лишь сочный бифштекс, который нельзя только из-за строгих правил, никак не внушали доверия.
- Ну что, кому морду будем бить, когда надеремся до чертиков? - доверительно усмехнулся Ричард, как будто и не было той тяжеловатой темы. Даже руку, что держал наготове рядом с кобурой, убрал обратно на стол, крутить в руках зажигалку. Да если будет угроза жизни, он и зажигалку в глаз вогнать сможет! От страха, конечно.

0

21

Продемонстрированные татуировки Ниас добросовестно изучил и ухмыльнулся - сложно было сказать, насмешливо или одобрительно, но и то уже реакция. По крайней мере, собутыльник-собеседник перестал дергаться и коситься так, словно ежесекундно ожидал нападения пришельцев-мутантов с огромным количеством щупалец, кои могли быть применены разными и весьма неприятными способами исключительно и в первую очередь к нему. Бармен как раз вернул ашену наполненный стакан. Пить больше не хотелось, но именно сейчас атмосфера несколько просветлела (фигурально, потому что дыма в воздухе висело немало), и похерить собственные усилия по социализации Ниас не собирался. Он вообще был горд собой: ему еще не возжелали набить морду за едкие словечки, это ведь прогресс! И опять же он молодец, что сам сдерживался, потому что ляпнуть что-нибудь язвительное и огрести за это Ник был мастер. Правда, с течением времени все меньше желающих находилось отсыпать ему люлей, но все-таки оные встречались, а шаман не был первым силачом на зоне, так что и сам мог отхватить от превосходящего противника. Словом, сложная это вещь - общение.
Последив несколько секунд, как Ричард тискает зажигалку, Ниас усмехнулся в ответ:
- А кто на нас косо посмотрит, тому и будем, - он подозревал, что это - часть распивочного ритуала. Настолько тщательно ему еще не приходилось оный изучать, а познавать новое шаман любил, хотя бы в качестве зарядки для ума. Тем не менее вот это мелкое повторяющееся движение... мужчине явно надо было чем-то занять руки, значит, он не до конца доверял Ниасу, нервничал. Молодец, умный. Может, продержится тут подольше. Может, даже в полной комплектации, а то вон, не далее как на прошлой неделе одного ашена пристрелили во время попытки полакомиться охранником. Туда и дорога, впрочем; думать надо. Взвешивать. Не торопиться. Ник вот не торопился, отпил глоток алкоголя, честно выполняя свою роль, и стал раздумывать, что бы еще такого спросить, чтобы и самому под расспросы не попасть, и беседа не угасла.

0

22

Ричард усмехнулся довольно одобрительно. Конечно, про «набить морду» он сказал в шутку. На сей раз в шутку. Просто не набрался еще до нужной кондиции, чтобы реагировать на косой взор. Зато градус был достаточным, чтобы неадекватно повести себя на какую-нибудь недовольную реплику. Но пока их не последовало. Поэтому, допив стакан, Ричард расплатился за все окончательно, затушил «бычок» о пепельницу, которую бармен уже не успевал менять, и махнул рукой:
- Пошли, подышим свежим воздухом, развеемся, - предложил бывший полицейский, лениво сползая со своего места. Кстати, отличный способ дальнейшей проверки. Тихие ночные улицы. Охрана проходит с определенным промежутком времени. Ночь, время ашенов. Если его странный собеседник, действительно, ждет удачного случая, чтобы незаметно полакомиться человечинкой, то на улице это сделать гораздо проще, чем в полном надзирателей баре.
Потерев ладонью пробившуюся щетину, Ричард сплюнул на землю, едва дверь бара отворилась. Он вдохнул прохладный воздух, застыв на минутку на входе, лишь пропустив Ника следом. Но этой минутки хватило, чтобы еще один пьяный чувак решил выйти следом и был как-то раздосадован широкой спиной Ричарда, стоящего у него на пути. «Хули встал?», - вежливо спросил мужик. Бывший полицейский проявил истинную выдержку. Выдержал какое-то подобие театральной паузы. Потом медленно развернулся и не менее корректно спросил:
- Че, проблемы?
Не то что бы Ричард нарывался на них, эти проблемы, о которых спросил. Но и уходить от «разговора» не спешил. Он же не дурак подраться. Кулаки почесать, гнев свой выпустить наружу. Человек-оборотень. Днем законопослушный полицейский, ночью после пол-литра спиртного превращается в морального урода.
Зато в драке различал своих и чужих. И даже сейчас не забывал о потенциальной опасности еще и сбоку – про Ника.

0

23

Ппредложение подышать Ниас одобрил стопроцентно, хотя выразилось это в кивке: пить ему уже надоело, обоняние притупилось от такого количества сигаретного дыма в воздухе, да и тему для беседы он что-то никак не мог найти. Поэтому, предоставив Ричарду расплачиваться за выпивку и припомнив, что следующий раунд, если таковой будет, вроде как уже его, сполз со стула. Пара стаканов немного подпустила тумана в голову, но соображать шаман не перестал, и о том, как до этого на него подозрительно косился собутыльник, не забыл. Надо было за собой следить, держать себя в руках. Ник это умел, просто не всегда считал нужным. Хотя вот сейчас - отчего бы и нет? Не хотелось портить относительно неплохой вечер.
А вот у кое-кого другого на этот счет имелись, кажется, иные мнения. Ричард застрял в дверях, и к нему немедля кто-то прицепился, нарываясь на бесплатную лицевую пластику. Ник подошел, как раз когда мужик уже набычился и начал что-то нехорошее предъявлять. Ричард пока держался спокойно, но шаман видел, как напрягся мужчина, готовясь к возможной драке. Самому ашену чесать кулаки не хотелось - не чесались они у него, по крайней мере, пока. Поэтому он вежливо постучал пьянчугу по плечу и осведомился, до ужаса дружелюбно:
- Зубы нужны? Тогда отвали с дороги.
Мужик прикинул перспективы и как-то растерял задор. Двое на одного было уже не очень хорошим раскладом, а втягивать в драку весь бар было чревато штрафом за побитую посуду и поломанные конечности. Тем более что один из соперников был явно не библиотекарем, да еще и при оружии, а второй - высокий худющий парень с неприятным взглядом - что-то сильно смахивал на ашена, хоть пока не скалился. Придя к неутешительным выводам, мужик буркнул что-то и ретировался обратно к стойке, сделав вид, что ему просто приспичило пропустить еще стаканчик, и лишать себя этого удовольствия ради низменной драки он не хочет. Ниас хмыкнул вслед, повернулся к Ричарду и указал на дверь:
- Ну? Пошли проветримся.

0

24

Ричард стоял, нахмурившись. Как правильно подметил его спутник, библиотекарем он не был. Ой, не был. Он был самым дурным полицейским, которого только мог увидеть этот перепивший мужик. К его же счастью, Ник оказался более дипломатичным. Лезть сразу не стал, а четко предупредил о последствиях, которые несомненно бы наступили, если бы мужик не одумался. Двое против одного, явный перевес. Хотя Ричарду это не особенно понравилось. Кулаки-то чесались! Не деревья же на улице бить, вроде того: «Какого хера ты тут стоишь, клен ты мой ветвистый?».
Надзиратель проводил своего «собрата по оружию» тяжелым взглядом и кивнул на предложение Ника, выходя на улицу. Свежий ночной воздух бодрил. Но, как помнил еще не окончательно пьяный рассудок, не только его. Например, он хорошо влиял на здоровье ашенов, которым явно доктора прописали лунный свет от всех хворей. Вот они и превращались в эдаких минотавров современности. Коня на скаку остановят и сожрут, горящую избу дорушат. Оказаться на месте коня как-то не хотелось, поэтому цепкий взор то и дело устремлялся на своего спутника.
Ричард тоже подметил, что тот выглядел странно для военного. Тело вроде крепкое, жилистое – не всем же быть мясистыми, как он. Лицо… Тут судить сложно. Они с братом тоже не были топором рубленными огрызками, а вот посчастливилось отслужить, да еще и с честью. Единственное, что смущало бывшего полицейского – руки. Они не были настолько грубы, как у всех военных, постоянно возящихся с металлическим оружием, шнурующих жесткие шнурки берцев и прочее. Но кто сказал, что Ник именно военный? Кажется, в надзиратели брали и спортсменов, и даже педагогов, прошедших хоть какой-то курс самообороны.
- Отлично посидели, - пробасил Ричард, медленно и неторопливо двигаясь в сторону жилого сектора. Им явно было с Ником по пути, ведь он выдавал себя за надзирателя, а следовательно жил рядом, в каком-то из домиков, - Надо будет повторить, а? – усмехнулся он, хотя явным желанием не обладал.

0

25

К здешним светлым от прожекторов ночам Ниас давно привык и даже уже не бесился от невозможности передвигаться так, чтобы никто не замечал, прятаться по теням и - следовательно - ходить куда вздумается. Он шел расслабленной, чуть разболтанной походкой, запрятав руки в карманы легкой куртки, глядел перед собой и всем своим видом демонстрировал: он не только не военный, он вообще тут самый безобидный индивид. Хотя, разумеется, это было далеко не так. Но не написано же у него на лбу "Ашен обыкновенный". Видимо, только поэтому Ричард шел рядом, а не бежал уже в сторону бараков, отстреливаясь на ходу.
Как всегда, ночной воздух прочистил голову и придал сил, поэтому, если быть честным, Нику совершенно не хотелось идти так медленно и лениво, но мускулы не жаловались, наработавшись в спортзале, а вот расхлябанность походки следовало контролировать, в противном случае в шаге появилась бы определенная хищная пружинистость: против природы не попрешь, она считает, что ей лучше знать, что и когда должно включаться в организме. По крайней мере, жажды Ниас не испытывал, а значит, его спутнику ничего не грозило. Только вот тот об этом не знал и потому косился.
- Да, посидели неплохо, - согласился шаман, несколько удивившись этой реплике. Оная означала, что посиделки закончились. Может, он не так понял фразу насчет "подышим свежим воздухом"? Впрочем, если общение подходило к концу, это только хорошо. Довольно утомительно оказалось поддерживать непринужденную беседу с тем, кому ты не желаешь раскрывать своей истинной природы. Возвращаться в прокуренный бар не хотелось тем более. Но вежливость обязывала ответить на вторую фразу, даже если при этом приходилось соврать.
- Обязательно повторим, - хмыкнул Ниас. - В следующий раз я угощаю.
Следующего раза, вероятнее всего, не будет, но он по этому поводу не страдал.
А между тем они в самом деле уже подходили к жилому сектору, и дом, в котором жил Ник, был совсем неподалеку. А шаман все еще не предпринимал попыток закусить своим собеседником, вот жалость-то.

0

26

Ну, а что. Выпито было достаточно. Голова была хмельная, и плевать ей было, что сейчас ее продувал из уха в ухо свежий морской ветерок. Хотелось дурацки ухмыляться, лапать девок и нарываться на неприятности. Но Ричард себя сдерживал. Лучше было проспаться, а подобными глупостями заниматься днем, когда те не станут смертельно опасными. Ник, за которым бывший полицейский пристально следил, это полбеды. На этих кривых улочках могло оказаться и куда большее количество кровопийц. Кто ж за этим следит? Вот он тоже ушел из домика и знать не знает. Может его дурацки-выкрашенный подопечный уже там кровавые оргии устраивает, наматывая чьи-то кишочки себе на шею от вселенского счастья.
Короче! День можно было уже и завершать. Вот Ричард и двинулся в сторону дома, чтобы проверить, как там сладко спит его твареныш, а если чего – надавать ему по самое «не хочу». Ну, там, кишочки снять, от крови отмыть, выдать целебный пиздюль и уложить в кроватку, закапывая трупик на заднем дворе. Для удобрения. Чтобы розочки лучше росли. Ричард глуповато усмехался под нос, как многие пьяные люди. Но мозг еще работал, как дань привычкам полицейского.
- Беру с тебя слово, - пробасил, рассмеявшись Ричард, когда его друг по тренажерному залу, а теперь и по бару, сообщил, что в следующий раз оплачивает выпивку. Вот теперь повторения отдыха шатену хотелось! Кто ж откажется от халявного бухла? Уж точно не младший Грант. Ашен этот Ник был или не ашен, а раз алкоголем угощает, значит, что-то человеческое и хорошее в нем было.
- Давай, спокойной ночи, - запнувшись пару раз сказал шатен, когда Ник приостановился около какого-то домика. Они здесь все, блин, были одинаковыми! Вот потом захочешь зайти в гости, хрен найдешь, кто где живет. И как его брат различал их на всяких своих обходах, тем более, что все часто переезжали с места на место?
Бывший полицейский крепко пожал руку Ника, все же напоследок оценивая силу его рукопожатия, зная, что ночью эти твари становятся в сотни раз сильнее. Но ничего из этого не вышло. Ну, сильный. Но не так, чтобы кости скрипели и трескались. Как любой нормальный крепкий парень. Махнув рукой, то ли в знаке прощания, то ли просто так по воле пьяного рассудка, Ричард поковылял к себе домой. Где рухнул одетым в кровать мордой в низ и зычно захрапел, радуя своего подопечного не выключенными колонками.

0


Вы здесь » Red Zone » Отыгранные эпизоды » "Тамбовский волк тебе товарищ"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC